§ 1. Группы интересов :: vuzlib.su
Ищите Господа когда можно найти Его; призывайте Его, когда Он близко. (Библия, книга пророка Исаии 55:6) Узнать больше о Боге
Главная Новости Книги Статьи Реферати Форум
ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ

Загрузка...
§ 1. Группы интересов

.

§ 1. Группы интересов

В каждой сложнорганизованной политической системе, как правило, су­ществуют определенные механизмы, опосредующие отношения граждан с государством. Существенная роль среди них принадле­жит группам интересов и политическим партиям, отличающимся между собой целями и методами деятельности, ресурсами влия­ния на власть и другими характеристиками.

Понятие «группы интересов» характеризует совокупность слож­ных общественных образований. Англичанин Р. Доуз относит к ним ассоциации индивидов, сосредоточенные на влиянии на пра­вительство способами, наиболее отвечающими интересам этого объединения. Американские исследователи Г. Алмонд и Дж. Пауэлл считают их группами людей, объединенных особыми связя­ми, выражающими взаимную заинтересованность или выгоду для составляющих их граждан. Если же учесть и ряд других, наиболее типичных подходов к пониманию групп интересов, то коротко их можно определить как по преимуществу добровольные объедине­ния, приспособленные или специально созданные людьми для вы­ражения и отстаивания своих властно значимых интересов в от­ношениях с государством, а также другими политическими инсти­тутами.

Эти объединения, будучи посредниками в отношениях госу­дарства с народом, представляют интересы социальных, нацио­нальных, региональных и прочих человеческих общностей и яв­ляются формой коллективных действий их членов. Участвуя в деятельности групп интересов, граждане делают шаг от социаль­ной к политической активности. Чем шире представительство социальных потребностей группами интересов, тем разносторон­нее связь между обществом и государством. Чем оптимальнее осуществление их функций, тем гибче властные институты реа­гируют на социальные запросы населения. При этом там, где правительство шире вовлечено в управление социальными и эко­номическими проблемами, группы давления, как правило, обла­дают большими возможностями и большим влиянием на полити­ческие решения. Причем помимо отечественных групп интере­сов при исполнительных и представительных государственных органах могут действовать и объединения, выражающие интере­сы зарубежных стран, мировых экономических и финансовых центров и прочих групп, способствующие решению разнообраз­ных международных проблем.

Многообразные группы интересов обладают широким набо­ром ресурсов для воздействия на власть, трансляции нужд и за­просов населения до лиц и органов, принимающих политические решения. В качестве таких ресурсов могут выступать их эконо­мические и фийансовые возможности, информация или опыт политического участия их членов, организационные структуры и т.д. В зависимости от значимости для той или иной политичес­кой системы соответствующих властных ресурсов групп интересов последние обладают тем или иным весом при принятии уп­равленческих решений. Те же группы интересов, которые, ис­пользуя свои ресурсы, имеют возможность поддерживать посто­янные связи с правительством, чаще всего становятся органичес­кой частью механизма управления обществом. В противополож­ность этому «заявки» на власть от ряда маргинальных, нетради­ционных групп интересов, игнорирующих принятые в обществе нормы и ценности, могут обладать разрушительным действием для системы политического управления обществом и отторгают­ся ею.

В целом же действие разнообразных групп интересов способ­ствует усложнению строения политической системы. В частнос­ти, это происходит за счет увеличения предпосылок возникнове­ния партий (особенно мелких) и нарастания фракционности в этих политических институтах; дифференциации функций и ра­ционализации организационного строения правящих структур; стимулирования формирования многопартийных систем и т.д. И напротив, сужение поля действия групп интересов, препятствия для граждан образовывать эти ассоциации ужесточают режим правления, изолируют правящую элиту от населения и создают предпосылки для установления «монолитного» государства, зна­ющего лишь диктат вождей и покорность масс.

Группы интересов прежде всего вы­полняют функцию артикулирования интересов, т.е. преобразования социальных эмоций и ожиданий, чувств неудовлетвореннности или солидарности граждан в опре­деленные политические требования. Например, неудовлетворен­ность граждан своим уровнем жизни может быть трансформиро­вана в призывы к повышению зарплаты, предоставлению льгот для пенсионеров, отставке отдельных министров или правитель­ства в целом и т.д.

Эти требования, оформляемые обычно в соответствии с при­нятыми в обществе «правилами игры», доносят до принимающих решения лиц пожелания различных частей населения, т.е. вклю­чают последних в политический процесс как равноправных но­сителей властных прав, субъектов политики. При этом, выдвигая перед правительством массу разнородных, нескоординированных запросов, группы интересов одновременно усложняют, но и оп­тимизируют процесс принятия решений. Оптимизируют постольку, поскольку правящие структуры получают возможность выделять наиболее типичные проблемы, стоящие в данный период перед государством, определять соответствующие приоритеты в разрешении социальных конфликтов, координировать свой курс в со­ответствии с изменяющейся ситуацией и оценками обществен­ного мнения.

Артикуляция интересов неразрывно связана с их агрегирова­нием, т.е. с согласованием частных потребностей, установлением между ними определенной иерархии и выработкой на этой осно­ве общегрупповых целей. Эта функция предполагает отбор не только наиболее политически значимых требований, но и тех, что имеют наилучшие шансы для практического воплощения. Таким образом группы интересов селектируют политические тре­бования, ряд из них отсеивая, а другим придавая принципиаль­ный характер. Такая деятельность предполагает проведение дис­куссий, согласовывание позиций внутри группы, что в свою оче­редь требует сплоченности между отдельными членами и фрак­циями, т.е. интегрирование группы для совместно принимаемых решений. Как правило, при осуществлении этой функции наибо­лее активны группы давления, формирующиеся на базе бюрокра­тических структур. Когда же нарастает многообразие агрегируе­мых интересов, а их неформальное представительство в полити­ческом процессе становится затруднительным или же группа ин­тересов начинает строить свою деятельность на более общей, кон­цептуальной основе, тогда она постепенно берет на себя выпол­нение ряда партийных функций, обретая черты и свойства этого политического института.

В качестве отдельной функции часто выделяют уже упоми­навшееся нами информирование — когда группы интересов доно­сят до органов власти сведения о состоянии той или иной про­блемы общественной жизни. Иначе говоря, эти объединения осу­ществляют определенную трансляцию общественного мнения. Выражая точку зрения какой-то части населения на определен­ную проблему, группа интересов дает государственным органам возможность проводить более эффективный политический курс, отвечающий реальным потребностям граждан и изменяющийся в соответствии с ситуацией.

Так как группы интересов зачастую выступают в качестве объ­единений, дающих экспертную оценку состоянию тех или иных проблем, они имеют возможность предлагать своих членов для работы в государственных органах, поддерживать определенных деятелей в правительственных и иных структурах, влиять на от­бор кадров, участвующих в процессе принятия решений. Тем са­мым группы интересов выполняют и функцию формирования по­литических элит, властных структур общества. Осуществление группами интересов своих функций, как правило, развивает прямые формы давления на власть и (в меньшей степени) способствует углублению обратных связей правительства с населением. При этом набор средств реализации своих функций у них значительно уже, чем у политических партий, распространя­ющих свою активность на все политическое пространство. Для групп давления такие формы деятельности, как отбор кандидатов на пред­стоящие выборы, издание средств массовой информации, образо­вание фондов поддержки кандидатов и проч., являются, скорее, исключением, чем правилом взаимоотношений с властями.

Характер осуществления функций группами давления прежде всего зависит от того, законны или незаконны способы их дея­тельности. К первым можно отнести взаимодействие с кандида­тами в депутаты и членами исполнительных и представительных органов государства (в виде советов, рекомендаций, убеждения); участие в финансировании подготовки тех или иных законопро­ектов, экспертиз, заключений правительственных органов; кон­троль за соблюдением принятых решений (законов), вплоть до обращения в суд на неверную правоприменительную деятельность отдельных органов власти; контроль за деятельностью правитель­ства в отдельных отраслях управления, расходованием финансо­вых средств и т.д. К незаконным формам деятельности групп интересов относятся взяткодательство, подкуп чиновников, фи­нансовая поддержка ими нелегальных объединений, контроль за личной жизнью политиков в целях сбора компромата и проч.

В целом приоретет тех или иных способов деятельности групп интересов определяется степенью демократичности, открытости политической системы. С другой стороны, типичные способы взаимоотношений групп интересов с властями способны влиять (а порой и изменять) на определенные тенденции в развитии национальной государственности. Так, в ряде латиноамерикан­ских государств, в Италии, частично в России и некоторых дру­гих республиках бывшего СССР деятельность отдельных групп интересов (в частности групп давления, функционирующих в сфере действия органов исполнительной власти) способствует нараста­нию теневых форм правления, коррумпированности государст­венных чиновников, криминализации сферы принятия решений. В других государствах эти политические институты, напротив, делают область государственного управления более открытой для общественности, укрепляют свои связи с другими посредниками между населением и властью (например, в США общенациональ­ные партии представляют собой совокупность гибких ассоциа­ций, групп интересов граждан, сотрудничающих между собой в процессе выборов в федеральные органы власти).

В политической науке сложилась достаточно разветвленная типология групп интересов, учитывающая разнообразные черты их строения и деятельности. Так, с точки зрения происхождения и степени организованности выделяются анемические и институциональные группы интересов. Первый тип характеризует объединения, возни­кающие стихийным образом как спонтанная реакция на ту или иную ситуацию (например толпы, демонстрации, митинги). По мысли западного политолога П. Шарана, их прежде всего отличает отсутствие постоянных организованных действий членов от имени данной группы. Включение политических групп в политические отношения с государством нерегулярно. Внутренняя их структура, как правило, неустойчива и нередко формируется как бы заново, без сохранения преемственности с прежними формами органи­зации. Недостаточность же организационных возможностей не только снижает эффект их деятельности, но и предопределяет практически постоянное стремление к использованию силы.

В противоположность им институциональные группы — это формальные объединения с определенной организационной струк­турой, устоявшимися функциями и профессиональным кадровым аппаратом. Их целенаправленная деятельность более эффективна. Группы данного типа (например административные органы цер­кви, армии, представительства автономий в федеральных центрах и др.) выполняют широкий круг задач, в том числе преследуя и те цели, которые выходят за рамки представительства интересов.

Учитывая специализацию их действий, выделяют неассоциа­тивные и ассоциативные группы. Источником возникновения пер­вых выступает неформальное и недобровольное объединение людей на родственной, религиозной, социокультурной основе (научные и студенческие общества, религиозные секты). Их дея­тельность также, как и у анемических групп, непостоянна, мало­структурирована и не всегда эффективна. Ассоциативные же груп­пы представляют собой добровольные объединения, специализи­рующиеся на представительстве интересов и нацеленные на ре­шение определенных задач (профсоюзы, предпринимательские ассоциации, движения за гражданские права). Их организацион­ная и кадровая структура, порядок использования финансовых средств стимулируют достижение специальных целей. Органично встроенные в политическую систему, они обладают наибольшей результативностью.

По характеру деятельности группы интересов могут быть раз­делены на одноцелевые и многоцелевые. Например, относящиеся к первому типу лоббирующие структуры, стремящиеся обеспечить принятие какого-либо определенного законодательного акта в парламенте, складываются и существуют только в связи с до­стижением данной цели. После результативного решения своей задачи они либо распадаются, либо переориентируются на дру­гую, не менее конкретную цель. Деятельность же многоцелевых групп многопрофильна и не ограничена спецификой задач того или иного рода. Так, например, многие группы давления могут не только взаимодействовать с правительством по поводу приня­тия решений в какой-либо сфере управления, но и участвовать в избирательных кампаниях и т.д.

С подобного рода классификацией тесно связана и типология французского политолога М. Дюверже, выделявшего специаль­ные (занимающиеся только политической деятельностью) и час­тичные (выполняющие более широкий круг социальных функ­ций: организация бизнеса и т.д.) группы интересов.

Весьма распространены и градации групп интересов по сфе­рам управления обществом (например союзы потребителей в эко­номической области, творческие союзы — в сфере культуры и проч.), территориальным признакам (группы, формирующиеся и действующие только в определенных регионах), уровню и мас­штабам деятельности (например, группы давления, действующие в центральных или местных органах власти).

.

Назад

Главная Новости Книги Статьи Реферати Форум
 
 
 
polkaknig@narod.ru © 2005-2006 Матеріали цього сайту можуть бути використані лише з посиланням на даний сайт.