5. “Дело Бойского” и структурные реформы в американской экономике. :: vuzlib.su
Ищите Господа когда можно найти Его; призывайте Его, когда Он близко. (Библия, книга пророка Исаии 55:6) Узнать больше о Боге
Главная Новости Книги Статьи Реферати Форум
ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ

5. “Дело Бойского” и структурные реформы в американской экономике.

.

5. “Дело Бойского” и структурные реформы в американской экономике.

А в оставшееся время лекции я постараюсь сделать несколько шагов по раскручиванию “дела Айвэна Бойского”. В предложенной классификации это соответствует первому направлению поиска.

Как я уже говорил, похоже, что корпорация “Дрэксел, Бернхэм и Лэмбиар” вознамерилась скупить на корню бульшую часть американского бизнеса. Больше того, оказалось, что в этом благородном устремлении они столкнулись — ни много ни мало — с самой “Мерилл Линч”, одной из крупнейших финансовых империй современности. И хотя в конечном счете выяснилось, что “Мерилл Линч” выиграла, но, может статься, это пиррова победа? По крайней мере, страсти вокруг той истории почти десятилетней давности продолжают кипеть.

Я напоминаю главные вопросы:

1. Кто и каким образом ухитрился поймать и оштрафовать человека, у которого только карманных денег оказалось в два раза больше суммы, составляющей весь годовой бюджет Комиссии биржевых ценных бумаг, а личный капитал — раз в двадцать больше?

2. Что, собственно, ему инкриминировалось? На что похоже это самое insider trading? Кто проведет границу между информацией, сделки на основе которой законны, и информацией, использование которой в сделках незаконно? Ведь Бойский торговал не стратегическими секретами, а всего-навсего каким-то образом раньше других узнавал, на кого корпоративные рейдеры осуществят налет, — обычное дело!

3. Откуда взялись те безумные деньги, которые выкладывались на бочку при корпоративных захватах? Подсчет показал, что годовой бюджет волны захватов составил 180 млрд. $. И если журналистский ответ на этот вопрос правилен, и эти средства мобилизовывала корпорация Дрэксел в основном за счет своих действий на рынке “мусорных акций”, то вопросы продолжают множиться... И в конце концов, доходят до главного:

4. Зачем ненормальным людям из Дрэксел привлекать средства, условно говоря, под 6%, а покупать корпорации, которые дают 3% дохода? Разве это не лучший способ разориться?

Думаю, полное исследование этой истории могло бы лечь в основу шестисеместрового курса лекций “Современный западный бизнес”. Я же как дилетант просто укажу на одну из возможных интерпретаций этих событий.

Идет структурная реформа в американской экономике (по крайней мере, все говорят, что она идет). Что это значит? Имеется старый традиционный дряхлый бизнес, который требует кучу энергетических и сырьевых ресурсов, дает мало прибыли и становится все менее конкурентоспособным. И тогда он начинает постепенно исчезать с территории США. Например, судостроение исчезает, но появляется в Японии. Потом оно исчезает и оттуда, но появляется еще где-то — в Малайзии или Либерии. Одно за другим традиционные направления бизнеса покидают территорию США. Соответствующие фирмы разваливаются (правда, каким-то образом миллионы безработных не оказываются на улице).

Есть два пути структурных реформ.

Путь № 1 нам хорошо известен. Создается огромное министерство структурных реформ в экономике. Оно составляет пяти- либо семилетний план реформ. Оно разверстывает все существующие корпорации на те, которые надо расформировать немедленно, те, которые можно ликвидировать через пять лет, и те, которые можно через десять. Создается Федеральное бюро занятости, которое решает вопрос о том, куда девать освобождающихся работников — то ли их переучивать, то ли на сосиски пустить, то ли поощрять эмиграцию...

Проблемам на этом пути не видно конца. Непонятно, что делать с территориями, на которых располагались гигантские танковые или тракторные заводы, где все загажено, с огромными цехами, набитыми устаревшим железом, — все это ужасно трудоемко, тягуче, требует невероятных вложений, вызывает тоску, абсолютно бесперспективно, и именно в это упираемся и мы сейчас. Уже десять лет говорят: “Правительство занимается только макроэкономикой, а где же структурная реформа?” Большинство предприятий лежит в руинах, но люди упорно ходят туда и с нарастающими задержками получают (или не получают вовсе) нищенское вспомоществование за работу, которая никому не нужна.

Каким образом еще может проходить структурная реформа? Давайте посмотрим на то, чем занимался Ваня Бойский и иже с ним.

Что происходило в результате этой волны корпоративных захватов? Во-первых, деньги на них брались не из госбюджета и даже не из воздуха, а буквально из мусора. Во-вторых, зачастую осуществлялись захваты именно тех корпораций, которые хорошо бы структурно отреформировать, чтобы духу их больше не было. В-третьих, когда эти корпорации оказывались кем-то захвачены, этот кто-то быстро и эффективно резал их на мелкие части и продавал, перепрофилировал, модернизировал, переориентировал на хай-тек. Продавались пустые брошенные земли — там размещались локальные аэропорты или вертолетные площадки. Продавались пустые ангары, откуда вывезли оборудование на металлолом, и там размещались супермаркеты или корпорации-инкубаторы для венчурных фирм...

Де-факто то, что идет, можно интерпретировать как структурную реформу. Она идет очень быстро и эффективно, но каким образом? Представьте себе, что мы некое супергосударство, которое решает проблему реформирования национальной экономики. Как можно поступить, если путь № 1 для нас закрыт (политически, финансово или по другим причинам)?

Мы сидим и наблюдаем за появлением особо ушлых бандитов типа Ивана Бойского. Возникает очередной Майкл Милкен, который демонстрирует, что зарабатывает в исторически короткие сроки совершенно безумные “бабки”. Наша первая реакция — побыстрее издать закон, чтобы либо прекратить это безобразие, либо национализировать эту форму деятельности и стричь с нее купоны монопольно.

Вместо этого, подавив запретительный рефлекс, мы хватаем Ивана Бойского, Майкла Милкена, сажаем их в тюрьму и говорим: “Вы пока здесь посидите немного, а мы разберемся. Вообще-то вы изобрели очень крутую форму предпринимательства. Ее можно использовать на предмет структурных реформ. Вот вы посидели, теперь мы вас выпускаем. Теперь можете смело заниматься тем, чем занимались, — правда, некоторые ограничения мы все же введем. Мы ограничим вас так, чтобы это не было чистым бандитизмом и не позволяло вам безнадежно отрываться от остальных игроков. Но мы заодно разрешаем этим заниматься не только вам, но и другим”.

И тут же появляется несколько лихих наследников Ивана Бойского, которые разворачивают общенациональную программу “наездов” на старый низкопроцентный бизнес, подлежащий структурному реформированию, и которым государство разрешает аккуратненько все это проглотить, разрезать на части, перепродать или перепрофилировать, получить безумные прибыли и уплатить с них безумные налоги. Однако заодно результатом этого становится не только выгода корпорации Дрэксел, но и исчезновение динозавров старого бизнеса и появление на их месте каких-то сверхновых венчурных, электронных, софтверных и прочих корпораций.

.

Назад

Главная Новости Книги Статьи Реферати Форум
 
 
 
polkaknig@narod.ru © 2005-2006 Матеріали цього сайту можуть бути використані лише з посиланням на даний сайт.