3. Неправовые социальные взаимодействия: субъекты и платформы :: vuzlib.su
Ищите Господа когда можно найти Его; призывайте Его, когда Он близко. (Библия, книга пророка Исаии 55:6) Узнать больше о Боге
Главная Новости Книги Статьи Реферати Форум
ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ

Загрузка...
3. Неправовые социальные взаимодействия: субъекты и платформы

.

3. Неправовые социальные взаимодействия: субъекты и платформы

Поскольку вступление в те или иные действия по защите законных прав, равно как и избираемые модели этих действий, в значительной степени зависят от субъектов, которые нарушили права, то с них мы и начнем. Среди нарушителей законных прав безусловно лидируют центральные власти: на них указали 59% респондентов. Следом идут руководители предприятий, организаций, фирм (45%), местные органы власти и органы правопорядка (милиция, ГАИ, прокуратура и др.), набравшие равное число голосов (по 35%). Сегодня ситуация такова, что среди нарушителей прав граждан органы правопорядка встречаются почти вдвое чаще, чем нарушители правопорядка, с которыми они призваны были бороться (35 против 19%). В целом с нарушением прав властями разных уровней за последние 3-4 года столкнулись 89% респондентов.

Лишь незначительно уступает им частота нарушения прав в преимущественно горизонтальных социальных взаимодействиях, участники которых формально не связаны отношениями господства-подчинения (83%). Среди последних безусловно лидируют работники торговли и других учреждений сферы обслуживания (51%), на втором месте – работники жилищно-коммунального хозяйства (33%), на третьем – негосударственные финансовые организация (банки, фонды), а также работники здравоохранения, набравшие соответственно 28 и 26% голосов. Не редки случаи нарушения прав и работниками сферы образования (воспитателями, преподавателями, руководителями учреждений): на них указал каждый второй студент вуза, техникума, а также почти каждый пятый респондент, имеющий детей в возрасте до 18 лет (всего 16% от общего числа респондентов). Реже других нарушителями прав становятся коллеги, соседи (7%) и др.

В среднем каждый респондент называл 3-4 субъектов (вертикальных и горизонтальных), нарушавших за последние 3-4 года его законные права. Виды и формы нарушения прав также многообразны. Абсолютное большинство (85%) называют экономические нарушения и ущемления, а именно: несвоевременность выплаты заработной платы, пенсий, пособий (66%), утрату денежных сбережений, хранившихся в банках (44%), а также кабальные налоговые законы (22%). Почти половина (47%) сослались на общую разрушительную политику “верхов” в стране как нарушающую их права, 34% — на невыполнение обязательств, обман со стороны властей (напр., расчет за произведенную по государственному заказу продукцию и др.), 21% — на бессилие властей в защите законных прав рядовых граждан и почти столько же (19%) – на нежелание властей делать это.

На этом фоне своеволие чиновников, — будь то необоснованные запреты и задержки прохождения дел во властных органах или вымогательство денег, подношений, услуг за решение вопроса, набравшие соответственно 8 и 6% голосов, — казалось, выглядят чуть ли не завоеванием нового времени. Однако, по нашим данным, за защитой (сохранением) своих прав в местные и центральные органы управления обращались всего лишь 12 и 2% респондентов соответственно. Иными словами, с произволом чиновников столкнулся более чем каждый второй из числа обратившихся в органы власти.

На уровне предприятий (организаций, фирм), вслед за нарушениями прав в области оплаты труда, идет несоблюдение руководством законов в области режима, условий труда, техники безопасности (17%), угрозы или “мирный” предлог для увольнения в ответ на попытку отстоять законные права (13%) или же уже случившееся несправедливое увольнение с работы (8%). Неслучайно поэтому почти половина работающих респондентов (48%) сегодня чувствуют себя более зависимыми от руководителя предприятия (организации, фирмы), чем это было до реформ.

Массовыми можно назвать и нарушения разного рода потребительских прав. В сфере торговли нарушения общеизвестны – обвес, обсчет (43%) и приобретение продуктов питания или непродовольственных товаров плохого качества (34%). Сфера жилищно-коммунального хозяйства также унаследовала прежние правовые нарушения – плохое качество коммунальных услуг, которое, впрочем, в ряде случаев дополнялось незаконным взиманием платы (33%). А вот в сфере здравоохранения, наряду с халатностью медиков, неточным диагнозом и неправильным лечением, с которыми столкнулся почти каждый четвертый (23%) респондент, — появилось ранее незнакомое социализировавшимся в условиях административно-командной системы ограничение, рассматриваемое как правонарушение. Речь идет о невозможности получить необходимую медицинскую помощь из-за ее платности: на нее указали 36% респондентов. На фоне разрушения страховой медицины нарушения прав граждан на своевременную выплату заработной платы, на достойную оплату труда бюджетников приводят к тому, что все большей части россиян даже элементарная медицинская помощь становится не по карману.

В ходе интервьюирования врачей они констатировали, что вынуждены назначать малоэффективные, дешевые препараты, отказывать больным в высокоэффективных методах лечения и диагностики из-за отсутствия у больных средств на приобретение соответствующих лекарственных препаратов, оплату современных методов лечения и обследования. В настоящее время врачи нередко делают в историях болезни и амбулаторных картах такие записи: “лечение не проводилось из-за отсутствия у больного денег на приобретение лекарств”; “больной отказался от госпитализации в связи с отсутствием денег на обследование и лечение в стационаре” и др. Все большее число работников в случае болезни не берет больничных листов, дабы не потерять в заработке.

Среди нарушаемых прав в сфере образования (32%) безусловно лидирует незаконное превращение бесплатных услуг в платные в школе или вузе, на которое указали 29% от общего числа респондентов (или 44% студентов и родителей школьников).   Особое место среди видов правонарушений в настоящее время занимают грубость и хамство. Масштабы распространения этого феномена в российском обществе, как известно, велики, относительно реже он рассматривается ограничителем индивидуальной свободы (40%) и еще реже – в качестве нарушающего права (33%). Но, так или иначе, как правонарушение в настоящее время его рассматривает весьма многочисленная группа респондентов.

Таким образом, социальное пространство, окружающее большие группы индивидов, в настоящее время густо пронизано неправовыми антагонистическими социальными взаимодействиями – как вертикальными, так и горизонтальными. Шансы их избежать выше у тех, кто не работает, не покупает, не лечится и не учится, а также избегает контактов с правоохранительными органами, дабы уберечься от превышения их сотрудниками своих полномочий. Все, что им грозит в случае такой изоляции, — стать объектом ограбления, кражи, избиения (13%), если будет что грабить. Но все эти ущемления законных прав еще не свидетельствуют о том, что положение респондентов бесправно (устойчиво бесправно). Ведь, столкнувшись с ущемлением своих прав, они могли попытаться отстоять их и вернуться в правовое социальное пространство. Иными словами, нам предстоит выяснить, как часто являются все эти неправовые антагонистические социальные взаимодействия односторонними, а как часто — двусторонними. Покажу это на примере одного из крупнейших городов российской провинции – г. Новосибирска.

.

Назад

Главная Новости Книги Статьи Реферати Форум
 
 
 
polkaknig@narod.ru © 2005-2006 Матеріали цього сайту можуть бути використані лише з посиланням на даний сайт.