Заключение :: vuzlib.su
Ищите Господа когда можно найти Его; призывайте Его, когда Он близко. (Библия, книга пророка Исаии 55:6) Узнать больше о Боге
Главная Новости Книги Статьи Реферати Форум
ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ

Загрузка...
Заключение

.

Заключение

Очевидно, что глобализация серьезно изменит не только ландшафт мировой экономики и политики, но и качество жизни человеческого сообщества. Под понятием глобализации скрываются серьезные техно- и культурогенные факторы, потенциал которых только начинает раскрываться. Все это несет с собой как новые шансы, так и новые угрозы человеческому существованию, о которых сегодня много говорят, но которые пока с трудом поддаются глубокому философскому осмыслению. На новые, глобальные вызовы невозможно отвечать старым языком, бессмысленно предлагать опробованные решения. В этой связи резко возрастает потребность в новых подходах и новых теоретических парадигмах для социальной науки и этики.

К числу, как нам кажется, наиболее плодотворных концепций, обративших на себя внимание в последние десятилетия в философской дискуссии, принадлежат социально-этическая доктрина и метод немецкого философа К.-О. Апеля. Несмотря на то, что проблема глобализации ставится Апелем лишь в его недавних трудах,[1] в творчестве философа собраны воедино многие достижения мировой философской мысли первой и второй половины ХХ века, в которых содержится материал для свежих и оригинальных концептуальных решений. В настоящей работе делается попытка обобщить фундаментальные положения его социально-этической доктрины с целью выработки нового теоретического подхода к осмыслению феномена глобализации. Основы этого подхода заложены в методологической концепции трансцендентальной прагматики Апеля, а социально-этические экспликации по отношению к ситуации человека в современном мире – в концепции дискурсивной этики.

Теоретические основания трансцендентальной прагматики сложились на пересечении двух философских культур – англо-саксонской традиции лингвистической философии и континентальной философской традиции трансцендентализма и герменевтики. Апелю принадлежит заслуга глубокого переосмысления понятия трансцендентализма и перенос его из сферы субъективной в сферу лингвистической философии. Интерсубъективный характер мышления, трансцендентальное априори речевых актов и аргументативного дискурса получили в его философии весьма убедительные анализ и обоснование. В концепции трансцендентальной прагматики Апеля был предложен богатый методологический инструментарий для интерпретации человеческой коммуникации и построения социально-теоретических коммуникативных моделей. Апелю, как никому другому из философов лингвистического поворота, удалось плодотворно увязать философию языка с философией общества.

Дискурсивная этика, которая рассматривалась Апелем как экспликация идей трансцендентальной прагматики применительно к области социально-этических проблем, вызывает в настоящее время в философской общественности еще больший интерес, чем сама концепция трансцендентальной прагматики. Внимание привлекло, прежде всего, настойчивое апелевское требование окончательного обоснования этики. Такое обоснование, на взгляд Апеля, достигается в концепции неограниченного коммуникативного сообщества, обоснованного с помощью лингвистической версии априоризма (в теории речевых актов и аргументативного дискурса) и консенсуалистской теории истины. В учении Апеля этика находит окончательное обоснование своей основной нормы – аналогии кантовского категорического императива – которую Апель формулирует как дискурсивный, или универсализирующий принцип. Сущность окончательного обоснования заключается не только в том, что этот принцип априорно предполагается самим актом аргументации, но и в том, что сама аргументация состоится только тогда, когда этот принцип сознательно или неосознанно признается как этическая норма коммуникации. Обоснование консенсуально-коммуникативной нормы всеобщего согласия позволяет Апелю предложить процедурный принцип решения для всех этических проблем: этически обоснованными могут считаться всякие решения, относительно которых достигнут полный консенсус неограниченного сообщества аргументирующих. Хотя этот полный консенсус мыслим только в рамках теоретической модели идеального коммуникативного общества, он дает вполне практический ориентир для аппроксимативного приближения к этому идеалу.

Ту часть этики, в которой достигается окончательное обоснование этического принципа и этической рациональности, Апель обозначает как теоретическую часть А дискурсивной этики. К ней принадлежит важный принцип ограничения дискурсивного принципа (т.н. принцип дополнительности), который вытекает из методологического различения идеального и реального коммуникативного сообществ. В окончательной формулировке этическая установка «этики ответственности», которую Апель выставляет как необходимое условие выживания человечества, звучит так: исходя из условий существования здесь и теперь, этическое действие должно содействовать укоренению принципов идеального коммуникативного сообщества в реальном, но избегать утопических попыток его непосредственного воплощения, угрожающего стабильности человеческого существования. Или по другому: дискурсивный принцип должен соблюдаться лишь в той мере, в какой это позволяют условия реального коммуникативного сообщества, отмеченного доминированием контра-этической, стратегической рациональности.

Прикладная часть этики, которая обращена к конкретным этическим вопросам, и, в частности, к проблемам глобализации, относится к части Б дискурсивной этики. В ней формулируются условия проведения практических дискурсов по решению актуальных этических проблем. Апель подчеркивает, что его этика не призвана ниспровергать традиции и ставить под вопрос традиционное этическое поведение. Она ориентирована, прежде всего, на вопросы или не имеющие решений в традиционной морали (эвтаназия, клонирование, экологический кризис и др.) или требующие пересмотра традиционных решений в связи с новыми условиями выживания человечества. Проблемы, возникающие в связи с глобализацией, требуют именно такого подхода.

В книге не только анализируется эвристический потенциал апелевской концепции, но и делается попытка адаптировать начала дискурсивной этики к дискурсам социально-политической общественности, которая не предпринимается самим Апелем. Благодаря этому появляется возможность четко очертить границы, в рамках которых остаются этически релевантными концепции консерватизма, либерализма, социальной демократии. Дискурсивная этика, выдвигая требование общественного обсуждения социально-политических проблем и их консенсусного поиска, наиболее близка идеям этики демократии и делиберативной политики.

В работе раскрывается и собственная точка зрения Апеля на ряд актуальных проблем современности, которая нашла отражение в ряде отдельных публикаций. Это такие проблемы, как ядерная угроза человечеству, проблема конфликта Севера и Юга, принцип международной справедливости, угроза экологического кризиса и другие. В этих работах философ не предлагает решений, он лишь пытается сформулировать условия для осознанного решения человеческим разумом этих проблем. Однако он преследует большее: формулируя условия, при которых человечество сможет решить эти проблемы, Апель закладывает основания цивилизации партнерства и совместной ответственности человечества за свою судьбу. Свою этику Апель называет «планетарной этикой совместной ответственности».

Тем не менее, закладывая теоретические и методологические основания дискурсивной этики, философ лишь в очень малой степени углублялся непосредственно в «дискурсы современности», не считая это своей задачей.  Отталкиваясь от доктринальных установок, предложенных Апелем, автор книги пытается перенести их на проблемы, связанные со всем комплексом глобализационных процессов.

Под глобализацией в научной литературе понимаются тенденции и процессы эрозии национальных границ и углубления степени взаимодействия и взаимообусловленности жизни человеческих обществ. Несмотря на активное обсуждение глобализационных процессов, проблема столь молода, что из философской публицистики едва ли выделились самостоятельные и оригинальные философские концепции глобализации. В связи с этим автор предлагает свой подход, согласно которому глобализация является выражением и следствием формирования коммуникационного и информационного общества, развитие которого инициировано технологической революцией 80-х – 90-х годов. Именно в рамках процессов коммуникации «уплотняется» пространство и «сжимается» время. В связи с этим говорят о «виртуальной революции», задающей контуры особого, «информационного» мира.

Хотя для Апеля существенной характеристикой коммуникативного сообщества являются нормативно-прагматические констелляции речевой коммуникации, глобализация радикальным образом меняет ландшафт реального коммуникативного сообщества: облегчает коммуникацию, снимает многие из ее физических и институциональных границ и т.д. Она приближает общество к идеальной модели неограниченного коммуникативного сообщества и тем самым однозначно получает позитивную этическую ценность. Обретение этического критерия, по которому могут оцениваться результаты глобализации – одно из ценных достижений дискурсивной этики для общественной дискуссии о глобализации.

Вместе с тем, новые средства коммуникации могут использоваться для усиления стратегической и ослабления коммуникативно-этической рациональности. В этом случае средства коммуникации служат искажению, а не формированию коммуникативного сообщества. В реальном коммуникативном сообществе, каналы коммуникации в котором опосредованы функциональностью социальных систем и институтов, а поведенческие нормы задаются преимущественно императивами целерациональной стратегической рациональности, изменения социального ландшафта имеют тенденцию к тому, чтобы закреплять установившееся неравенство в коммуникации и подрывать начала консенсуальной рациональности.

Именно с опасностью развития мировой ситуации в этом направлении, а не в направлении укрепления справедливых начал нового миропорядка, связаны главные тревоги авторов дискурсивной теории, Апеля и Хабермаса. То, что блага коммуникационной и информационной революций в основном используют развитые страны, ведет к возникновению «информационного неравенства», углублению пропасти между первым и третьим миром. Поэтому именно эта проблема становится центральной в дискуссии о глобализации. Дискурсивный принцип конкретизируется Апелем в приложении к проблемам глобализации как принцип международной справедливости, согласно которому содержание того, что справедливо или нет, не может решаться заранее, исходя из перспективы каких бы то ни было форм культурного партикуляризма. Справедливыми могут быть только решения, которые найдены в процессе равного диалога всех сторон, затрагиваемых этим решением. Несмотря на то, что апелевской концепции универсализации этических норм часто делают упрек в вестернизации, из нее следует неизбежное требование о равенстве представительства всех стран и граждан в дискурсах международного сообщества. Основные ориентиры действия, которые вытекают из принципов дискурсивной этики – укрепление правовых оснований международного сообщества и развитие институтов международной общественности.

Глобализация отмечена, в первую очередь, углублением экономической кооперации и интеграции. Шансы интеграции в международную торговлю и международный рынок труда, привлечения инвестиций повышаются и у развивающихся стран. Основными выигравшими оказываются, однако, компании стран первого мира. Переструктурирование экономического ландшафта происходит в настоящее время однозначно в пользу транснациональных корпораций, глобальных игроков (global players). Несмотря на то, что экономические отношения обладают богатым дискурсивным потенциалом, в экономической рациональности с наибольшей силой проявляются начала эгоистически-стратегической рациональности, которые требуют опосредования этическими принципами и активно действующим политическим разумом.

Не менее впечатляющи изменения в политической сфере, где формируется новый глобальный мировой порядок. Он отмечен девальвацией таких классических понятий, как государственный суверенитет, демократическая легитимность. В то же время глобализация способствует укреплению начал международного права, проникновению в национальные культуры универсальных ценностей, таких как права человека, выдвижению на первый план институтов гражданского общества, неправительственных организаций. В глобализации можно узнать черты того, что Апель, вслед за Кантом, называет формированием «правового порядка мирового гражданства» (weltbürgerliche Rechtsordnung). Однако налицо и негативные тенденции формирования однополярного мира с маргинальным статусом стран, отставших в экономическом развитии. Сокращая возможности политического и правового управления государств, глобализация повергает мир на новую ступень «общества риска» (У. Бек).

Наконец, подобное можно сказать и о сфере культуры. В культуре глобализация проявляется в унификации культурных стандартов, подтачивании основания национальных традиций, утрате культурной идентичности. Глобализация делает более доступными блага культуры на разных континентах, но ее возможности, служат, опять-таки, на пользу медиа-корпорациям развитых стран. В сфере культуры Апель формулирует безусловное «право нации на собственную культуру», которое должно сочетаться с универсальной основой культурных ценностей, соблюдением прав человека. В ходе глобализации должна происходить дальнейшая рационализация жизненных миров, которые не должны подрываться развивающимися в ходе глобализации техногенными формами системной рациональности.

Таким образом, глобализационные процессы могут служить улучшению и гармонизации условий человеческого существования. Но только в том случае, если человечество найдет в себе силы сделать выбор в пользу этического разума, формирования планетарной макроэтики ответственности.

.

Назад

Главная Новости Книги Статьи Реферати Форум
 
 
 
polkaknig@narod.ru © 2005-2006 Матеріали цього сайту можуть бути використані лише з посиланням на даний сайт.