4.Самозащитное поведение: модели и результаты :: vuzlib.su
Ищите Господа когда можно найти Его; призывайте Его, когда Он близко. (Библия, книга пророка Исаии 55:6) Узнать больше о Боге
Главная Новости Книги Статьи Реферати Форум
ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ

Загрузка...
4.Самозащитное поведение: модели и результаты

.

4.Самозащитное поведение: модели и результаты

В самом деле, вопреки расхожему мнению о правовой пассивности российских граждан, 66% из их числа все же предпринимали какие-либо действия по восстановлению своих законных прав (против 33% даже не пытавшихся что-либо сделать). Однако у абсолютного большинства из их числа (73%) эти действия были чаще всего или всегда безуспешными (62 и 11% соответственно). Почему же пассивны одни и безуспешны другие?

Прежде всего, потому что субъектами правонарушений в большом числе случаев являются власти разных уровней, а противостояние им, как не без оснований считают респонденты, либо бесполезно, либо/и небезопасно. Так, почти ? респондентов уверены в том, что если их законные права нарушит человек, у которого больше власти (чем у них), то отстаивание этих прав еще более ухудшит их положение. Не случайно почти половина работников указали, что за годы реформ их зависимость от руководителя предприятия (фирмы, организации), где они работают, еще более возросла; 41% указали на рост своей зависимости от политики властей (центральных и местных), ибо, как мы видели, многие из значимых прав рядовых групп нарушаются именно ими.

Отстоять законные права, если их нарушают руководители того или иного уровня, удавалось немногим. Так, только 3% респондентов-”правозащитников”[1] смогли отстоять свои права по оплате труда, еще 2% добились возвращения долгов по детской компенсации. Между тем, с нарушением своего права на своевременность выплаты заработной платы, пособий столкнулись 66-68% респондентов. И именно это право стоит на первом месте среди тех, которых сегодня индивидам в наибольшей степени недостает.

Немногим больше было тех, кто отстоял свои права в трудовых спорах с руководителями предприятий (организаций, фирм): 4,5% “борцов за права” восстановились на работе после несправедливого увольнения (или смогли предотвратить это увольнение), а также отстояли свое право на работу в нескольких местах. Среди несправедливо уволенных или подвергшихся угрозам увольнения в ответ на попытку заявить о своих законных правах доля отстоявших эти права составляет 14%. Еще 2% добились права на отдых (отпуск) или соблюдения других своих прав в области режима и условий труда. В общем числе тех, кто пострадали от несоблюдения руководством законов в области режима, условий труда, техники безопасности, доля отстоявших свои права составляет лишь 8%.

Есть даже такие, кто, пострадав от превышения полномочий сотрудниками органов правопорядка, сумел восстановить свои законные права: они составляют 3% всех “борцов за свои права”, или всего лишь 6% от числа пострадавших из-за незаконных действий органов правопорядка.

Чаще всего успех сопутствовал, однако, тем, кто подвергся нарушению своих прав не в вертикальных, а в горизонтальных социальных взаимодействиях. В основном это – права потребителя товаров и услуг: их удалось отстоять каждому пятому “борцу за права”, или каждому четвертому из числа тех, кто, столкнувшись с обвесом (обсчетом) в торговле или/и приобретя продукты питания или непродовольственные товары плохого качества, квалифицировал это как нарушение своих прав.

Однако больший успех преодолеть “горизонтальные” правонарушения пока распространяется лишь на сферу торговли, почти не отражаясь на сфере здравоохранения и образования. Так, только 3% из числа столкнувшихся с нарушением своих прав как потребителей медицинских услуг смогли отстоять их (среди “борцов за права” их было 2%). Чуть более успешны были те, кто столкнулись с нарушением своих прав в сфере образования или прав своих детей в детском саду, школе: 7% из их числа добились восстановления своих прав (среди “борцов за права” их было 3%).

Другие горизонтальные правонарушения преодолеваются не чаще, за исключением, пожалуй, права на жилье, прописку, собственность, наследство и пр. (9% в группе “борцов за права”).

Таким образом, одна из причин пассивности одних групп индивидов и безуспешных действий других по отстаиванию своих законных прав состоит в том, что среди нарушителей этих прав преобладают властные субъекты, с которыми индивиды находятся в отношении господства-подчинения и противодействие произволу которых (даже законное) небезопасно, так как может быть сопряжено со многими значимыми потерями, незащищенностью, ростом жизненных препятствий и трудностей.

Другая, тесно связанная с этой причина состоит в том, что очень часто индивиды вынуждены отстаивать свои права самостоятельно, не рассчитывая на помощь тех, в чьей компетенции находится защита этих прав. Более того, последние, как мы видели, сегодня сами нередко выступают нарушителями прав рядовых социальных групп. В результате 43% пытавшихся восстановить свои ущемленные права отмечают, что им никто не помог сделать это, хотя они и нуждались в такой помощи (против 11% самостоятельно отстоявших свои права и заявивших, что они не нуждались ни в чьей помощи). Вообще, защита своих прав сегодня — дело индивидуально-семейное и часто неформальное. Наиболее массовые помощники – друзья и родственники (26 и 25% соответственно).

Из формальных структур, которые существенно уступают неформальным, на первом месте – общество по защите прав потребителей, которое, надо сказать, помогло восстановить свои права 7% респондентов, или более 3/5 из числа тех, кто к ним обратился. Помощь органов правопорядка (включая официальные частные службы) пришлась кстати 6% лиц, сумевших отстоять свои права. Надо сказать, что в тех случаях, когда индивиды сами обращались за помощью в органы правопорядка, дабы восстановить ущемленные права, вмешательство этих силовых структур было эффективным почти в половине случаев. Однако сотрудники органов правопорядка выступают не только как защитники населения, но и как субъекты правонарушений, что существенно подрывает доверие рядовых групп к ним (сегодня на их помощь рассчитывает лишь 10-12% индивидов).

А вот местные органы власти помогли лишь 3% из числа пытавшихся защитить свои права (хотя первоначально на их помощь рассчитывали гораздо больше индивидов – 15%). Не очень продуктивным было и обращение за помощью в восстановлении законных прав к руководителям предприятий: за последние 3-4 года к ним обращались хотя бы один раз 24% респондентов-”правозащитников”, а реально они помогли только 4%.

Неслучайно за последние 3-4 года так сильно упало доверие к властям в защите законных прав. Если сегодня с респондентами поступят не по закону, то в местные органы власти за помощью готовы обратиться уже лишь 3% из них (в центральные – 1%), а к руководителям предприятия (организации, фирмы) – 5%. Чуть выше роль органов правопорядка (12%), но ее почти догоняют неформальные силовые структуры (10%). Примерно таким же остается участие родственников, друзей и знакомых (27-29%). То есть процесс самозащиты законных прав, по-видимому, все более перемещается в неформальную (силовую и мирно-личностную) сферу. Из формальных структур исключение составит лишь общество по защите прав потребителей, набирающее доверие респондентов (16%).

Отказ от обращения к властям и органам правопорядка в современных условиях является в значительной степени вынужденным: если бы у респондентов был выбор, то ровно половина из их числа предпочла бы защищать свои права именно по этому каналу. Другая половина предпочла бы рассчитывать на собственные силы, к которым относят и многообразные личные связи, обращения к услугам “силовиков” и др. Таким образом, в современных условиях до желаемой модели защиты законных прав не дотягивают оба канала – и формальный, и неформальный.

Какие же способы защиты (сохранения) своих прав респонденты сегодня находят более эффективными для людей своего положения и круга? Многие вообще не видят никаких способов: 36% — в городе, 59% — в селе.

Большая часть (42%) открыто признали: скорее, обход законов, чем следование им (“нужда закона не знает”, “нужда закон нарушает”, “государство сильнее, а бизнес хитрее”), в том числе 19% высказались за сочетание незаконных способов с законными. И только 26-29% все еще твердо убеждены, что “законы превыше всего”, а потому уповают исключительно на законопослушные способы восстановления нарушенных прав.

Среди незаконных средств восстановления своих прав велика роль материальной компоненты. Почти половина (47%) респондентов к числу наиболее эффективных способов защиты прав отнесла деньги (“все продается и покупается”, “за правду плати и за неправду плати”), хотя 15% из их числа при определенных условиях и допускают возможность защиты прав без денег. В настоящее время только 24% опрошенных твердо уверены в том, что “берут у того, кто дает” и что можно отстоять свои права и без денег (или других подношений).

При этом абсолютное большинство (72%) настроено на по возможности мирное решение вопроса (“стену лбом не прошибешь”, “дракою прав не будешь”), в то время как 14%, напротив, находят более эффективным применение силы или угрозы расправы (“кто не защищает отважно оружием своего водоема, у того он будет разрушен”) – исключительно или в сочетании с мирными способами защиты своих прав (7 и 7% соответственно).

В способах восстановления законных прав коллективные способы явно доминируют над индивидуальными: 54% полагают, что “один в поле не воин”, и только 11% — что “кто как хочет, а я по-своему”. Еще 17% высказались за сочетание одного с другим.

Судя по всему, предполагается, что подобные “коллективы” невелики, скорее, это помощь друзей и знакомых. Ибо массовые формы открытого протеста (забастовки, митинги, собрания и др.) не очень популярны. Только на них указали 20% респондентов, а на их сочетание со скрытым противодействием – еще 9%. Примечательно, что скрытое противодействие по принципу “и тихая вода крутые берега подмывает” (менее интенсивный и качественный труд, уход от дополнительных нагрузок, протест при тайном голосовании и др.) признается еще менее эффективным. На этот некогда популярный способ сегодня указали лишь 12% респондентов. Сейчас работники гораздо чаще предпочитают либо демонстрировать открытую лояльность руководителям, пытаются не портить с ними отношений, чтобы не потерять работу (17-21% — в городе, 34-38% – в селе), либо просто терпеть и ожидать, что со временем все наладится (31%). В этих условиях многие из новых прав и свобод (включая свободу выражать свои взгляды, отстаивать убеждения, право на забастовку, митинги, акции протеста и др.) остаются весьма далекими от реального жизненного пространства индивидов.

.

Назад

Главная Новости Книги Статьи Реферати Форум
 
 
 
polkaknig@narod.ru © 2005-2006 Матеріали цього сайту можуть бути використані лише з посиланням на даний сайт.