в) Перемещение капиталов :: vuzlib.su
Ищите Господа когда можно найти Его; призывайте Его, когда Он близко. (Библия, книга пророка Исаии 55:6) Узнать больше о Боге
Главная Новости Книги Статьи Реферати Форум
ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ

Загрузка...
в) Перемещение капиталов

.

в) Перемещение капиталов

Если перемещение товаров (торговля) вместе с глобализацией лишь облегчается, то перемещение капиталов (прямые и портфельные инвестиции) приобретает качественно новый характер. Процессы, происходящие на финансовом рынке, составляют одну из важнейших сфер изменений, происходящих вследствие глобализации.

Источником инноваций на финансовых рынках в современном обществе является виртуализация денег, обретение ими электронной формы.

Если ценность денег первоначально определялась стоимостью заключенного в них драгоценного металла, то с развитием рынка денежная система переживает значительную трансформацию: приход бумажных денег влечет за собой эпоху центральных банков, которые производят их эмиссию и контролируют стабильность валюты. То, что в электронную эпоху деньги не просто порождают производные инструменты в виде ценных бумаг различного сорта, фьючерсов и опционов, но и приобретают виртуальную форму как чистая информация, биты – знаменует, по мнению Альтфатера, новый этап их эволюции.[28] Вместе с распадом Бреттон-Вудской системы стабилизации основных валют валюты освободились из под абсолютной власти центральных банков и оказались пущены в свободное плавание соответственно рыночным процессам. Следующий логический пункт, который ожидает деньги в ходе данной эволюции, – провозглашенная Хайеком «приватизация» денег, когда право эмиссии получают также иные актеры, помимо центробанков. Он заключен в праве банков эмитировать кредитные карточки и  в развитии электронных, виртуальных денег. Хотя деньги при этом, как и прежде, должны находиться в определенном соответствии с товарной массой, Альтфатер указывает на неуправляемость эмиссии электронных денег и заключенные здесь «семена» кризисов.

Это означает, что деньги и капиталы могут использовать все преимущества информационной и коммуникативной революции, о которых мы писали в предыдущем разделе книги, революционизируя тем самым рынки товаров и услуг. Наиболее ярко это проявляется в мобильности капиталов, в особенности, портфельных инвестиций в акции и их дериваты. Благодаря глобализации капитал утратил былую связь с «почвой».

Тысячи венчурных и инвестиционных фондов аккумулируют частные средства и пускаются по всей земле в поисках прибыли. Свободные средства, собираемые таким образом, становятся сопоставимыми с прямыми инвестициями, а зачастую даже превышающими прямые инвестиции, осуществляемые вне фондового рынка. Возросшее в этой связи значение процента на капитал заставило заговорить о «казино-капитализме»: начиная с конца 70-х годов рост процентных ставок устойчиво опережал рост реальной экономики.[29] Процессы, в которые вовлечен спекулятивный капитал, как правило, имеют мало общего с процессами реальной экономики, а зачастую служат ее дестабилизации.

В то же время, мобильность капиталов позволяет странам, целенаправленно работающим над созданием своего инвестиционного имиджа, привлекать серьезные внешние инвестиции, о которых прежде едва ли можно было вести речь. Фондовые рынки создают для предприятий возможности прямого финансирования, минуя кредиты. Проблема, связанная с мобильностью капитала, заключается в том, что свободно приходя на национальные рынки, он также свободен их покидать, зачастую в виде панического бегства, провоцируя катастрофические валютные кризисы и кризисы платежного баланса. То, что подобные кризисы в 90-х годах происходили почти ежегодно,[30] говорит о неведомом до сих пор масштабе проблемы.

Выражением роста «виртуальной» составляющей экономики стало появление финансовых продуктов и дериватов, вообще не имеющих аналогов в традиционной финансовой практике. В дериватах дело касается сделок, которые изначально нацелены на гарантии от рисков при изменениях процентной ставки, валютных курсов и движениях цен. Поскольку сделки «по риску» влекут за собой целый ряд иных сделок страхования и т.п., они развивают собственную динамику и собственный потенциал роста, достигающий значительных спекулятивных величин. Проблема так называемой «волатильности» – так называются краткосрочные ценовые колебания на рынках денег, ценных бумаг и валют – является предметом критики со стороны противников финансовой глобализации. «Ибо финансовые дериваты действуют не только конформно рынку, помогая минимизировать риски и усовершенствовать финансовые рынки. В большей степени они воздействуют на динамику цен, которая может вести к экономическому искажению направления движений капитала и к цепным реакциям монетарных кризисов».[31]

Нестабильность финансовых рынков, которую метафорически сравнивают с глобальным изменением климата (а сами потоки капиталов – со стихией), ставит под вопрос фундаментальные основания устройства современного общества. Принципиальная свобода перемещения (частного) капитала, как и свобода перемещения информации, товаров и труда принадлежит к условиям, конституирующим общество модерна и характеризующим права, предоставляемые гражданам правовым государством. Вместе с тем, капитал является ресурсом, жизненно необходимым для выживания всего общества; с этой точки зрения, как справедливо отмечает П. Ульрих, он является общественным благом. Об этом же говорит К. Хоман, когда саму указывает на общественный характер «приватности» капитала как установления. Указанное Марксом противоречие между общественной природой капитала и частным образом его присвоения благодаря достижению (по меньшей мере в развитых обществах) классового компромисса утратило свою былую остроту. Ни перед марксистами, ни перед либералами не вставал, однако, вопрос о праве перемещения капитала за пределы национальных границ, который поставила глобализация. Массово покидая экономику какой-либо страны, частный капитал обескровливает ее финансовую систему и разрушает ее социальный порядок. Лишая страну потенциальных рабочих мест, он создает их в другой стране. Тем не менее, капитал продолжает создавать прибыль его владельцу. Эти действия, несущие угрозу стабильности обществу, появившись в результате глобализации рынков, в действительности серьезно меняют условия социального компромисса и дают повод пересмотреть установившийся социальный контракт. Признание частной собственности устоем общественной жизни (это признание действует достаточно короткий исторический срок) является ключевым пунктом этого контракта в Новое время. Оно означает признание в качестве общественно нужной и благоприятной сферы, которая бы в приоритетном смысле руководствовалась стратегическим экономическим интересом. На наш взгляд, глобализационные процессы дают достаточный повод для того, чтобы переосмыслить этот пункт в направлении более органической интеграции коммуникативной рациональности и экономического мышления. Задача облагородить экономическое поведение этическим разумом (а вовсе не отрицать экономический разум, что мы нередко наблюдаем в марксистской традиции) встает в эпоху глобализации как императив дальнейшего благополучного развития человечества.

В 2000 г. группа швейцарских ученых и финансистов во главе с П. Дембински попыталась отреагировать на цикл финансовых кризисов 1995-2000 гг. и очертить контуры «этики финансов», необходимой в новых для финансовых рынков условиях.[32] По их мнению, происходящие глобальные изменения зачастую не фиксируются на индивидуальном уровне самими финансистами, и это не позволяет им осознать новый масштаб своей ответственности.

В документе «Этические факторы финансовой деятельности» авторы указывают на четыре фактора, препятствующие адекватному этическому восприятию финансистами результатов своей деятельности:

-         финансисты действуют в мире, технологически изолированном от реальной экономики;

-         финансовый мир институционально и культурно удален от других секторов экономики;

-         финансисты используют утонченные модели и парадигмы, которые, тем не менее, как и все модели, не могут исчерпать всю сложность мира, в котором они действуют;

-         финансовые рынки репрезентируют себя в образе квази-совершенных рынков – теоретического идеала, предполагающего незначительность влияния на него каждого индивидуального участника финансового рынка.

Авторы обращают основное внимание на создание на финансовом рынке механизмов доверия между действующими актерами. Отвечая на вопрос о том, как побудить всех участников рынка к ответственному поведению, они выдвигают следующие предложения по этически рациональной организации финансовой сферы:

1.        Необходимость достоверности. «Имидж финансовой организации должен соответствовать реальности, что позволяет установить доверие в отношения между клиентом и управляющим».[33]

2.        Проблема времени или долгосрочная перспектива. Стабильность в финансовом секторе имеет большее значение, чем даже в реальной экономике, но именно здесь под влиянием ускоряющихся темпов она ставиться под вопрос.

3.        Достаточность вознаграждения. Только таким способом, по мнению авторов, возможно избежать обмана клиента путем выбора операций, не соответствующих интересам клиента.

4.        Доступность информации. Речь идет об избежании в отношении между оператором и клиентом «злоупотребления властью, возникающей из-за асимметрии в полномочиях сторон».

5.        Соблюдение правил рынка. Автор обращает внимание на хрупкость механизмов рынка и их сбои в тех случаях, когда эти механизмы начинают использоваться исключительно для целей увеличения доходов оператора.

.

Назад

Главная Новости Книги Статьи Реферати Форум
 
 
 
polkaknig@narod.ru © 2005-2006 Матеріали цього сайту можуть бути використані лише з посиланням на даний сайт.