§ 2. Древняя и средневековая демократии :: vuzlib.su
Ищите Господа когда можно найти Его; призывайте Его, когда Он близко. (Библия, книга пророка Исаии 55:6) Узнать больше о Боге
Главная Новости Книги Статьи Реферати Форум
ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ

Загрузка...
§ 2. Древняя и средневековая демократии

.

§ 2. Древняя и средневековая демократии

Демократические формы организации уходят корнями в глубокое, еще до-государственное прошлое — в родовой строй. Они возникают вместе с появлением самого человека. Некоторые ученые-этно­графы утверждают, что демократия — один из важнейших факто­ров антропогенеза, появления всего рода человеческого, поскольку она стимулировала развитие равноправного общения людей, их самосознания и свободного мышления, индивидуальной ответст­венности и личного достоинства. Как свидетельствуют этногра­фические исследования, недемократические формы организации, основанные на строгой иерархии и подчинении, жестком инди­видуальном закреплении управленческих и исполнительных ро­лей по образу муравейника или пчелиного роя, заводили разви­тие наших предков в тупик.

Через родовые формы демократии прошли все народы. Их типичный пример — организация управления у американских ин­дейцев-ирокезов. Все взрослые мужчины и женщины этого рода обладали равным правом голоса при выборе и смещении своих высших руководителей — старейшины (сахема) и вождя (военно­го предводителя). Высшей властью в роде являлся совет — собра­ние всех его взрослых представителей. Он избирал и смещал сахемов и вождей, решал вопросы войны и мира, принятия в свой род посторонних и др.

Род выступал демократической единицей более сложной орга­низации — союза фратрий — братства нескольких особенно близ­ких друг другу по территории, общению, родственным и иным связям родов, которые при сохранении автономии имели общий совет как высший орган власти. Несколько фратрий составляли племя. Им руководил совет племени, состоявший из сахемов и военных вождей всех родов. Заседания этого совета проходили открыто, при участии в обсуждении любых членов племени, ко­торые, однако, не имели права голосования. Решения на таких советах обычно принимались по принципу единогласия.

У отдельных, а затем и у большинства племен существовали верховные вожди, выбираемые из сахемов или военачальников. Их полномочия были ограничены. Некоторые из племен заклю­чали союзы, руководили которыми советы союза, состоявшие из сахемов и вождей.

Подобные формы демократии существовали у древних гре­ков, германцев и других народов. Всюду родовая демократия ос­новывалась на кровно-родственных связях, общей собственности, низкой плотности и относительной немногочисленности на­селения, примитивном производстве. Она не знала четкого раз­деления управленческого и исполнительского труда, не имела спе­циального аппарата управления и принуждения. Функции власти были ограничены. Основная сфера отношений между людьми ре­гулировалась обычаями и табу. Власть советов и вождей (старей­шин) держалась на моральном авторитете и поддержке сопле­менников. Это была достаточно примитивная, догосударственная демократия, или общинное самоуправление.

С развитием производства и общественного разделения тру­да, ростом населения, появлением частной собственности и уг­лублением социального неравенства первобытная демократия была подорвана и уступила место авторитарным (монархическим, арис­тократическим, олигархическим или тираническим) формам прав­ления. Однако даже в авторитарных государствах на протяжении многих веков, а в отдельных странах и до наших дней сохрани­лись некоторые традиционные демократические формы органи­зации, особенно общинное самоуправление. Традиции первобыт­ной демократии оказали большое влияние на появление демо­кратических государств в Древней Греции и в Риме.

Первой, классической формой демо­кратического государства явилась Афинская республика. Она возникла в V в. до н.э. Начало демократическому развитию Афин положили реформы архонта Солона, который в VI в. до н.э. провел глубокие хозяйственные и политические реформы. Они, в частности, пре­дусматривали освобождение плебса от государственных налогов, наделение всех граждан правом выбирать должностных лиц (маги­стратов) и требовать у них отчета. Однако сами государственные правители могли быть лишь из числа тех, кто оплачивал государст­венные налоги и военные расходы, т.е. из богатых граждан.

Хотя во времена Солона демократия в Афинах делала еще первые шаги, идеи выборности и подконтрольности правителей, добровольного согласия подчиняться власти, причем не отдель­ным лицам, а закону, получили массовое распространение и раз­витие. Наиболее полно они были реализованы во времена Пе-рикла в V в. до н.э. Этот период считается золотым веком афин­ской демократии.

Перикл руководил афинским правительством и считался на­родным вождем. Человек незаурядного ума, искусный оратор, тон­кий политик, он был противником тирании, определяемой им как правление одной части общества над всеми. Ей он противопоставлял собственный идеал государственного устройства. «На­зывается этот строй демократическим, — писал Перикл, — пото­му что он зиждется не на меньшинстве граждан, а на большинст­ве их. По отношению к частным интересам законы наши предо­ставляют равноправие для всех». Осуществленные под его руко­водством реформы предусматривали равномерное распределение власти среди всех свободных граждан (в их число не входили рабы, женщины и некоренные афиняне).

 

Афинская республика представляла собой преимущественно коллекти­вистскую форму демократии. Объединяющим граждан началом была их общая заинтересованность в сохранении своего приви­легированного положения, основанного на рабовладении, кото­рое считалось совместным, общинным. Государство состояло из однородных в классовом, этническом и религиозном отношени­ях граждан. Между индивидом и обществом обычно не возника­ло острых конфликтов, так как не существовало четкого разделе­ния частной и общественной жизни.

Индивид считал само собой разумеющимся участие в делах общества и государства, между которыми не проводилось разли­чий. Он легко идентифицировал себя с полисом и принимаемы­ми большинством решениями и чувствовал себя свободным в качестве органической частички единого целого. Это, как пишет видный теоретик либерализма Бенжамен Констан, была коллек­тивная свобода, которая «состояла в коллективном, но прямом осуществлении нескольких функций верховной власти, взятой в целом, обсуждении в общественном месте вопросов войны и мира, заключении союзов с чужеземцами, голосовании законов, выне­сении приговоров, проверки расходов и актов магистратов, их обнародовании, а также осуждении или оправдании их действий. Но одновременно со всем этим, что древние называли свободой, они допускали полное подчинение индивида авторитету сообще­ства, как совместимое с коллективной формой свободы <...> Все частные действия находятся под суровым надзором. Личная не­зависимость не простирается ни на мнения, ни на занятия, ни, тем более, на религию».

Беспрекословное подчинение индивида полису не означало, что афинская демократия была свободна от внутренних конфлик­тов. Такие конфликты периодически возникали, в первую очередь внутри правящего класса между знатью, богатыми — с одной стороны, и беднотой — с другой. Во времена Перикла противоречия между ними были сглажены прежде всего за счет общего повышения благосостояния граждан и роста среднего класса.

 

Уже в древности существовало пони­мание того, что именно средний класс является опорой демократии. «Государство, состоящее из сред­них людей, — писал Аристотель, — будет иметь и наилучший государственный строй». По его мнению, многочисленный сред­ний класс сплачивает общество, предотвращает раскол граждан на противоборствующие партии и тем самым стабилизирует госу­дарство. Власть большинства будет только тогда наилучшей фор­мой правления, когда оно состоит не из бедняков, демоса, а из средних в имущественном отношении, умеренных в нравах и претензиях к государству людей. Эту форму правления Аристотель называл «политией».

С количественными изменениями среднего класса оказался прямо связан как расцвет афинской демократии, так и ее закат. Об этом свидетельствуют следующие факты. В 480 г. до н.э. из 30 тысяч ее граждан 20 тысяч относились к низшему имуществен­ному сословию — фетам. К концу эпохи Перикла (примерно 429 г.) фетов было лишь 20 тысяч на 42 тысячи граждан. Впослед­ствии же, на закате демократии (к 350 г. до н.э.), пролетарии составили большинство — 12 тысяч против 9 тысяч зажиточных граждан, что способствовало перерождению демократии во власть черни — охлократию.

 

Античная демократия заботилась о создании благоприятных условий для участия граждан в управлении делами государства. За счет ис­пользования труда рабов (большинство семей имели от одного до десяти рабов) граждане обладали для этого достаточным свобод­ным временем. Кроме того, бедные получали поддержку из госу­дарственной казны, а также плату за присутствие на обществен­ных мероприятиях. Тем самым всем обеспечивался необходимый для занятия общественными делами «прожиточный минимум». Общественное мнение также стимулировало политическую ак­тивность народа, оценивая участие в политике как единственное достойное занятие афинского гражданина.

Все эти факты позволяют характеризовать античную модель народовластия как демократию премущественно социальную, т.е. не только провозглашающую равенство политических прав, но и обеспечивающую более или менее равные социальные условия, необходимые для их фактического использования.

 

В афинском полисе господствовала прямая демократия. Главным инсти­тутом власти служило Народное собрание. Именно в нем без ка­ких-либо опосредующих звеньев — партий, парламента или бю­рократии — формировалась общая воля, принимались законы и решения.

Власть Народного собрания ничем не ограничивалась и про­стиралась на любые проявления частной жизни. Абсолютность и всепроникновение власти таили в себе опасность вырождения демократии в тиранию. «Обладание безграничной властью, — писал Д. Актон, — которая разъедает совесть, ожесточает сердце и зату­манивает разум монархов, оказало свое деморализующее влия­ние и на прославленную демократию Афин. Плохо быть притес­няемым меньшинством, но еще хуже — большинством. Ибо в массах таится резерв скрытой силы, которой <...> меньшинство почти не может противостоять <...> Абсолютную волю всего на­рода нельзя обжаловать, от нее не спасешься и не скроешься».

Пока Народное собрание находилось под влиянием таких муд­рых и авторитетных вождей, как Перикл, и противоречия между богатыми и бедными гражданами были сглажены, всевластие боль­шинства сочеталось с терпимостью к различным мнениям, свободе слова и не перерастало в расправу над меньшинством. Однако со сменой авторитетов и ростом имущественного неравенства граж­дан, усилением влияния черни и общим падением нравов Афинская республика приобрела черты охлократии и тирании большинства.

Всевластие демоса превратилось в абсолютное. Законодатель в лице большинства стал выше закона и попытался решениями, принимаемыми плебсом на рыночной площади, управлять воен­ными действиями, присуждая к смертной казни военачальников за проигранные сражения. Частым явлением стали расправы бед­ных над богатыми, гонения на еретиков и инакомыслящих, в том числе виднейших философов и мудрецов. Яркие примеры таких расправ — дело об оскорблении божеств («процесс гермокопидов»), изгнание философа Анаксагора, присуждение к смерти ве­личайшего мыслителя того времени Сократа.

Всевластие большинства над меньшинством позволяет харак­теризовать афинскую демократию как форму правления с силь­ными деспотическими и даже тоталитарными тенденциями. Неэффективность правления, коррупция, произвол в отношении к меньшинствам, исключение из числа граждан некоренных афинян, преследование инакомыслящих — все это вызывало недоверие к демократии и усиливало лагерь политической оппозиции. .Активизация борьбы за власть побудила афинян принять в 410 г. до н.э. специальный закон, предусматривающий смертную казнь и конфискацию имущества лиц, посягающих на демократию.

Однако спасти демократию не смогли ни карательные меры, ни даже пришедшее на ее закате осознание необходимости кон­ституционно ограничить решения большинства и тем самым ог­радить государство и граждан от капризов и сиюминутных на­строений плебса. Афинская республика была подорвана не толь­ко вырождением демократии, но прежде всего экономическими причинами, низкой эффективностью труда рабов, а также воен­ными поражениями. Олигархический переворот 411 г. до н.э. по­ложил начало периоду политической нестабильности и постепен­ной ликвидации демократической формы правления.

 

Вырождение и падение наиболее раз­витой формы древнего народовластия — Афинской республики — носило локальный характер. Государства, по основополагающим качествам схожие с афинской демократией, существовали в Древнем Риме, Древнем Новгороде, во Флорен­ции и ряде других городов-республик. В целом же в период сре­дневековья в Европе и во всем мире на многие века утвердилось господство авторитарных, преимущественно монархических форм правления. Доминирующим представлением о государственном устройстве стало восприятие общества как единого, сложного, иерархически организованного организма, в котором каждая об­щественная группа должна «знать свое место» — выполнять оп­ределенную общественную функцию и подчиняться власти. Само слово «демократия» исчезло из европейского политического лек­сикона почти на две тысячи лет, и если оно иногда и использова­лось, то не иначе, как в негативном, аристотелевом значении неправильной, извращенной формы правления, разрушительной власти черни.

Однако идеи ограничения монархической власти, обращения ее на службу народу пронизывают всю историю человечества. Огромное влияние на утверждение демократически ориентированного мировоззрения оказало христианство. Оно дало челове­честву нравственные заповеди, основанные на признании равен­ства людей в своем важнейшем, духовном измерении — в отно­шении к Богу, на уважении человеческого достоинства (посколь­ку каждый человек сотворен Богом по своему образу и подобию), на освобождении духовно-нравственной жизни от политическо­го контроля («отдавайте кесарю кесарево, а Божие Богу») и при­оритете религиозно-нравственных ценностей.

Под влиянием христианства в средние века утвердились идеи о том, что монарх и власть в целом должны служить своему наро­ду и не вправе нарушать законы, вытекающие из Божественных заповедей, морали, традиций и естественных прав человека. По­лучила распространение концепция общественного договора, трак­тующая государственную власть как следствие свободного дого­вора между народом и правителем, договора, который обязаны соблюдать обе стороны.

Большое влияние на подготовку благоприятной духовно-нрав­ственной почвы для демократии оказали средневековые религиоз­ные движения — «соборное движение» в католической церкви, выступающее против независимости церковных авторитетов от мирян, христианской общины, а также протестантская реформа­ция, борющаяся за ликвидацию жесткой церковной иерархии и за утверждение в среде верующих демократических идеалов ран­него христианства. Под влиянием развивающегося в Европе ка­питализма и связанного с ним индивидуалистического мировоз­зрения эти и другие гуманные идеи, ценности и концепции полу­чили широкое признание и распространение. Многие из них легли в основу новых демократичесикх моделей государственного прав­ления, оказавших прямое влияние на демократию конца XX в.

.

Назад

Главная Новости Книги Статьи Реферати Форум
 
 
 
polkaknig@narod.ru © 2005-2006 Матеріали цього сайту можуть бути використані лише з посиланням на даний сайт.