§ 2. Основные направления современной элитарной теории :: vuzlib.su
Ищите Господа когда можно найти Его; призывайте Его, когда Он близко. (Библия, книга пророка Исаии 55:6) Узнать больше о Боге
Главная Новости Книги Статьи Реферати Форум
ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ

Загрузка...
§ 2. Основные направления современной элитарной теории

.

§ 2. Основные направления современной элитарной теории

Концепции элит Моски, Парето и Михельса дали толчок широким тео­ретическим, а впоследствии (преимущественно после второй ми­ровой войны) и эмпирическим исследованиям групп, руководящих государством или претендующих на это. Современные тео­рии элит разнообразны. Исторически первой группой теорий, не утративших современной значимости, являются уже вкратце рас­смотренные концепции макиавеллистской школы (Моска, Паре-то, Михельс и др.). Их объединяют следующие идеи:

1. Особые качества элиты, связанные с природными дарова­ниями и воспитанием и проявляющиеся в ее способности к уп­равлению или хотя бы к борьбе за власть.

2. Групповая сплоченность элиты. Это сплоченность группы, объединяемой не только общностью профессионального статуса, социального положения и интересов, но и элитарным самосо­знанием, восприятием себя особым слоем, призванным руково­дить обществом.

3. Признание элитарности любого общества, его неизбежного разделения на привилегированное властвующее творческое мень­шинство и пассивное, нетворческое большинство. Такое раз­деление закономерно вытекает из естественной природы че­ловека и общества. Хотя персональный состав элиты изменя­ется, ее господствующие отношения к массам в своей основе неизменны. Так, например, в ходе истории сменялись вожди племен, монархи, бояре и дворяне, народные комиссары и пар­тийные секретари, министры и президенты, но отношения гос­подства и подчинения между ними и простым людом сохраня­лись всегда.

4. Формирование и смена элит в ходе борьбы за власть. Гос­подствующее привилегированное положение стремятся занять многие люди, обладающие высокими психологическими и соци­альными качествами. Однако никто не хочет добровольно усту­пать им свои посты и положение. Поэтому скрытая или явная борьба за место под солнцем неизбежна.

5. В общем конструктивная, руководящая и господствующая роль элиты в обществе. Она выполняет необходимую для соци­альной системы функцию управления, хотя и не всегда эффек­тивно. Стремясь сохранить и передать по наследству свое приви­легированное положение, элита имеет тенденцию к вырождению, утрате своих выдающихся качеств.

Макиавеллистские теории элит подвергаются критике за преувеличение значения психологических факторов, антидемо­кратизм и недооценку способностей и активности масс, недо­статочный учет эволюции общества и современных реальнос­тей государств «всеобщего благоденствия», циничное отноше­ние к борьбе за власть. Такая критика во многом не лишена оснований.

 

Преодолеть слабости макиавеллистов пытаются ценностные теории элиты. Они, как и макиавеллистские концепции, считают элиту главной конструктивной силой общества, однако смягчают свою позицию по отношению к демократии, стремятся приспособить элитарную теорию к реальной жизни современных государств. Многообраз­ные ценностные концепции элит существенно различаются по сте­пени защиты аристократизма, отношению к массам, демократии и т.д. Однако они имеют и ряд следующих общих установок:

1. Принадлежность к элите определяется обладанием высоки­ми способностями и показателями в наиболее важных для всего общества сферах деятельности. Элита — наиболее ценный эле­мент социальной системы, ориентированный на удовлетворение ее важнейших потребностей. В ходе развития у общества отмира­ют многие старые и возникают новые потребности, функции и ценностные ориентации. Это приводит к постепенному вытесне­нию носителей наиболее важных для своего времени качеств но­выми людьми, отвечающими современным требованиям. Так в ходе истории произошла смена аристократии, воплощающей нрав­ственные качества и прежде всего честь, образованность и куль­туру, предпринимателями, в хозяйственной инициативе которых нуждалось общество. Последние же, в свою очередь, сменяются менеджерами и интеллектуалами — носителями столь важных для современного общества знаний и управленческой компетентности.

Некоторые современные сторонники ценностной теории элит утверждают, что лишь индустриальное и постиндустриальное об­щество становится подлинно элитарным, поскольку «покоившееся на владении частной собственностью классовое господство сме­нилось в нем господством групп, которые рекрутируются отныне не по крови или владению собственностью, а на основе деловой квалификации».

2. Элита относительно сплочена на здоровой основе выпол­няемых ею руководящих функций. Это — не объединение людей, стремящихся реализовать свои эгоистические групповые интере­сы, а сотрудничество лиц, заботящихся прежде всего об общем благе.

3. Взаимоотношения между элитой и массой имеют не столь­ко характер политического или социального господства, сколько руководства, предполагающего управленческое воздействие, ос­нованное на согласии и добровольном послушании управляемых и авторитете власть имущих. Ведущая роль элиты уподобляется руководству старших, более знающих и компетентных по отно­шению к младшим, менее осведомленным и опытным. Она отве­чает интересам всех граждан.

4. Формирование элиты — не столько результат ожесточен­ной борьбы за власть, сколько следствие естественного отбора обществом наиболее ценных представителей. Поэтому общество должно стремиться совершенствовать механизмы такой селекции, вести поиск рациональной, наиболее результативной элиты во всех социальных слоях.

5. Элитарность — условие эффективного функционирования любого общества. Она основана на естественном разделении уп­равленческого и исполнительского труда, закономерно вытекает из равенства возможностей и не противоречит демократии. Со­циальное равенство должно пониматься как равенство жизнен­ных шансов, а не равенство результатов, социального статуса. Поскольку люди не равны физически, интеллектуально, по своей жизненной энергии и активности, то для демократического госу­дарства важно обеспечить им примерно одинаковые стартовые условия. На финиш же они придут в разное время и с разными результатами. Неизбежно появятся социальные «чемпионы» и аутсайдеры.

Некоторые сторонники ценностной теории элит пытаются разработать количественные показатели, характеризующие ее вли­яние на общество. Так, Н. А. Бердяев на основе анализа развития разных стран и народов вывел «коэффициент элиты» как отно­шение высокоинтеллектуальной части населения к общему числу грамотных. Коэффициент элит, составляющий свыше 5%, озна­чает наличие в обществе высокого потенциала развития. Как толь­ко этот коэффициент опускался до примерно 1%, империя пре­кращала существование, в обществе наблюдались застой и окос­тенение. Сама же элита превращалась в касту, жречество.

Ценностные представления о роли элиты в обществе преоб­ладают у современных неоконсерваторов, утверждающих, что элитарность необходима для демократии. Но сама элита должна служить нравственным примером для других граждан и внушать к себе уважение, подтверждаемое на свободных выборах.

Основные положения ценностной теории элит лежат в основе концеп­ций демократического элитизма (эли­тарной демократии), получивших широкое распространение в со­временном мире. Они исходят из предложенного Иозефом Шумпетером понимания демократии как конкуренции между потен­циальными руководителями за доверие избирателей. Как писал Карл Мангейм, «демократия влечет за собой антиэлитистскую тен­денцию, но не требует идти до конца к утопическому уравнению элиты и масс. Мы понимаем, что демократия характеризуется не отсутствием страты элиты, а скорее новым способом рекрутиро-вания и новым самосознанием элиты».

Сторонники демократического элитизма, ссылаясь на резуль­таты эмпирических исследований, утверждают, что реальная демо­кратия нуждается как в элитах, так и в массовой политической апатии, поскольку слишком высокая политическая партиципация угрожает стабильности демократии. Элиты необходимы прежде всего как гарант высокого качественного состава руководителей, избран­ных населением. Сама социальная ценность демократии решаю­щим образом зависит от качества элиты. Руководящий слой не только обладает необходимыми для управления свойствами, но служит защитником демократических ценностей и способен сдер­жать часто присущий массам политический и идеологический ир­рационализм, эмоциональную неуравновешенность и радикализм.

В 60—70-е гг. утверждения о сравнительном демократизме эли­ты и авторитаризме масс были в значительной мере опровергну­ты конкретными исследованиями. Оказалось, что хотя предста­вители элит обычно превосходят низшие слои общества в приня­тии либерально-демократических ценностей (свободы личности, слова, конкуренции и т.д.), в политической толерантности, тер­пимости к чужому мнению, в осуждении диктатуры и т.п., но они более консервативны в признании социально-экономических прав граждан: на труд, забастовку, организацию в профсоюз, социаль­ное обеспечение и т.п. Кроме того, некоторые ученые (П. Бахрах, Ф. Нашольд) показали возможность повышать стабильность и эффективность политической системы с помощью расширения массового политического участия.

 

Установки ценностной теории о ценностно-рациональном характере отбо­ра элит в современном демократическом обществе развивают концепции множественности, плюрализма элит, являющиеся, пожалуй, наиболее распространенными в сегодняшней элитар­ной мысли. Их нередко называют функциональными теориями элиты. Они не отрицают элитарную теорию в целом, хотя и тре­буют коренного пересмотра ряда ее основополагающих, классических установок. В основе плюралистической концепции элиты лежат следующие постулаты:

1. Трактовка политических элит как элит функциональных. Квалификационная подготовленность к выполнению функций уп­равления конкретными общественными процессами — важней­шее качество, определяющее принадлежность к элите. «Функци­ональные элиты, — пишет Э. Гольтманн, — это лица или группы, обладающие особой квалификацией, необходимой для занятия определенных руководящих позиций в обществе. Их превосход­ство по отношению к другим членам общества проявляется в уп­равлении важными политическими и социальными процессами или во влиянии на них».

2. Отрицание элиты как единой привилегированной относи­тельно сплоченное группы. В современном демократическом обществе власть распылена между разнообразными группами и институтами, которые с помощью прямого участия, давле­ния, использования блоков и союзов могут налагать вето на неугодные решения, отстаивать свои интересы, находить ком­промиссы. Сами отношения власти изменчивы, флюидны. Они создаются для определенных решений и могут заменяться для принятия и реализации других решений. Это ослабляет кон­центрацию власти и предотвращает складывание устойчивого властвующего слоя.

Существует множество элит. Влияние каждой из них ограни­чено специфической для нее областью деятельности. Ни одна из них не способна доминировать во всех областях жизни. Плюра­лизм элит определяется сложным общественным разделением труда, многообразием социальной структуры. Каждая из множе­ства базисных, «материнских» групп — профессиональных, реги­ональных, религиозных, демографических и других — выделяет свою собственную элиту, защищающую ее ценности и интересы и одновременно активно Бездействующую на нее. Различия меж­ду элитами важнейших общественных секторов более значитель­ны, чем различия между слоями элиты, принадлежащими к одному сектору.

3. Деление общества на элиту и массу относительно, условно и часто размыто. Между ними существуют скорее отношения пред­ставительства, чем господства или постоянного руководства. Элиты находятся под контролем материнских групп. С помощью разно­образных демократических механизмов — выборов, референдумов, опросов, прессы, групп давления и т.д. — можно ограничить или вообще предотвратить действие сформулированного Михельсом «закона олигархических тенденций» и удержать элиты под влиянием масс. Этому способствует конкуренция элит, отражаю­щая экономическую и социальную конкуренцию в современном обществе. Она предотвращает складывание единой господству­ющей руководящей группы и делает возможной подотчетность элит массам.

4. В современных демократиях элиты формируются из наи­более компетентных и заинтересованных граждан, которые весь­ма свободно могут входить в состав элиты, участвовать в приня­тии решений. Главный субъект политической жизни — не элиты, а группы интересов. Различия между элитой и массой основаны главным образом на неодинаковой заинтересованности в приня­тии решений. Доступ в руководящий слой открывают не только богатство и высокий социальный статус, но прежде всего лич­ные способности, знания, активность и т.п.

5. В демократических государствах элиты выполняют важные общественные функции, связанные с управлением. Говорить же об их социальном господстве неправомерно.

Концепции плюрализма элит широко используются для тео­ретического обоснования современных западных демократий. Однако эти теории во многом идеализируют действительность. Многочисленные эмпирические исследования свидетельству­ют о явной неравномерности воздействия различных социаль­ных слоев на политику, о преобладании влияния капитала, представителей военно-промышленного комплекса и некото­рых других групп. Учитывая это, некоторые сторонники плю­ралистического элитизма предлагают выделять наиболее влия­тельные «стратегические» элиты, чьи «суждения, решения и действия имеют важные предопределяющие последствия для многих членов общества».

 

Своего рода идейным антиподом плюралистического элитизма выступают леволиберальные теории элиты. Важ­нейший представитель этого направления Чарльз Райт Миллс еще в 50-х гг. пытался доказать, что США управляются не многими, а одной властвующей элитой. Леволиберальный элитизм, разделяя некоторые положения макиавеллистской школы, имеет и специ­фические, отличительные черты:

1. Главный элитообразующий признак — не выдающиеся ин­дивидуальные качества, а обладание командными позициями, ру­ководящими должностями. Властвующая элита, пишет Миллс, «состоит из людей, занимающих такие позиции, которые дают им возможности возвыситься над средой обыкновенных людей и принимать решения, имеющие крупные последствия <...> Это обусловлено тем, что они командуют важнейшими иерархичес­кими институтами и организациями современного общества <...> Они занимают в социальной системе стратегические командные пункты, в которых сосредоточены действенные средства, обеспе­чивающие власть, богатство и известность, которыми они поль­зуются». Именно занятие ключевых позиций в экономике, поли­тике, военных и других институтах обеспечивает власть и тем самым конституирует элиту. Такое понимание элиты отличает леволиберальные концепции от макиавеллистских и других тео­рий, выводящих элитарность из особых качеств людей.

2. Групповая сплоченность и разнообразие состава властвую­щей элиты, которая не ограничивается элитой политической, не­посредственно принимающей государственные решения, а вклю­чает и руководителей корпораций, политиков, высших государ­ственных служащих и высших офицеров. Их поддерживают ин­теллектуалы, хорошо устроившиеся в рамках существующей сис­темы.

Сплачивающим фактором властвующей элиты является не только общая заинтересованность составляющих ее групп в со­хранении своего привилегированного положения и обеспечива­ющего его общественного строя, но и близость социального ста­туса, образовательного и культурного уровня, круга интересов и духовных ценностей, стиля жизни, а также личные и родствен­ные связи.

Внутри правящей элиты существуют сложные иерархические отношения. Хотя Миллс остро критикует господствующую элиту США, раскрывает связь политиков с крупными собственниками, он все же не сторонник марксистского классового подхода, рас­сматривающего политическую элиту лишь как выразителей инте­ресов монополистического капитала.

3. Глубокое различие между элитой и массой. Выходцы из народа могут войти в элиту, лишь заняв высокие посты в общественной иерархии. Однако реальных шансов на это у них немно­го. Возможности влияния масс на элиту посредством выборов и других демократических институтов весьма ограниченны. С по­мощью денег, знаний, отработанного механизма манипулирова­ния сознанием властвующая элита управляет массами фактичес­ки бесконтрольно.

4. Рекрутирование элиты осуществляется преимущественно из своей собственной среды на основе принятия ее социально-поли­тических ценностей. Важнейшими критериями отбора являются обладание ресурсами влияния, а также деловые качества и кон­формистская социальная позиция.

5. Первейшая функция властвующей элиты в обществе — обес­печение своего собственного господства. Именно этой функции подчинено решение управленческих задач. Миллс отрицает не­избежность элитарности общества, критикует ее с последовательно демократических позиций.

Сторонники леволиберальной теории элиты обычно отрица­ют прямую связь экономической элиты с политическими руково­дителями, действия которых, как считает, например, Ральф Милибанд, не определяются крупными собственниками. Однако по­литические руководители стран развитого капитализма согласны с основными принципами рыночной системы и видят в ней оп­тимальную для современного общества форму социальной орга­низации. Поэтому в своей деятельности они стремятся гаранти­ровать стабильность общественного строя, основанного на част­ной собственности и плюралистической демократии.

В западной политологии основные положения леволибераль­ной концепции элиты подвергаются острой критике, особенно утверждения о закрытости властвующей элиты, непосредствен­ном вхождении в нее крупного бизнеса и др. В марксистской же литературе, напротив, это направление из-за его критической на­правленности оценивалось весьма положительно.

.

Назад

Главная Новости Книги Статьи Реферати Форум
 
 
 
polkaknig@narod.ru © 2005-2006 Матеріали цього сайту можуть бути використані лише з посиланням на даний сайт.