Статья 1.1. Законодательство об административных правонарушениях :: vuzlib.su
Ищите Господа когда можно найти Его; призывайте Его, когда Он близко. (Библия, книга пророка Исаии 55:6) Узнать больше о Боге
Главная Новости Книги Статьи Реферати Форум
ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ

Статья 1.1. Законодательство об административных правонарушениях

.

Статья 1.1. Законодательство об административных правонарушениях

1. КоАП - единственный в настоящее время федеральный законодательный акт, содержание которого представляет собой комплекс основополагающих правовых норм, составляющих институт административной ответственности. Соответственно в нем систематизированы нормы, объединенные общностью регулируемых ими однородных общественных отношений, возникающих в повседневной жизни в связи с необходимостью применения данного вида юридического принуждения.

Являясь самой распространенной мерой юридического (государственного) принуждения, применяемой в установленных законодательством случаях в отношении многочисленных физических и юридических лиц, чье поведение не соответствует требованиям правопорядка, административная ответственность, равно как и любой другой вид юридической ответственности, нуждается в правовом регулировании. Именно с этих позиций и следует оценивать юридическое значение настоящего Кодекса, а также воспринимать его фактическое содержание.

Отвечая своему юридическому назначению, КоАП фиксирует принципиальные позиции, общие для всех вариантов установления и применения административной ответственности как на федеральном, так и региональном уровнях. В последнем случае имеется в виду уровень субъектов РФ. В числе названных юридических позиций - определение компетенции Российской Федерации в лице ее органов государственной власти и представляющих их должностных лиц; закрепление единственного основания административной ответственности - административного правонарушения; установление единой системы юридического реагирования на противоправное поведение - административных наказаний, а также общих правил их назначения; распространение сферы применения административной ответственности не только на физических, но и различного рода юридических лиц; определение круга органов и должностных лиц, уполномоченных рассматривать дела об административных правонарушениях и назначать административные наказания; систематизированный перечень составов административных правонарушений.

Содержание КоАП освобождено от многих устаревших и не отвечающих современным реалиям позиций, во многом изменившихся в ходе реформации государственной и общественной жизни России. При этом следует учитывать, что КоАП РСФСР принципиальных изменений за более чем двадцатилетний период не претерпевал.

По существу введение в действие нового КоАП можно квалифицировать как общегосударственного значения акцию, суть и назначение которой заключаются в реальном, отвечающем интересам сегодняшнего дня совершенствовании административного законодательства путем давно ожидаемого его обновления.

2. Характеризуя КоАП в его настоящем виде, нельзя не обратить внимание на присущие ему особенности принципиального юридического значения. Как известно, юридическая ответственность за противоправное поведение не составляет прерогативу КоАП. Действующее российское законодательство, имеющее своим непосредственным предметом отношения юридической ответственности, состоит из Уголовного кодекса РФ, Гражданского кодекса РФ, дисциплинарного законодательства (например, Трудовой кодекс РФ, Федеральный закон от 31 июля 1995 г. "Об основах государственной службы Российской Федерации", специальные нормативные правовые акты о дисциплине отдельных категорий служащих и иных работников - военнослужащих, служащих системы налоговых органов и т.п.).

Как правило, для основных видов юридической ответственности характерна раздельная правовая регламентация материальных и процессуальных норм. Наиболее показательны в этом смысле действующие наряду с УК, ГК, УПК, ГПК и АПК.

Для законодательства, регламентирующего отношения административной ответственности, характерно иное. КоАП объединяет нормы материального и процессуального административного права. Основные аспекты процессуального назначения сосредоточены в разд.IV "Производство по делам об административных правонарушениях". По своему объему он занимает в содержании КоАП второе место после раздела, посвященного юридической характеристике конкретных составов административных правонарушений (Особенная часть). Административно-процессуальным нормам посвящены 102 статьи КоАП.

3. Нельзя оставить без внимания еще одну особенность Кодекса. Она связана с использованием юридического механизма административной ответственности. Что в данном случае является наиболее примечательным?

Прежде всего то, что институт административной ответственности есть атрибут административно-правового регулирования общественных отношений особого рода, а именно - управленческих общественных отношений. Тем самым предопределяется целевая направленность административно-правовых норм материального и процессуального характера, объединяемых КоАП. Она наглядно свидетельствует о том, что меры административной ответственности используются для правовой защиты общественных отношений, складывающихся в процессе практической реализации задач, функций и полномочий исполнительной власти. Данный процесс находит свое выражение в государственно-управленческой деятельности федеральных и региональных органов исполнительной власти и их должностных лиц.

В силу данного факта административная ответственность в современных условиях является неотъемлемым элементом правового опосредования государственной деятельности по управлению или государственному регулированию общественных отношений, в рамках которых в той или иной форме проявляется исполнительная власть. И соответствующие подтверждения мы находим в содержании КоАП.

Имеются в виду прежде всего положения об определении подведомственности дел об административных правонарушениях федеральным органам исполнительной власти (ч.4 ст.1.3), а также:

о полномочиях должностных лиц рассматривать дела об административных правонарушениях от имени федеральных органов исполнительной власти (ст.22.2);

о системе (перечне) органов и должностных лиц, уполномоченных рассматривать дела об административных правонарушениях, производной от системы, утвержденной Указом Президента РФ от 17 мая 2000 г. "О структуре федеральных органов исполнительной власти". При этом имеются в виду также учреждения, структурные подразделения и территориальные органы федеральных органов исполнительной власти (п.3 ч.1 ст.22.1);

о должностных лицах, осуществляющих в соответствии с федеральными законами либо нормативными правовыми актами Президента РФ или Правительства РФ надзорные или контрольные функции (п.2 ч.1 ст.22.2). Все подобные надзорные или контрольные функции и полномочия Правительства РФ надзорные или контрольные функции (п.2 ч.1 ст.22.2). контрольных органов, входящих организационно в систему механизма федеральной исполнительной власти. Например, органы и должностные лица внутренних дел (милиции), таможенные органы, органы государственной санитарно-эпидемиологической службы РФ, органы государственного геологического контроля, органы рыбоохраны, государственного экологического контроля, государственного пожарного надзора, федеральный антимонопольный орган, органы регулирования естественных монополий, органы валютного контроля и т.п. (ст.23.3-23.61);

об уполномоченных органах и учреждениях органов исполнительной власти субъектов РФ (п.3 ч.2 ст.22.1).

Фактически из 61-й официальной федеральной инстанции, к полномочиям которых КоАП относит рассмотрение дел об административных правонарушениях и соответственно назначение административных наказаний, 59 представляют различные уровни механизма исполнительной власти. Исключение составляют на федеральном уровне судьи и комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав, а на уровне субъектов РФ - мировые судьи, комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав, административные комиссии. При этом, однако, следует учитывать, что комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав, а также административные комиссии, не являясь исполнительными органами, тем не менее функционируют фактически при соответствующих исполнительных органах. Так, административные комиссии образуются и действуют при районной, городской администрации.

Что же касается судей (мировых судей), то на основе анализа соответствующих статей КоАП, которыми определяется их место в производстве по делам об административных правонарушениях и характер осуществляемой ими процессуальной деятельности, возможен вывод о том, что в данном контексте они не выступают в роли субъектов судебной власти, т.е. не осуществляют функции правосудия. Вся их деятельность регламентирована нормами настоящего Кодекса, причем в одинаковой мере с регламентацией аналогичной деятельности исполнительных органов и должностных лиц. Значит, административно-процессуальная деятельность судей не равнозначна административному судопроизводству (см. ч.2 ст.118 Конституции РФ).

Изложенные соображения подводят к обобщающему выводу следующего содержания. Административная ответственность, правовые основы которой зафиксированы в КоАП, является одним из атрибутов юридического механизма реализации задач и функций исполнительной власти. Соответственно природа, особенности, формы выражения, субъекты, уполномоченные государством на ее применение, и т.п., своими корнями связаны с государственно-управленческой деятельностью и свойственными ей особенностями. Но - и это нельзя игнорировать или недооценивать - рожденная объективными потребностями государственного управления важнейшими сторонами общественной жизни (ныне - потребностями эффективной реализации исполнительной власти), административная ответственность имеет четко определенный основной вектор - правоохрана управленческих общественных отношений. В этом смысле и КоАП можно отнести к числу "управленческих" законодательных актов.

4. Однако юридическое значение Кодекса этим не исчерпывается; оно гораздо весомее. Имеется в виду еще одно качество, присущее ему и самой административной ответственности.

Так, если, например, Гражданский кодекс или Трудовой кодекс имеют достаточно четкие границы регулирующего воздействия на общественные отношения (имущественные либо трудовые), то КоАП, подобно УК, не знает таких границ. Регламентационная "клавиатура" этих законодательных актов, весьма близких по назначению, выводит их за относительно узкие отраслевые рамки, что позволяет использовать уголовно-правовые и административно-правовые средства в целях правозащиты общественных отношений, регулируемых самыми различными правовыми отраслями.

Применительно к КоАП из этого следует вывод: административно-правовые нормы, содержащиеся в нем, выходят за границы чисто управленческих отношений. Тем самым правоохранительная функция КоАП проявляется в сфере действия многих отраслей российской правовой системы. Об этом красноречиво свидетельствуют нормы Особенной части КоАП. Так, гл.17 КоАП предусматривает составы административных правонарушений, посягающих на институты государственной власти; гл.15 - составы правонарушений в области финансов, налогов и сборов, рынка ценных бумаг; гл.14 - в области предпринимательской деятельности; гл.16 - в области таможенного дела; гл.5 - составы правонарушений, посягающих на права граждан, и т.п.

Названные административные правонарушения совершаются в сфере общественных отношений, регулируемых нормами конституционного, финансового, предпринимательского, таможенного права. Собственно управленческие отношения охраняются мерами административной ответственности, предусмотренными в основном в гл.19 - "Административные правонарушения против порядка управления" и в гл.20 - "Административные правонарушения, посягающие на общественный порядок и общественную безопасность", а также и в иных главах КоАП.

Таким образом, налицо свидетельство универсальности Кодекса как одного из наглядных проявлений административно-правового регулирования.

5. Законодательство об административных правонарушениях "иерархично", так как оно строится в соответствии с принципами российского федерализма, и состоит из КоАП и принимаемых в соответствии с ним законов субъектов РФ. Соответственно КоАП является правовой и методологической основой такого законодательства.

В этой связи закономерен вопрос: если КоАП определен в ч.1 ст.1.1 в качестве фактически единственного федерального законодательного акта, В этой связи закономерен вопрос: если КоАП определен в ч.1 ст.1.1 могут издаваться иные федеральные законы? Данный вопрос не случаен, он обусловлен той ситуацией, которая была характерна для периода, предшествующего введению в действие настоящего Кодекса, и выражалась в том, что наряду с КоАП административная ответственность закреплялась в ряде иных законодательных актов, причем с детальной фиксацией конкретных составов административных правонарушений и административных санкций за их совершение. Можно назвать, например, ТК, НК (Часть 1), ВК, ряд федеральных законов (например, от 17 декабря 1992 г. "Об административной ответственности предприятий, учреждений и организаций за правонарушения в области строительства"; от 6 декабря 1999 г. "Об административной ответственности юридических лиц за нарушение законодательства Российской Федерации о выборах и референдумах" и др.).

С одной стороны, это можно объяснить довольно широким пониманием законодательства об административных правонарушениях (ст.2 КоАП РСФСР). Оно состояло из действовавшего в тот период КоАП и иных законодательных актов РСФСР и постановлений Совета Министров РСФСР об административных правонарушениях.

С другой стороны, что наиболее принципиально, в этой же статье содержалась правовая норма, в соответствии с которой законодательные акты РСФСР и постановления Совета Министров РСФСР об административных правонарушениях "до включения их в установленном порядке в настоящий Кодекс применяются на территории РСФСР непосредственно". При этом было установлено, что нормы КоАП распространяются на правонарушения, ответственность за совершение которых предусматривалась законодательством, еще не включенным в КоАП.

Следовательно, в конечном счете именно КоАП находился на "вершине" законодательства об административных правонарушениях.

Тем не менее далеко не все составы административных правонарушений, предусмотренные действующими наряду с настоящим Кодексом федеральными законами, включены в него. Следовательно, важнейший принцип законодательства об административных правонарушениях, смысл которого четко выражен в вето Президента РФ на проект КоАП, а именно - "в Кодексе должны быть сосредоточены все виды правонарушений, влекущих за собой ответственность в соответствии с федеральными нормативными правовыми актами", - не был соблюден. Попутно заметим, что названный принцип не является исключительной особенностью законодательства об административных правонарушениях. Так, ст.1 УК содержит категорически выраженное правовое предписание: новые законы подлежат включению в УК.

Все это логично, ибо иное подрывает юридический "авторитет" любого акта кодификации, превращает его во второстепенный инструмент правового регулирования. Поэтому вызывает удивление тот факт, что в новом КоАП отсутствует норма, предписывающая включение в него всех видов административных правонарушений, которые могут быть установлены федеральными законами, нормативными правовыми актами Президента и Правительства РФ. Подобная норма необходима в интересах упорядочения законодательства об административных правонарушениях.

При этом нельзя упускать из виду, что сам КоАП не устанавливает данный вид юридической ответственности и, соответственно, не формулирует составы административных правонарушений. Это - не его прерогатива. КоАП выполняет функцию "собирателя" правонарушений, административная ответственность за совершение которых устанавливается прежде всего федеральными законами, а также нормативными правовыми актами Президента и Правительства РФ. Только с учетом данного обстоятельства можно объяснить тот факт, что законодательство об административных правонарушениях на федеральном уровне сведено только к Кодексу об административных правонарушениях.

Федеральный закон от 30 декабря 2001 г. "О введении в действие Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях" в соответствии с изложенными позициями признал утратившими силу ряд нормативных правовых актов (начиная с 1976 г.), содержащих составы административных правонарушений, не включенных в КоАП. Например, им исключены из текста Таможенного, Градостроительного кодексов статьи, в которых определялись составы административных правонарушений. Естественно, что они теперь обнаруживаются в соответствующих главах Особенной части КоАП. Одновременно названным Законом были внесены изменения в ряд законодательных актов РФ. В них сохранены лишь нормы, устанавливающие в общей форме административную ответственность физических или юридических лиц "в соответствии с законодательством Российской Федерации", не содержащие характеристику конкретных составов административных правонарушений. Например, такого рода изменения внесены в Федеральный закон от 30 марта 1999 г. "О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения", в Закон РФ от 9 октября 1992 г. "О валютном регулировании и валютном контроле" и т.д.

По смыслу этих изменений соответствующие составы правонарушений нашли свое место в Особенной части КоАП. В частности, это подтверждается употребленной в названном Федеральном законе формулой: "административная ответственность наступает в порядке, установленном Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях". Пожалуй, было бы более точным слово "установленном" заменить на слово "предусмотренном".

Федеральный закон "О введении в действие Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях" содержит большое количество упраздняемых или изменяемых нормативных правовых актов различной юридической силы. Очевидно, что впредь не подлежат применению нормы об административных правонарушениях, содержащиеся в законах и иных нормативных правовых актах Союза ССР (ст.4 Закона). В то же время не совсем ясно, все ли, подлежащее изменению, учтено в вышеназванном Законе. Именно в силу этого установлено, что до 1 июля 2002 г. все нормативные правовые акты об административных правонарушениях должны быть приведены в соответствие с новым КоАП. Следует учитывать, что в новом КоАП не только сокращено количество составов административных правонарушений в рамках отдельных глав его Особенной части, но под влиянием современных требований в него включены и новые составы.

7. Наряду с КоАП законодательство об административных правонарушениях составляют также законы субъектов РФ, устанавливающие административную ответственность. Каких-либо четких указаний на этот счет Кодекс не содержит. Как известно, в соответствии с Конституцией РФ субъекты Федерации самостоятельно законодательствуют (п.2 ст.5); органами государственной власти субъектов принимаются законы, устанавливающие административную ответственность, которые должны соответствовать основным положениям КоАП.

К сожалению, обобщенной информации о законодательных актах 89 субъектов РФ по этим вопросам не имеется, хотя в средствах массовой информации нередко публиковались соответствующие данные и довольно часто они носили негативный характер. Между тем правовое регулирование, осуществляемое субъектами РФ, не может противоречить федеральным законам, принятым по предметам ведения Российской Федерации и по предметам совместного ведения Федерации и ее субъектов. В случае противоречия между федеральным законом и иным актом, изданным в Российской Федерации, действует федеральный закон (ч.5 ст.76).

Особое значение имеет то, что по предметам совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов издаются федеральные законы и принимаемые в соответствии с ними законы субъектов РФ.

Данные конституционные положения имеют прямое отношение к соотношению федерального и регионального законодательства об административных правонарушениях. В нашем случае это особенно важно, ибо и административное, и административно-процессуальное право находятся в совместном ведении Российской Федерации и ее субъектов (ст.72 Конституции РФ).

В настоящее время судить о полномочиях субъектов РФ по установлению административной ответственности следовало бы по Федеральному закону от 6 октября 1999 г. "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации". Однако в нем нет прямого указания на законодательные полномочия по вопросам административной ответственности. Тем не менее ответ на интересующий нас вопрос содержится в общем определении основных полномочий законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта РФ, в числе которых - осуществление законодательного регулирования по предметам ведения субъекта РФ и предметам совместного ведения Федерации и ее субъектов в пределах полномочий субъекта РФ (п."б" ч.1 ст.5 Закона). С учетом изложенных выше соображений данную позицию и следует рассматривать в качестве основы для издания субъектами РФ законов об административных правонарушениях.

Однако более четкое определение полномочий субъектов РФ по установлению административной ответственности в границах предметов совместного ведения не представляется возможным. Объяснить подобную ситуацию можно отсутствием федеральных законов по вопросам, отнесенным к предметам совместного ведения и с целью разграничения полномочий Федерации и ее субъектов именно в рамках ст.72 Конституции РФ. Принятие 24 июня 1999 г. Федерального закона "О принципах и порядке разграничения Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации" не вносит должной ясности в юридический механизм такого разграничения. Единственное, что может иметь отношение к рассматриваемой проблематике, это закрепление права субъектов РФ на осуществление собственного правового регулирования до принятия федеральных законов, разграничивающих полномочия в сфере совместного ведения. Ориентироваться при этом на договоры и соглашения не представляется возможным в силу специфичности института административной ответственности.

Слишком свежа в памяти договорная "лихорадка" начала 90-х гг., снисходительно поощряемая федеральным центром, в результате чего грубо нарушался конституционный принцип равноправия субъектов РФ во взаимоотношениях с федеральными органами государственной власти (ч.4 ст.5 Конституции РФ). Предметом многих договоров стали не только отдельные аспекты совместного ведения, но даже исключительные полномочия Российской Федерации; некоторые субъекты РФ путем использования договорной формы по существу "выторговали" себе преимущественные возможности самостоятельного решения ряда важных вопросов в ущерб правам и интересам других субъектов (Татарстан, Башкортостан, Свердловская область и др.). В этом, в частности, наиболее заметно проявился так называемый парад суверенитетов.

Необходимо учитывать, что "совместное" ведение не может отождествляться с паритетом. Это означает, что в рамках определенных ст.72 Конституции РФ предметов совместного ведения имеются и такие вопросы, решение которых логически требует принятия федеральных законов. Например, законодательное регулирование осуществления мер по гражданской обороне, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий, законодательное установление режима пограничных зон и иных административно-правовых режимов и т.д. Вряд ли в подобных случаях уместна договорная форма взаимной передачи соответствующих полномочий, тем более полномочий по установлению административной ответственности.

Вообще сама мысль о возможности отказа органов государственной власти РФ от принадлежащих им полномочий, связанных с применением административной ответственности в пользу субъектов РФ, крайне нереальна. Другое дело, когда речь идет о разграничении государственной собственности, об охране окружающей природной среды и т.п. Здесь подобная договорная передача полномочий вполне уместна.

И все-таки, что означает издание законов субъектами РФ в соответствии с КоАП? Статья 1 нового КоАП не дает ответа на данный вопрос, выходящий за рамки известных положений о принципе законности во взаимоотношениях Российской Федерации с ее субъектами. В принципе это понятно, так как еще не определено, что в механизме установления административной ответственности недвусмысленно отнесено к ведению Федерации в конкретно-юридическом отношении и что - к ведению ее субъектов. Не ясно, в частности, до какой степени должны быть ограничены (а такие ограничения в рамках совместного ведения обязательны) в этой сфере законодательные возможности субъектов РФ.

Разве КоАП, а не федеральным законам принадлежит решающая роль в установлении административной ответственности с распределением (что желательно) полномочий между Федерацией и ее субъектами? Именно в этом, как представляется, и заключен смысл "совместного ведения".

Конечно, полностью сохраняет свою силу ст.11 Конституции РФ, ч.3 которой связывает разграничение предметов ведения и полномочий между органами государственной власти РФ и органами государственной власти ее субъектов с заключением между ними соответствующих договоров. Очевидно также, что предмет совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов есть сфера общественных отношений, регулирование которой отнесено к компетенции и Федерации, и ее субъектов. Однако путем договоров нельзя передавать, исключать или иным образом перераспределять установленные Конституцией РФ предметы совместного ведения. Передача друг другу части своих полномочий к тому же недопустима при отсутствии четкого определения компетенции Российской Федерации и ее субъектов по предметам совместного ведения.

Об этом, к сожалению, приходится постоянно помнить.

Попутно следует, видимо, восстановить в памяти достаточно привлекательный вариант, связанный с попыткой в определенных отраслевых рамках провести границу между федеральными и региональными полномочиями по предметам совместного ведения. В качестве примера можно привести ВК, в структуре которого имеются разделы, определяющие компетенцию федеральных органов и отдельно - компетенцию органов субъектов РФ, включая установление административной ответственности. Почему бы такого рода вариант разграничения предметов ведения Федерации и ее субъектов не использовать в интересах решения проблем, возникающих в настоящее время при трактовке ст.72 Конституции РФ?

Следует обратить внимание на то, что Президент РФ в своем вето на проект КоАП со ссылкой на ч.3 ст.55 Конституции РФ высказал соображение, в соответствии с которым административная ответственность может быть установлена законами субъектов РФ только в отношении юридических лиц. В тексте КоАП подобное ограничение регионального законодательства отсутствует, что соответствует сложившейся законодательной практике.

Разумеется, невозможно найти сколь-нибудь весомые основания для лишения субъектов РФ полномочий по установлению административной ответственности в отношении физических лиц. В законах, устанавливающих административную ответственность, находит одно из своих проявлений регулирование общественных отношений в сферах, максимально приближенных к нуждам и потребностям населения (например, охрана общественного порядка, жилищно-коммунальное хозяйство, экология, городской транспорт, борьба со стихийными бедствиями, торговля и общественное питание и т.п.), а потому и нуждающихся в правоохране в том числе и административно-правовыми мерами. И практика подтверждает, что субъектами РФ принимается немало законодательных актов, устанавливающих административную ответственность как физических, так и юридических лиц именно в названных сферах общественных отношений. Много подобного рода законов принято, например, в г.Москве. В основном они затрагивают такие сферы, как использование, сохранность и эксплуатация жилищного фонда; деятельность предприятий потребительского рынка и услуг; благоустройство города; привлечение и использование иностранной рабочей силы; пользование метрополитеном; изготовление, распространение и демонстрация нацистской символики на территории города; рынок ценных бумаг; охрана, использование и реставрация памятников истории и культуры; содержание домашних животных и т.п.

В то же время субъекты РФ нередко принимают законы, направленные на регулирование административных по своему характеру отношений по всем вопросам, не отнесенным к ведению Федерации, либо устанавливают перечни вопросов, по которым осуществляют собственное законодательное регулирование, включая и сферу установления административной ответственности, но без необходимых ссылок на соотношение регионального законодательства с федеральным. В некоторых конституциях и уставах субъектов РФ административная ответственность устанавливается не законами, а нормативными правовыми актами органов исполнительной власти и т.п.

Таким образом, ч.1 ст.1 КоАП нуждается в дополнительном и детальном осмыслении в силу своей излишней лаконичности.

Тем не менее можно констатировать наличие ряда привлекающих внимание позиций:

по предметам совместного ведения издаются федеральные законы, реализующие полномочия федеральных органов государственной власти по установлению административной ответственности;

федеральными законами устанавливаются правила по вопросам, отнесенным ст.72 Конституции РФ к ее ведению и охраняемым мерами административной ответственности;

федеральное законодательство пока еще не предложило (кроме общих принципов) в достаточной мере четкого решения проблемы предметного разграничения полномочий федеральных органов государственной власти и органов государственной власти субъектов РФ в области законодательства об административной ответственности;

органы государственной власти субъектов РФ в этих условиях устанавливают своими законами административную ответственность в пределах совместного ведения, если административная ответственность по данному предмету не установлена федеральным законодательством;

в иных случаях установление административной ответственности законами субъектов РФ по предметам совместного ведения возможно лишь в соответствии с федеральными законами, т.е. при условии, что они не вступают в противоречие с федеральными законами (например, при отсутствии вторжения в сферы, подлежащие регулированию исключительно федеральными законами);

за пределами ведения Российской Федерации и совместного ведения административная ответственность устанавливается законодательством субъектов РФ.

Однако все эти позиции, достаточно юридически взвешенные, реализуются далеко не однозначно. Прежде всего это относится к практике установления административной ответственности на уровне субъектов РФ.

8. Настоящий Кодекс, равно как и все российское законодательство, основывается на Конституции РФ (ст.15). Существенное значение для установления административной ответственности имеют нормы международного права и международные договоры, связанные с проблематикой законодательства об административных правонарушениях и официально признанные Российской Федерацией.

В соответствии с нормами Конституции правила международных договоров имеют приоритет. В этой связи следует назвать Всеобщую декларацию прав человека (1948 г.), Конвенцию о территориальном море и прилегающей зоне (1958 г.), Венскую конвенцию о консульских сношениях (1963 г.), в соответствии с которой на иностранных граждан, пользующихся иммунитетом от административной юрисдикции РФ, нормы КоАП не распространяются; возникающие при этом вопросы решаются на основе соответствующих международно-правовых норм. На подобной основе (консульские конвенции) строится соотношение отечественных норм об административной юрисдикции с аналогичными нормами государств - участников СНГ.

Следует учесть, что Россия ратифицировала Конвенцию о защите прав человека и основных свобод. В связи с этим 20 марта 2001 г. был принят Федеральный закон "О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Российской Федерации в связи с ратификацией Конвенции о защите прав человека и основных свобод". Внесенные им изменения и дополнения в КоАП были учтены в новом Кодексе. Эти изменения по своей сути означали приоритетное значение для законодательства РФ норм международно-правового характера, в значительной степени усиливающих юридические гарантии процессуальных прав некоторых участников производства по делам об административных правонарушениях (потерпевшего, защитника и представителя), а также более четко определяющих порядок обжалования постановлений об административных правонарушениях.

 

.

Назад

Главная Новости Книги Статьи Реферати Форум
 
 
 
polkaknig@narod.ru © 2005-2006 Матеріали цього сайту можуть бути використані лише з посиланням на даний сайт.