3. Информационно-коммуникационная  революция. :: vuzlib.su
Ищите Господа когда можно найти Его; призывайте Его, когда Он близко. (Библия, книга пророка Исаии 55:6) Узнать больше о Боге
Главная Новости Книги Статьи Реферати Форум
ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ

Загрузка...
3. Информационно-коммуникационная  революция.

.

3. Информационно-коммуникационная  революция.

Мир, в котором интенсивность информации и коммуникации преодолевают некую количественную границу, приобретает новое качество. Этот эффект, благодаря которому информация и коммуникация в определенном смысле приобретают самостоятельную жизнь и доминантную для социума роль, можно определить как виртуальную революцию. Ее главная особенность заключается в том, что информация и коммуникация уже не только отражают события предметного мира, но и создают эти события. В результате виртуальной революции информационно-коммуникативная реальность в известной степени подчиняет себе предметную реальность – в том смысле, в каком газету создают новости и репортажи, а не бумага и текст.

Информационно-коммуникационная революция имеет свое материальное выражение – переход к электронным носителям информации. При этом переходе совершается изменение физической основы процессов обмена информацией: происходит переход от физики конечных скоростей к физике высоких скоростей, физике микрочастиц. Именно этот переход разрушает границы, в которые заключен традиционный информационно-коммуникационный процесс. Во что это выливается? Вернемся ко времени и пространству: в виртуальных действиях и взаимодействиях, опосредованных электронными средствами коммуникации, стираются представления о времени и пространстве, свойственные для макромира: исчезают различия величины пространства (преодоление информацией сколь угодно больших пространств занимает считанные доли секунд) и последовательности времени (координируемый комплекс различных действий производится системно, одновременно, а не последовательно). Те неизоморфные отношения, которые характеризуют связь микро- и макромира (например, неприменимость категории каузальности к квантовому миру),[9] характеризуют отныне в определенной степени взаимоотношения между информационно-коммуникативными и реальными событиями: первые обретают собственные логику и законы. Здесь, среди прочего, следует искать источники эффектов в отношении пространства-времени-интеракций, вызвавших к жизни глобализационные процессы.

Вопросу о том, как стало возможным достижение изоморфности информационно-коммуникационных систем и систем микромира, следует уделить особое внимание. Информация связывается в теории информации с уровнем организации и энтропии систем.[10] В человеческом измерении информация отождествляется с понятием «осмысленной информации», приобретающей форму знания в человеческом сознании.[11] Когнитивное понятие информации подразумевается и в теории коммуникации и аргументации в трансцендентальной прагматике. Эволюция информационных и коммуникационных систем рассматривается Апелем как основное измерение эволюции homo faber. Поскольку человек в своей деятельности имел дело с предметами, информация также носила предметный (собственно, визуальный) характер. Ее носителем стал «знак» – мыслительная операция соотнесения реального предмета с предметом меньшей степени сложности. Слово и его фонема были наиболее простыми предметами для мышления. Письменный символ позволил фиксировать слово и речь, облегчив усвоение комплексной информации. Однако, сколь сложным оставался этот способ передачи информации, показывают словесные описания математических операций в древних культурах (шумеро-вавилонской, греческой, китайской). Количественные (математические) операции являлись важнейшей сферой человеческого мышления, но лишь в европейском Средневековье впервые была предложена удобная (десятичная) система математической записи. Вместе с развитием алгебраических уравнений появилась возможность освободиться от словесных визуальных образов мышления. Новое время отмечено развитием математической рациональности, на базе которой стал постепенно выстраиваться комплекс новоевропейских наук (математическая физика, алгебраическая геометрия, астрономия и т.д.).[12] С попыткой выразить пространственные и физические соотношения через число связана революция в физике и химии.[13] Тем не менее, до определенного момента число и слово существовали совершенно самостоятельно, параллельно. Информация о качественных отношениях выражались через слово и понятие.

Ситуация изменилась с информационной революцией. Когда математический характер был придан логике и языковой семантике, выяснилась возможность существования искусственных языков. Посредством числа стало возможным выражать предметные отношения, доступные прежде только для живого слова. С другой стороны, были разработаны предельно простые системы исчисления и математические модели, предназначенные для хранения  и обработки информации: булева алгебра, теория алгоритмов, матриц и т.д. Это позволило операционализировать, формализовать и моделировать сложнейшие физические процессы.[14] Увязав в первых вычислительных машинах простейшие математические процессы с электродинамическими процессами, удалось осуществить математические вычисления со скоростью электродинамических процессов.[15] Элементарной единицей информации стал бит – альтернатива между «да» и «нет», 0 и 1. «Новый принцип воздействия посредством селекции и систематического применения информации и коммуникативных отношений на потоки материи и энергии представляет собой совершенно новый подход к производству знания и к техническому овладению комплексными системами», – отмечает Р. Крайблих.[16]

Таким образом, в основе информационной революции лежит число как основной элемент рациональности. Источник нового понятия рациональности – доступ к элементарному логическому началу числа, двоичной системе исчисления, способность аналитически разложить сложные материальные процессы и уподобить их элементарным числовым соотношениям. Благодаря числу человек становится способен с помощью электронных вычислительных машин обработать количество информации, превышающие его физические способности.

Апель сконцентрировал свое внимание на формально-процедурном измерении коммуникации, однако он считал необходимым принимать во внимание и информационное содержание процесса коммуникационного обмена. Сами формальные процедуры аргументации связаны с возможностями исчисления высказываний.  На связь между цивилизацией и обработкой информации указывал Д. Робертсон. Он доказывал, что сам тип цивилизации зависит от информационных ограничений: «Цивилизации в основном информационно ограничены… Предел производства информации был решающим фактором, препятствовавшим прогрессу, в период, предшествовавший каждому информационному взрыву».[17] Робертсон считает возможным приблизительно оценивать информационную емкость цивилизаций, беря за основу основные информационные революции: 1) переход от пред-языка к языку (109 бит); 2) возникновение письменности (1011); 3) изобретение книгопечатания (1017); 4) компьютирование (1025).[18] Каждая новая форма фиксации и охвата информации лежит в основе цивилизационных сдвигов, из которых выделяется книгопечатание, давшее старт цивилизации Нового времени.[19] Компьютерная революция не просто делает доступным объем информации на новом уровне, но в каком-то смысле отменяет прежние системы хранения и обработки информации, как библиотеки, и требует принципиально других форм жизни в этой информации. Новая цивилизация глобальна по самому количеству и характеру информационного обмена, в котором она существует.

Если слово, на которое опирались прежние типы человеческой цивилизации, есть знак предметов и понятий, материи и пространства, то число – знак соотношений и времени. Отсюда – унификация и формализация интеллектуального мира в «цивилизации числа», способность к апонятийному познанию и воспроизведению мира. В новой рациональности «предметы и состояния» растворяются перед «соотношениями и процессами», перед информацией. Пространство и время обретают в сознании большую свободу от предметности (пример – современная архитектура и искусство): рушится онтология метафизики. Культура «перебирается» из залов и музеев в пространство средств электронной информации, где естественные (предметные) звук, цвет, текст заменяются их цифровыми аналогами. Культурный продукт становится в конечном счете всего лишь цифровой информацией и инструментами ее обработки.[20] Этот культурный продукт уже с трудом может помещаться в конвенциональных хранилищах: библиотеках, музеях.[21] Но его объем без труда способен сохраняться в электронных хранилищах данных.

Названные выше понятия – информационной, коммуникационной, виртуальной революций – позволяют нам концептуально связать глобализацию с инновационными факторами, посредством которых становится возможной глобализация. Каждое из этих понятий требует более обстоятельного разъяснения

.

Назад

Главная Новости Книги Статьи Реферати Форум
 
 
 
polkaknig@narod.ru © 2005-2006 Матеріали цього сайту можуть бути використані лише з посиланням на даний сайт.