12 :: vuzlib.su
Ищите Господа когда можно найти Его; призывайте Его, когда Он близко. (Библия, книга пророка Исаии 55:6) Узнать больше о Боге
Главная Новости Книги Статьи Реферати Форум
ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ

Загрузка...
12

.

12

В серии интересных и смелых статей проф. К. Хюбнер из Кильского университета подверг критике "абстрактный" характер современных методологических концепций и высказал утверждение о том, что "источник научного прогресса заключается не в абстрактных правилах фальсификации, не в индуктивных выводах и тому подобном, но в той духовной и конкретно-исторической ситуации, в которой находится ученый. Именно из этой ситуации он черпает свои предположения и на нее направлена деятельность ученого... На мой взгляд, в этом заключается основная слабость современной философии науки: несмотря на большое разнообразие школ и мыслителей, она все еще остается неисторичной. Она пытается решать свои основные проблемы, касающиеся характера применяемых наукой методов и оправдания утверждений, полученных с помощью этих методов, только посредством рефлексии, в которой исследователь остается наедине с самим собой и собственным опытом..." ({198}, с. 267 и сл.). Хюбнер также исследует ту странную линию развития, которая от таких ориентированных на историю мыслителей, как Дюгем, Мах, Пуанкаре, Мейерсон и другие, привела к выхолощенной, неисторичной и, следовательно, существенно ненаучной позиции наших дней (Philosophia Naturalis, vol. 13, 1971, р. 81-97). Предложив краткий набросок "Структурной теории истории", он внес определенный вклад в создание такой теории науки, которая будет принимать во внимание историю ({197}, с. 851-864, особенно с. 85 8 и сл.). Это тот путь, по которому нужно следовать, если мы хотим преодолеть схоластичность современной философии науки.

Согласно Марксу, "вторичные" элементы социального процесса, такие, как потребности, искусство или правовые отношения, могут опережать материальное производство и отставать от него, см. "Нищету философии", и особенно "Введение к критике политической экономии": "Неодинаковое отношение развития материального производства, например, к художественному производству. Вообще понятие прогресса не следует брать в обычной абстракции. В вопросах современного искусства и т.д. эта диспропорция еще не так важна и не так трудна для понимания, как в сфере самих практических социальных отношений. Например, сравнительное состояние образования в Соединенных Штатах и в Европе. Но собственно трудный вопрос, который надлежит здесь разобрать, заключается в следующем: каким образом производственные отношения, как правовые отношения, вступают в неравное развитие" (Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 12, с. 736). См. также работу В.И.Ленина "Детская болезнь "левизны" в коммунизме", где говорится о том, что многосложные причины событий порождают следствия только в тех случаях, когда действуют совместно. В иной форме тезис о "неравномерности развития" выражает тот факт, что капитализм в разных странах достигает в своем развитии различных стадий, и это может происходить даже в разных частях одной страны. Этот второй тип неравномерного развития может вести к инверсии отношений между сопутствующими идеологиями, так что развитие производства и радикальные политические идеи оказываются в обратном отношении. "В цивилизованной и передовой Европе, с ее блестящей развитой техникой, с ее богатой, всесторонней культурой и конституцией, наступил такой исторический момент, когда командующая буржуазия, из страха перед растущим и крепнущим пролетариатом, поддерживает все отсталое, отмирающее, средневековое... В Азии везде растет, ширится и крепнет могучее демократическое движение" (Ленин В.И. Полн. собр. соч., т. 23, с. 166-167). Об этой очень интересной ситуации, заслуживающей разработки в философии науки, см.: Мейер А. {276} и Альтюссер Л. {I}, гл. 3 и 6.

Блуменберг Ф. {21}, с. 13. Сам Аристотель мыслил более широко: "Об этих ценных и божественных существах {небесных явлениях} нам присуща гораздо меньшая степень знания... а относительно преходящих вещей – животных и растений – мы имеем большую возможность знать..." (Аристотель. О частях животных, 644Ь26, М., 1937). Однако в дальнейшем его учению был придан более идеализированный вид. Если нет специальных оговорок, слово "Аристотель" будет использоваться для обозначения именно этого идеализированного представления. О трудностях, с которыми сталкиваются попытки создать цельное представление о взглядах самого Аристотеля, см. И. Дюринг {82}. О некоторых различиях между Аристотелем и его средневековыми последователями см. Виланд В. {390}.

Примером попятного движения подобного рода является возвращение Галилея к кинематике в "Commentariolus" и его невнимание к механизму эпициклов, развитому в работе Коперника "О вращениях...". Превосходное рациональное истолкование этого шага см. в лекции И. Лакатоса "Философский взгляд на коперниканскую революцию", Лидс, 6 января 1973 г. (Я располагаю машинописным текстом этой лекции, любезно присланным мне проф. Лакатосом.)

Они имелись у скептиков, в частности у Энесидема, который вслед за Филоном указывает, что объект представляется не таким, какой он есть на самом деле, но модифицируется благодаря воздуху, свету, влажности и т.д. (см. Диоген Лаэрций, IX, 84). Однако воззрения скептиков, по-видимому, не оказали большого влияния на развитие современной астрономии, и это понятие: никто не начинает нового движения, будучи разумным.

Об этом воздействии со стороны социального окружения см. прекрасную работу Л. Ольшки {288}. О роли пуританства см. Р. Ф. Джонс, {203}, гл. V и VI.

Эти соображения опровергают Дж. Дорлинга, который в "British Journal for the Philosophy of Science" (vol. 23, 1972, p. 189 et seq.) представляет мой "иррационализм" как предпосылку моего исследования, а не как его результат. "Можно было бы ожидать, – говорит он, – что философа науки в наибольшей степени будет интересовать отбор и тщательный анализ тех научных аргументов, которые можно рационально реконструировать". Можно ожидать, что философа науки в наибольшей степени интересует отбор и тщательный анализ тех действий, которые необходимы для успешного развития науки. Как я пытался показать, такие "действия не поддаются рациональной реконструкции.

Здесь понятие "разум" включает в себя и более либеральную рациональность наших современных критических рационалистов.

Интересно, что все это произошло в случае квантовой теории и теории относительности. См. мою работу {123}, разд. 9 и 10.

{10}, т. 1, с. 113; см. также "Новый Органон", афоризмы 79, 86, а также небольшую прекрасную книгу Дж. Уоткинса {385}, с. 169.

"То, что возвращает научным феноменам их жизнь, есть искусство" (The Diary of Anais Nin, vol. I, p. 277).

См. А. Койре {223}, с. 53 и сл.

Р. Карнап {51}, с. 47.

Дж. С. Милль. Автобиография. Цит. по: {230}, с. 21.

.

Назад

Главная Новости Книги Статьи Реферати Форум
 
 
 
polkaknig@narod.ru © 2005-2006 Матеріали цього сайту можуть бути використані лише з посиланням на даний сайт.