Сноски :: vuzlib.su
Ищите Господа когда можно найти Его; призывайте Его, когда Он близко. (Библия, книга пророка Исаии 55:6) Узнать больше о Боге
Главная Новости Книги Статьи Реферати Форум
ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ

Загрузка...
Сноски

.

Сноски

[1] Задачу трансформации кантовской философии и освобождения от содержащихся в ней рудиментов метафизики ставили для себя все направления посткантианской философии. Хотя им в целом удавалось справиться с этой задачей, под вопрос не ставились сами основания субъектной философии, которые богаты этими рудиментами. В этом суть критики феноменологии Гуссерля со стороны Апеля и Хабермаса. Сохраняя кантовский трансцендентализм, сторонники дискурсивной теории стремятся освободиться от предпосылок субъектной философии.

[2] Wittgenstein L., Tractatus logico-philosophicus. Tagebücher 1914-1916. Philosophische Untersuchungen. // Он же, Werkaus­gabe Bd. l, Frankfurt a.M., 1989.

[3] Апель К.-О., Трансформация философии. М., 2001. С. 218 и далее. (Русский перевод книги Апеля содержит только некоторые статьи сборника).

[4] Там же. С. 176.

[5] Открытие такой универсальной языковой игры играет огромную роль в построениях Апеля, но не содержится в утверждениях самого Витгенштейна. Для него практическое употребление в конкретных жизненных формах – окончательный критерий корректного следования правилам. Он не дает ответа, как возможно изобретение новых правил или соблюдение универсальных нормы этики в разных сообществах. Но в этом случае Витгенштейн, как считает Апель, открывает путь релятивизму и контекстуализму и не задает измерения возможного нормативного прогресса.

[6] Apel K.-O., Transformation der Philosophie. Frankfurt a.M., 1973. С. 173.

[7] Apel K.-O., Der Denkweg von Charles S.Peirce. Franfurt a.M., 1975.

[8] Пирс: «Мы находим, что любое суждение управляется условием согласованности; его элементы должны быть способными формировать единство. Поскольку это согласованное единство – принадлежность всех наших суждений, можно сказать, что оно принадлежит нам. Или же скорее, поскольку оно принадлежит суждениям всего человечества, о нас можно сказать, что мы к нему принадлежим». Цит. по: Апель К.-О., Трансформация философии. М., 2001. С. 183.

[9] Окончательное мнение неограниченного сообщества исследователей (англ.).

[10] Пирсову идею «сообщества исследователей» Апель корректирует в духе философии Дж. Ройса, который говорил о «сообществе интерпретаторов» и переводил вопрос, таким образом, в измерение прагматического исследования. Если всеобщий консенсус ученых как идеальное состояние познания истины носил у Пирса некий натуралистический и потому утопический характер, то Апель возводит идеальное состояние согласия относительно истины к нормативному плану в смысле регулятивной идеи и отличает его от реального коммуникативного сообщества.

[11] Дж. Ройс, философ конца XIX - начала XX вв. принадлежал к кругу американских неогегельянцев. На Апеля оказало большое влияние его попытка свести основы теории познания к понятию интерпретации. Интерпретация знаков, на которой базируются все социальные процессы между людьми, Ройс ставил как форму познания рядом с традиционными percepiton и conception. Ройсу принадлежит заслуга поиска перехода от пирсового обращения к семиотике и интерсубъективности к абсолютному идеализму. См. Hösle V., Die Krise der Gegenwart und die Verantwortung der Philosophie. München, 1994. С. 105-107. Royce J., The Spirit of modern philosophy. Boston, 1892; Humbach K.-T., Das Verhältnis von Einzelpersonen und Gemeinschaft nach Josiph Royce. Heidelberg, 1962.

[12] Апель К.-О., Трансформация философии. М., 2001. С. 191.

[13] В своих работах Гуссерль первым остро поставил проблему «alter Ego» и интерсубъективности (Парижские и Амстердамские доклады). Ею инспирировано обращение Гуссерля к понятию жизненного мира на позднем этапе творчества. Тем не менее, эволюция воззрений Гуссерля протекает в направлении от логического платонизма в сторону трансцендентальной философии сознания, обозначая тем самым, на взгляд Апеля, тупик феноменологии. Apel K.-O., Das Problem der phänomenologischen Evidenz im Lichte einer transzendentalen Semiotik. // Benedikt M., Burger R. (Hrsg.), Die Krise der Phänomenologie und die Pragmatik des Wissenschaftsfortschrits. Wien, 1986. С. 78-99.

[14] См. Назарчук А.В., Язык в трансцендентальной прагматике К.-О. Апеля. // Вопросы философии. 1997, № 1. С. 69-75.

[15] «Невозможно следовать правилу, созданному лишь для самого себя, ориентируясь на мерки, доступные интроспективно. Тот, кто пожелал бы для лишь ему доступных данных опыта (напр., боли) ввести лишь ему доступный язык (т.е. не сочетающийся по правилам с публичным языком и поэтому непереводимый), не будет располагать критериями правильного языкового употребления. Он не сумеет заметить различие между произволом и нормой, поскольку всякая действующая норма, отвечающая за критерии различения, среди прочего, конституируется благодаря тому, что следование норме могут контролировать другие. И, опять же, другой не сумеет по внешнему виду его поведения разглядеть, следует ли первый какому-то правилу или нет, если перед этим он не достиг взаимопонимания относительно этого правила с первым или же с каким-то третьим лицом, которое смогло бы проконтролировать поведение первого согласно какому-то публичному правилу игры («практике», «институту»). Без соотнесенности с этой публичной инстанцией контроля второй мог бы воспринимать и случайные (природно-спонтанные) жесты как поведение, управляемое правилами, ибо невозможно помыслить поведение, каковое люди не сумели бы «объяснить» извне, согласно правилам, выдуманным ad hoc”. Апель К.-О., Трансформация философии. М., 2001. С. 96-97.

[16] См. Apel K.-O., Der semiotische Pragmatismus von Ch.S.Pierce und die „abstractive fallacy“ in den Grundlagen der Kantischen Erkenntnistheorie und der Carnapschen Wissenschaftslogik. // Bucher A. (Hrsg.), Bewußt sein. Festschrift für G.Funke. Bonn, 1975. С. 49.

[17] Апель К.-О., Трансформация философии. М., 2001. С. 41-45.

[18] См. Morris Ch., The Concept of Meaning in Pragmatism and logical Positivism. Actes de 8e Congres de Philosophie a Prague. 1934; Morris Ch., Signs, Language and Behavior. 4 ed., N.Y., 1950; Моррис Ю.У., Основание теории знаков. // Семиотика. Сб. под общей редакцией Ю.С. Степанова. М., 1983.

[19] В этом тезисе апелевская прагматика полностью расходится с подходом бихевиоризма, из которого исходил в своей версии прагматики Морис. Апель подверг бихевиоризм в своих работах последовательной и систематической критике. См. Apel. K.-O., Zur Idee einer transzendentalen Sprachpragmatik. Die Dreistelligkeit der Zeichenrelation und die „abstractiv fallacy“ in den Grundlagen der klassischen Transzendentalphilosophie und der sprachanalytischen Wissenschaftslogik. // Simon J. (Hrsg.), Aspekte und Probleme der Sprachphilosophie. Freiburg, 289-306.

[20] Apel K.-O., Transformation der Philosophie. 2. Bd., Frankfurt a.M. 1973. С. 149-161.

[21] Диссертация осталась неопубликованной.

[22] Хайдеггер М., Язык. СПб., 1991. С. 3-4.

[23] В «Бытии и времени» Хайдеггер понимает «исходную истину» как раскрытие Dasein, которая, будучи одновременно и сокрытием, делает возможным исследование определенных аспектов жизненного мира. Такая концепция истины уподобляется по своей структуре «конституированию смысла» и соотносит его с фактичностью нашей ситуации Dasein.

[24] «Понимание не есть в действительности «лучшее понимание» - ни в смысле существенного большего знания посредством более ясных понятий, ни в смысле целостного превосходства, которое обладает сознанием своего незнания. Достаточно сказать, что некто понимает по-другому, если он вообще понимает», Gadamer G.-H., Wahrheit und Methode, Frankfurt a.M., 1965. С. 280. См. развернутую критику Гадамера Апелем: Apel K.-O., Transformation der Philosophie. Bd. 1. Frankfurt a.M., 1973. С. 43-51; Regulative Ideen oder WahrheitsGeschehen? Zu Gadamers Versuch, die Frage nach den Bedingungen der Möglichkeit gültigen Verstehens zu beantworten. // Apel K.-O., Auseinandersetzungen in Erprobung des transzendental-pragmatischen Ansatzes. Frankfurt, 1998. С. 569-609.

[25] Apel K.-O., Transformation der Philosophie. Bd. 2. Frankfurt a.M., 1973. С. 21-32.

[26] «Философская проблема герменевтического понимания, - замечает Апель, - располагается как раз в промежутке между этими двумя моделями». Апель К.-О., Трансформация философии. М., 2001. С. 100-102.

[27] Вот как Апель характеризует решение Дильтеем проблем, в которые упирается Витгенштейн: «Витгенштейн посредством своей мыслительной модели, по сути дела, не сумел уловить ни собственно историчного момента в понимании, ни опосредованности в промежутке между распадающимися и вновь возникающими языковыми играми (нормальный феномен опосредованности традиции)… Дильтей, напротив, как раз там, где речь идет об исторической опосредованности между языковыми играми, об опосредованности в промежутке между формой (априорным правилом) и содержанием (объективированным смыслом) человеческих жизненных форм, достиг максимальной рациональности своей мысли, а именно – в фигуре мышления «герменвтического круга»». Apel K.-O., Transformation der Philosophie. Frankfurt a.M., 1973. Bd. 2. С. 102.

[28] Там же. С. 50

[29] Apel K.-O., Die Idee der Sprache in der Tradition des Humanismus von Dante bis Vico. Bonn, 1963.

[30] Apel K.-O., Transformation der Philosophie. Frankfurt a.M., 1973. Bd. 2. С. 55.

[31] Там же. С. 240 и далее.

[32] Apel K.-O., Die Erklären:Verstehen-Kontroverse in transzendentalpragmatischer Sicht. Franfurt a.M., 1979.

[33] Как и Кант, Апель считает каузальность условием научного опыта, но у Апеля, в отличие от Канта, каузальность рассматривается не как категория рассудка, а как производная от понятия действия: вторгаясь в ходе научного эксперимента в природу, человек в ходе этого эксперимента создает понятие причинности. В соответствии с пониманием природы причинности Апель решает проблему свободы воли. С его точки зрения, понимание каузальной необходимости природных процессов предполагает понимание свободы действий в смысле возможности инициировать природный процесс или воспрепятствовать ему, и наоборот - свобода, опосредованная инструментальным действием, предполагает причинность. Отсюда важные последствия для понимания природы социальных наук: причинное объяснение и понимание действия должны рассматриваться как комплиментарные, причем как сами действия, так и их интенции не должны рассматриваться в смысле природной причинности. Полагая, что объяснение мотивов действий несводимо к чисто причинному объяснению, так как между интенцией и действием существует логическая связь, и интенции могут обосновываться, а не причиняться, Апель вслед за Поппером исходит из того, что невозможно предсказать инноваций в науке, а в истории в отличие от природы невозможны корректные прогнозы. И приходится довольствоваться только объяснениями уже свершившихся событий.

Признавая недостаточность каузального объяснения социальных процессов, Апель вместе с тем критикует теории герменевтического идеализма, которые предлагают воздержаться от каузального объяснения интенций и установок участников коммуникации, ограничившись только герменевтической процедурой понимания. Для Апеля важно не только понять установки действующих индивидов, но и установить критерии их оценки. Без этого герменевтический подход приводит к релятивистским формам историцизма, в которых разрушена связь герменевтической и этической рациональности. Проблема этической рациональности - ключевая для Апеля при рассмотрении социума. Пожалуй, главный вопрос всей трансцендентально-прагматической теории - это вопрос обоснования этических принципов, не прибегая к исторически реализованным системам нравственности. В этом плане Апель полностью отказывается от исторического обоснования этики, в котором усматривает опасность релятивизма, и идет по пути ее когнитивистского обоснования.

[34] Winch P., Die Idee der Sozialwissenschaft und ihr Verhältnis zu Pholosophie, Frankfurt, 1966 (рус. перевод: Уинч П., Идея социальной науки. М., 1996). Апель прибегает здесь также к аналогии между экстенсиональным и интенсиональным значением в семантике.

[35] В этом смысле интересна также инспирированная Апелем попытка Хёсле трансформировать гегелевскую философию в смысле философии интерсубъективности. См. Hösle V., Hegels System. Der Idealismus des Subjekts und das Problem der Intersubjektivität. 2 Bd., Hamburg, 1987.

[36] Chomsky N., Logical Syntax and Semanics. Their liguistic Relevance. // Language, 31; Syntactic Structures. Hague, 1957; Aspects of the Theory of Syntax. Franfurt, 1965; Topics in the Theory of Generative Grammer. Hague, 1966; Хомский Н. Язык и мышление. М., 1972.

[37] Бюллер К., Теория языка. Репрезентативная функция языка. М., 1993. С. 34.

[38] Хабермас критиковал Бюлера за то, что языковую деятельность Бюлер связывал только с первой функцией представления, в то время как сигнальная и симптоматическая функция имеют у него внеязыковую природу. См. Habermas J., Was heißt Universalpragmatik? // Apel K.-O., Sprachpragmmatik und Philosophie. Frankfurt a.M., 1976. С. 202.

[39] Там же. С. 207-208.

[40] «Говорящий должен выбрать понятное выражение, чтобы говорящий и слушатель могли друг друга понять; говорящий должен иметь намерение сообщить истинное пропозициональное содержание, чтобы слушатель мог разделить знание говорящего; говорящий должен желать выразить свою интенцию правдиво, чтобы слушатель мог верить и доверять выражению говорящего; наконец, говорящий должен ввиду существующих норм и ценностей выбрать правильные выражения, чтобы слушатель мог принять выражение». Там же. С. 27.

[41] См: Austin J.L. How to do things with words. Oxford, 1962; How to do Things with Words. Camridge,1962; Searl J.R., Speech Acts. Camridge, 1969. Performative Utterances. // Pholosophical Papers, Oxford, 1961.

[42] Серл исходил из созвучного Хомскому тезиса, что говорить на языке означает производить языковые акты в соответствии с системой конститутивных правил. Среди основоположений Серла, привлекших внимание Апеля, было то, что различные человеческие языки в той мере, в какой они взаимопереводимы, должны рассматриваться как реализация одних и тех же универсальных основополагающих правил, даже если эти правила реализуются в различных конвенциях.

[43] См. обширные комментарии Апеля в отношении концепций Серла и Остина: Apel K.-O., Sprechakttheorie und trandzendentale Pragmatik zur Frage ethischer Normen. // Он же, Auseinandersetzungen in Erprobung des transzendental-pragmatischen Ansatzes. Frankfurt, 1998. С. 281-413.

[44] Böhler D. Transzendentalpragmatik und kritische Moral über die Möglichkeit und die moralische Bedeutung einer Selbstaufklärung der Vernunft // Kuhlman W., Böhler D. (Hrsg.), Kommunikation und Reflexion. Frankfurt, 1982, С. 87.

[45] Kettner M., Ansatz zu einer Taxonomie performativer Selbstwidersprüche. // Dorschel A. (Hrsg.), Transzendentalpragmatik, Frankfurt a.M., 1994. С. 187-212.

[46] Виттгенштейн идет в этом направлении даже дальше: фразу «я мыслю» можно лишь мыслить «в сознании», а точнее, говорить. В действительности, формы логики языка, подразумеваемые в «я мыслю», нельзя мыслить, так как они совпадают с границами языка. Поэтому субъекта по Витгенштейну нет, как нет и теории познания субъекта. Апель обнаруживает противоречие в рассуждениях Витгенштейна в том, что его утверждения в рамках языковой игры «всего лишь в сознании» в полной мере претендуют на истинность и уже этим имеют отношение к действительности и к рефлексии субъекта: «Посредством критического анализа языковой игры в рамках выражения «лишь в сознании» очевидно проявляется мысль, которая получает значение в каждом языке, так как она имеет дело с необходимо универсальными условиями речи «внешнего мира» о том, что является «сознанием в отношении к реальности. Таким образом, похоже что мы можем знать нечто об условиях возможности осмысленной речи вообще – а не только о структуре определенной (эмпирической или сконструированной) языковой системы». Apel K.-O., The Response of Discourse Ethics. Leuven, 2001. С. 44.

[47] Apel K.-O., Ist die Ethik der idealen Kommunikationsgemeinschaft eine Utopie? // Voßkamp W. (Hrsg.) Utopieforschung, Bd. 1, Stuttgart, 1983. С. 341.

[48] Apel K.-O., Das Problem einer philosophischen Theorie der Rationalitätstypen. // Schnädelbach H. (Hrsg.), Rationalität, Frankfurt/a.M., 1984. С. 24.

[49] Необходимо отличать прагматическую консистентность от логической консистентности как технического правила. Она является социальной нормой в процессе аргументации, рассматриваемом как форма социальной практики.

[50] Apel K.-O., Fallibilismus, Konsenstheorie der Wahrheit und Letzbegründung. // Forum für Philosophie Bad Homburg (Hrsg.), Philosophie und Begründung. Frankfurt, 1987. С. 142.

[51] Тем самым Апель реагирует на критику, которую вызвала консенсуалистская теория Хабермаса. См. Zimmerman R., Utopie-Rationalität-Politik. Freiburg/München, 1985. С. 303. Основные черты эпистомология Апеля заимствует у консенсуалистской теории Пирса. См. Apel K.-O., Transendental semiotics and truth: the relevance of a Peircean consesus theory of truth in the present debate about truth theories. // Он же, From a transcendental-semiotic point of view. Manchester, 1998. Но в теории истины Апеля важное место имеет гуссерлевская концепция истины как (феноменологической) очевидности, которую Апель дополняет и корректирует в духе положений анализа языка.

[52] Apel K.-O., Fallibilismus, Konsenstheorie der Wahrheit und Letzbegründung. // Forum für Philosophie Bad Homburg (Hrsg.), Philosophie und Begründung. Frankfurt, 1987. С. 160.

[53] Apel K.-O., Can an ultimate foundation of knowledge be non-metaphyscal? // Он же, From a transcendental-semiotic point of view. Manchester, 1998. С. 81-103.

[54] Apel K.-O., Auseinandersetzungen in Erprobung des transzendental-pragmatischen Ansatzes. Frankfurt, 1998. С. 371 и далее. Метафизические коннотации дискурсивной этики, которые проявляются уже в ссылке на кантовское «царство целей», становятся предметом критики со стороны А. Вельмера: «Так же, как царство целей обозначает некое состояние, в котором уже не может быть моральных конфликтов, но реализуется безграничное единство и взаимопонимание субъектов между собой – т.е., в действительности, состояние, в котором не может быть более мыслима плюралистичность субъектов; точно так же обозначают формальные структуры идеальной языковой ситуации или условия идеального коммуникационного сообщества, если их брать как идеальный пункт побега в языковую действительность, не только идеальные условия рационального взаимопонимания, но в действительности одновременно условие идеального бытия взаимопонимания – т.е. снова состояние, в котором темнота, которая между субъектами и в них существует, окончательно просветляется. Однако без этой темноты нет более языка». Wellmer A., Ethik und Dialog. Frankfurt, 1999, С. 101-102.

[55] Apel K.-O. Sprachpragmatik und Philosophie. Frankfurt, 1976. С.87.

[56] Habermas J., Theorie des kommunikativen Handelns. 1 Bd., Frankfurt, 1981. С. 27 (Ссылка 53).

[57] Habermas J., Theorie des kommunikativen Handelns. 2 Bde., Frankfurt, 1981; Moralbewußtsein und kommunikatives Handeln. Frankfurt, 1983; Vorstudien und Ergänzungen zur Theorie des kommunikativen Handelns. Frankfurt, 1984.

[58] См. Gottschalk-Mazouz N., Diskursethik. Theorien-Entwicklungen-Perspektiven. Berlin 2000. С. 38-41. Apel K.-O., Die Erklären:Verstehen-Kontroverse in transzendentalpragmatischer Sicht, Franfurt 1979. С. 112 и далее.

[59] Нормы аргументативного дискурса могут быть сформулированы и другим образом. Так, ученик Апеля В. Кульман предлагает собственную концепцию, сформулированную в виде императивов: «1) Аргументируй рационально; 2) Стремись к разумному консенсусу; 3) Старайся во всех случаях, в которых твои интересы могут столкнуться с интересами других, стремиться к разумному практическому согласию с ними; 4) Старайся вносить вклад в установление таких отношений, которые приближают реализацию идеального коммуникативого сообщества и заботься о том, чтобы были сохранены уже существующие условия возможной реализации идеального коммуникативного сообщества». Kuhlmann W., Reflexive Letzbegründung. Untersuchungen zur Transzendentalpragmatik. Freiburg, München, 1985. С. 185 и далее. В этой форме особенно видна близость норм речевого употребления этическим нормам.

[60] Grice P., Meaning, // The Philos. Review, 66 (1957), С. 377-388; Он же, Utterer’s Meaning, Sentence-Meaning and Word-Meaning. // Foundations of Language 4 (1968); Bennet J., Linguistic Behavior, Cambridge, 1976; Strawson P., Meaning and Truth. // Logico-Linguistic Papers, London, 1971; Он же, Einzelding und logisches Subjekt [Individuals] Stuttgart, 1972.

[61] Грайс формулирует это следующим образом: «S полагает нечто посредством х означает, что S интендирует, что выражение х, при условии узнавания интенции слушателем, вызывает определенное воздействие у слушателя». Grice P., Meaning, // The Philos. Review, 66 (1957). С. 377.

[62] В интерпретации Стросона этим средством становится даже иллокутивные акты в смысле Остина, когда говорящий посредством выражения стремится не дать нечто знать, но заставить в нечто поверить.

[63] Apel K.-O., Läßt sich ethische Vernunft von strategischer Zweckrationalität unterscheiden? Zum Problem der Rationalität sozialer Kommunikation und Interaktion. // Apel K.-O., Reijen W.v. (Hrsg.), Rationales Handeln und Gesellschaftstheorie. Bochum, 1984. С. 32-41.

[64] Понятие жизненного мира у Хабермаса и Апеля будет подвергнуто анализу в гл. 2, 5.1. Здесь же требуется указать, что жизненный мир в свете универсальной и трансцендентальной прагматики представляет собой ту почву и контекст культурных смыслов и их горизонтов, в рамках которых происходит всякая возможная языковая деятельность. См. Apel K.-O., Normative Begründung der „Kritischen Theorie“ durch Rekurs auf lebensweltliche Sittlichkeit? Ein transzendentalpragmatisch orientierter Versuch, mit Habermas gegen Habermas zu denken. // Он же, Auseinandersetzungen in Erprobung des transzendental-pragmatischen Ansatzes. Frankfurt, 1998.С. 649-701.

.

Назад

Главная Новости Книги Статьи Реферати Форум
 
 
 
polkaknig@narod.ru © 2005-2006 Матеріали цього сайту можуть бути використані лише з посиланням на даний сайт.