Вместо введения :: vuzlib.su
Ищите Господа когда можно найти Его; призывайте Его, когда Он близко. (Библия, книга пророка Исаии 55:6) Узнать больше о Боге
Главная Новости Книги Статьи Реферати Форум
ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ

Загрузка...
Вместо введения

.

Вместо введения

Термин «глобальные угрозы» все более прочно входит в повседневный и научный язык. Под глобальными угрозами имеются ввиду и угроза существованию биосферы Земли вследствие экологического кризиса, и угроза человеческой идентичности вследствие развития биотехнологий и экспериментов с человеческим геномом, и угроза терроризма и т.д. В более узком социально-политическом смысле глобальные угрозы связаны с процессами глобализации экономического, социально-культурного и политического характера. Глобализация представляет собой более тесное сближение и взаимодействие различных частей целостного мира, имеющих различные культурные установки и находящихся на различных ступенях развития. Во всех случаях глобальные угрозы исходят не только от того, что целостность мира обозначилась яснее, чем прежде, но и от того, что проявились пределы развития экосистемы, что целостность планеты и всего человечества оказались под угрозой. Следующий график поможет отразить суть качественных изменений мира в эпоху глобализации.

Таб. 1 [1]

 

 

Таб. 2

На таблице 1 собраны воедино несколько определяющих параметров социального и экономического развития человечества: демографическая динамика населения Земли здесь сопоставлена с ростом информации (знания) и уровнем потребления природных ресурсов. Начиная с нижнего палеолита (40 тыс. лет до н.э.) эти величины, как и соотношения между ними, веками и тысячелетиями не испытывали серьезных изменений. К началу нового летоисчисления численность населения планеты составляла около 200-400 млн., к середине второго тысячелетия она достигает 0,5-0,7 млрд. С этого момента начинаются стремительные изменения: уже к началу XIX в. население планеты достигает 1-1,2 млрд., к началу XX в. – 2 млрд., к началу XXI в. – 6 млрд. с постоянным коэффициэнтом роста 1,7%.[2]

Если в табл. 1 данные приведены в масштабе существования человека как homo sapiens, то табл. 2 демонстрирует изменения недавнего времени. В одном только ХХ в. население Земли увеличилось в 3 раза. Дальнейший рост происходит на фоне впечатляющего роста численности населения третьего мира и стабилизации, а кое-где и сокращения населения богатых стран.

Еще смелее устремляются вверх кривые, характеризующие информационное развитие: очевидно, что рост уровня жизни, сделавший возможным демографическое развитие, стал возможен благодаря росту знаний и объема информации, науки и техники. Рост объема информации имеет экспоненциальный характер: если в середине века количество научной информации удваивалось каждые 15 лет, то в конце XX в. – каждые пять с половиной лет. В начале XXI века прогнозируется удвоение информации каждые 20 месяцев.[3] В течение жизни современного человека объем информации увеличивается в 20 раз.[4] Объемы обрабатываемой информации – одна из ключевых характеристик социальных систем. С одной стороны, она отражает уровень структурно-функциональной сложности социального организма, с другой – характер взаимодействия человечества с природой. Однако столь существенный рост информации свойственен преимущественно региону первого мира, в то время как многие другие регионы практически застыли в своем развитии, а кое-где наблюдается деградация.

Наконец, третий показатель – количество используемой человеком энергии, т.е. природных ресурсов – переживает рост, аналогичный демографическому и информационному. Однако границы роста именно этого параметра, от которого, в конечном счете, зависит рост других параметров, имеют наиболее низкий порог. Хотя все предсказания истощения земных ресурсов до сих пор не сбывались,[5] уже ясно, что их эксплуатация не может продолжаться до бесконечности.

Приведенные данные говорят не только о том, что расхождения между указанными параметрами, всегда коррелировавшими между собой, влечет за собой новую ситуацию существования человечества. К сбоям в системе «человечество» могут привести неравномерное распределение информационных и энергетических ресурсов: так, население богатых стран потребляет 60 % мировых ресурсов, в то время как демографический взрыв переживают совсем другие страны.

Но еще более красноречиво графическое изображение этих тенденций: оно свидетельствует, что человечество пережило за несколько последних столетий существенную социально-культурную мутацию, заставляющую говорить о «смерти» человека природы и рождении «человека культуры». Человек обеспечивает свое существование не столько путем прямого потребления природных ресурсов, сколько путем их культурной переработки. Он все менее зависит от реальностей природы, и все более – от социальной и технологической ситуации культуры. Прежняя культурная ситуация, характеризующаяся балансом репродуктивных потребностей и культурно-продуктивной активности человечества, сменяется ситуацией, когда культурно-производительная деятельность далеко опережает репродуктивную потребность. В качестве «избытка» создается новый мир, новая оболочка культуры, не имеющая аналогов в природе и истории. Соответственно, традиционные формы и механизмы жизни, которые тысячелетиями поддерживали «симбиоз» и были ответственны за самосохранение человечества, или перестают действовать или даже становятся препятствием на пути самосохранения. Феномен роста сопровождается «эффектом домино», когда адаптация одних параметров к изменению других влечет за собой цепочку изменений в других подсистемах социума. Чувство глобальной угрозы существованию, которое охватило человечество, связано с тем, что существует реальный риск его выживанию: никто не может сказать, способно ли человечество поставить под контроль те силы развития, которые оно вызвало к жизни, или оно уже находится в руках иррациональной «логики вещей». Исход гонки, в которой водитель теряет управление над машиной, в общем-то, предсказуем.

Совокупность изменений социума, объединяемых понятием «глобализация», – одно из проявлений указанной исторической мутации. Тем не менее, похоже, что именно понятие глобализации наиболее адекватно передает суть перемен, совершающихся на данном этапе. Несмотря на это, нельзя сказать, что были предприняты серьезные усилия по сколько-нибудь адекватному философскому осмыслению понятия глобализации – ни в российской, ни в зарубежной литературе. Глобализация остается, скорее, предметом речевых упражнений политиков и журналистов. А без философского осмысления феномена глобализации нельзя сделать обоснованного вывода о шансах и угрозах, проистекающих из современного состояния социума.

Если до сих пор происходящая мутация вызывала опасные, но локальные и потому контролируемые кризисы, – к ним можно причислить политические революции, разрушительные мировые войны прошедшего столетия, раскол мира в «борьбе систем», – то глобализация обозначает новый – уже не локальный – масштаб проблем, равно как и новые шансы. Она предоставляет отсутствовавшую прежде возможность комплексного реагирования в ответ на частичные изменения системы. Роковой вопрос прогресса – ведет ли он к увеличению или уменьшению управляемости мира – в этом случае может иметь как положительный, так и отрицательный ответ. Ответ на него можно найти, обращаясь к механизмам управления, контроля человечества над этими процессами. Говоря о механизмах контроля, мы обращаемся в первую очередь к морали, праву и политике как основным сферам саморегуляции социума. Если политика и отчасти право указывают на оперативные возможности управления исторической ситуацией, то этика несет в себе фундаментальные основания последних.

На фоне совершенно новых вызовов и глубинных изменений во всех пластах человеческого бытия становится все более очевидной неспособность традиционной морали ставить эти вопросы и их решать. При том, что подвергаемые трансформации (подчас разрушительной) институты традиционного общества (семья, церковь и т.д.) не содержат механизмов адекватного реагирования на проблемы глобального уровня, не обладает такими механизмами и традиционная мораль. Требуется радикальное переосмысление предмета, методов и задач социальной науки и этики, которые были бы соразмерны совершающемуся историческому повороту и обновлению человечества.

«В противовес деструктивным аспектам индивидуального человеческого взаимодействия, деструктивные аспекты человеческой интервенции в природе не были даже замечены и включены в этическую проблематику традиционных институтов морали и права или в философскую этику. Лишь в последние десятилетия нашего столетия homo sapiens, т.е. морально чувствительная общественность, осознала факт, что человеческое отношение к природе и взаимодействие с ней создает этические проблемы, сравнимые с теми, которые возникают в социальных отношениях между людьми. Поэтому до сих пор далеко не ясно, как следует осознавать эти проблемы и вызовы в отношении к этике в целом. Существуют ли институты или формы морали и этики, которые соразмерны этим проблемам; или мы нуждаемся в совершенно новом типе этики, базирующейся на новом типе философии или мудрости; или нам можно отказаться и просто игнорировать эти новые этические проблемы и сохранять наши партикулярные моральные традиции и привычки?».[6]

В этих словах К.-О. Апеля не только обозначается «новизна человеческой ситуации в мире», но и делается заявка на создание этики, соразмерной стоящим перед человечеством проблемам. Смелая попытка создания «макроэтики современности», или «планетарной этики ответственности», в которую Апель вложил и свой философский талант, и энергию своей жизни, не может не вызывать закономерного интереса. Хотя сам философ не часто обращался в своей концепции к специфической проблеме глобализации как таковой, в его работах слышна уверенность, что именно его философия стоит «вровень» уровню глобального вызова. Прежде чем перейти к анализу социально-этической концепции дискурсивной этики, требуется сказать несколько слов о ее авторе.

.

Назад

Главная Новости Книги Статьи Реферати Форум
 
 
 
polkaknig@narod.ru © 2005-2006 Матеріали цього сайту можуть бути використані лише з посиланням на даний сайт.