3.3.3. Телеономический отбор и эволюция на уровне сообществ (биосоциальных систем). :: vuzlib.su
Ищите Господа когда можно найти Его; призывайте Его, когда Он близко. (Библия, книга пророка Исаии 55:6) Узнать больше о Боге
Главная Новости Книги Статьи Реферати Форум
ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ

Загрузка...
3.3.3. Телеономический отбор и эволюция на уровне сообществ (биосоциальных систем).

.

3.3.3. Телеономический отбор и эволюция на уровне сообществ (биосоциальных систем).

 Из более близких к нам по времени теорий, воскрешающих многие идеи Кропоткина, особого рассмотрения в контексте данной книги заслуживает концепция «телеономического отбора» американского биополитика П. Корнинга (Corning, 1983 1987, 1997 и другие работы). Теория представляет собой интересную попытку применить к биологической эволюции некоторые данные и концепции таких «сквозных» современных научных направлений, как кибернетика, теория систем и в особенности уже упомянутая синэргетика. Она в то же время базируется на эволюционно-биологической теории симбиогенеза, одним из классиков которой считается американская исследовательница Линн Маргулис. Воскрешая работы Б.М. Козо-Полянского и других русских биологов начала ХХ века, Л. Маргулис утверждала на базе накопленных данных, что крупная веха эволюции – формирование эукариотической клетки (см. 3.1.) -- явилась результатом симбиоза нескольких, первоначально свободноживущих, организмов.

П. Корнинг полагает,  что формирование всё более сложных систем в результате объединения ранее самостоятельных частей есть магистральная тенденция биологической эволюции[23].   Кроме возникновения эукариотической клетки и многоклеточных существ, не менее важен следующий шаг – объединение многоклеточных индивидов в ещё более сложные надорганизменные системы (колонии, семьи, сообщества и др.). Каждая усложняющаяся биосоциальная система больше суммы своих частей – имеет новые свойства, отсутствующие у её компонентов, взятых порознь. Уже эукариотическая клетка способна осуществлять процессы (примером может служить апоптоз), которые не могут реализовать ни симбиотические органеллы сами по себе, ни цитоплазма с ядром, взятая без этих органелл. Корнинг вводит понятие «функционального синэргизма» – «комбинаторных или кооперативных эффектов, которые имеют положительные последствия в отношении различных аспектов проблемы выживания или  воспроизводства» (биосоциальных систем – дополнение автора). Работы Корнинга изобилуют примерами «функционального синэргизма». Так, «кооперирующие фуражиры у синиц быстрее добывают пищу, чем одиночные птицы» (Corning, 1983, P.81). Правда, не всякие новые системные свойства, возникающие при комбинировании составляющих элементов, оказываются полезными для системы в целом (положительная синэргия). Эти свойства могут быть нейтральными и даже вредными для системы (отрицательная синэргия). Однако именно положительные кооперативные свойства представляют, по мысли Корнинга, глубинную причину ортогенетического (направленного) аспекта эволюционного процесса, т.е. прогрессивного развития комплексных, иерархически организованных систем. 

Подобно П.А. Кропоткину, Корнинг полагает, что по мере усложнения биосоциальных систем конкуренция за ресурсы между особями уступает конкуренции между целыми биосоциальными системами, включающими несколько организмов. Индивиды в основном не конкурируют, а кооперируют между собой.

В отличие от Кропоткина, Корнинг не именует себя антидарвинистом. Он только дополняет дарвинизм своим утверждением о возможности и важности для эволюции отбора на надиндивидуальных уровнях.  Иными словами, утверждается, что эволюция отбирает целые биосоциальные системы. Корнинг убеждён, что эволюция направлена на всё более координированную, эффективную кооперацию между индивидами в составе таких систем (скажем, на усиление координации поведения муравьёв в муравейнике, так что более эффективно функционирующая муравьиная колония побеждает в конкурентной борьбе менее успешно действующую). В этом пункте концепция Корнинга уязвима для критики с позиций более ортодоксального дарвинизма.

В координированно функционирующем муравейнике (или иной биосоциальной системе) в любой момент могут возникнуть случайные мутации, в результате которых возникает генотип «эгоиста». В отличие от нормальных альтруистичных кооператоров, мутантные особи не помогают другим, не участвуют в строительстве муравейнике, его обороне, уходе за личинками и др. В то же время они пользуются всеми благами жизни в коллективе. Такие эгоисты не рискуют собой, не тратят свою энергию в интересах всей системы, и они будут иметь больше шансов выжить, оставить потомство, передать свои гены последующим поколениям. Гены «эгоизма» будут подхвачены эволюцией, а «кооператоры» будут постепенно  вытеснены из популяции. Так рухнет кооперативное взаимодействие особей, на котором зиждется вся биосоциальная система. Отбор на уровне биосоциальных систем уступит место обычному дарвиновскому отбору на уровне индивидов.

Защищая свою концепцию, Корнинг выдвигает серьёзный контрдовод. Распространение в биосоциальной системе «эгоистов» (free riders) невозможно, если возникает ситуация «гребцов в одной лодке», когда задача всей биосоциальной системы есть в то же время жизненно важная задача для каждого. Лодка не пойдёт правильным курсом и ни один из сидящих в ней не достигнет цели, если хотя бы один гребец решит «сушить вёсла». В подобных ситуациях возможен только отбор на уровне всей биосоциальной системы, ведущий к её возрастающей консолидации и координированному поведению её членов.

Создаётся впечатление, что эволюция целенаправленно ведёт к консолидированным, всё более сложным биосоциальным системам (а человеческое общество представляет высшую степень реализации этой «цели» эволюции). Однако реально существующая цель эволюции не постулируется в концепции Корнинга. Эволюция объясняется с дарвиновских позиций, лишь с дополнительным постулатом о групповом отборе. Поэтому Корнинг именует свою концепцию телеономической (греч. telos – цель, финал; onomos – имя), противопоставляя её концепциям, постулирующим действительно целенаправленную эволюцию. Такие концепции эволюции называют телеологическими. К ним относится, например, известная теория эволюции Ж.Б. Ламарка (разделявшаяся и дедом Ч. Дарвина Эразмом). Телеологический характер носит и упомянутая выше концепция  П. Тэйяра де Шардена (1965), утверждающая устремление эволюции к  божественной «точке Омега».

Подчеркнем, что П. Корнинг прилагает свою концепцию «телеономического отбора» как к биологической эволюции, так и к эволюции человеческого общества, включая его политическую систему и культуру в целом. Ее развитие есть процесс отбора культурных изменений, возникших под влиянием различных факторов (рост населения, истощение ресурсов, климатические изменения, технические или социальные изобретения, ведущие к новым «стратегиям выживания»). В человеческом социуме продолжается «телеономический отбор», ведущий к совершенствованию политических систем как кибернетических систем,  ориентированных на решение проблем выживания и воспроизведения, полагает П. Корнинг.

 

Таким образом, возникшая примерно 3,5 млрд. лет тому назад жизнь сложилась в виде планетарного био-разнообразия как целостной, хотя и гетерогенной системы. Человечество представляет собой часть единого «тела биоса» (по выражению Президента Биополитической Интернациональной Организации А. Влавианос-Араванитис). Несмотря на все аргументы в пользу дарвиновской теории эволюции, биологическая эволюция, приведшая к виду Homo sapiens, могла использовать и недарвиновские механизмы. С биополитической точки зрения наиболее интересной представляется концепция «телеономического отбора» П. Корнинга, делающая упор на формирование в ходе эволюции все более сложных биосоциальных систем.

.

Назад

Главная Новости Книги Статьи Реферати Форум
 
 
 
polkaknig@narod.ru © 2005-2006 Матеріали цього сайту можуть бути використані лише з посиланням на даний сайт.