Статья 1.3. Предметы ведения Российской Федерации в области законодательства об административных правонарушениях :: vuzlib.su
Ищите Господа когда можно найти Его; призывайте Его, когда Он близко. (Библия, книга пророка Исаии 55:6) Узнать больше о Боге
Главная Новости Книги Статьи Реферати Форум
ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ

Статья 1.3. Предметы ведения Российской Федерации в области законодательства об административных правонарушениях

.

Статья 1.3. Предметы ведения Российской Федерации в области законодательства об административных правонарушениях

1. Поскольку главная роль в законодательстве об административных правонарушениях в настоящее время принадлежит КоАП, в ст.1.3 предлагается ответ на вопрос об основных элементах содержания данного законодательного акта. При этом внимание акцентируется прежде всего на предметах ведения, отнесенных к компетенции Российской Федерации. В этом смысле данная статья является основополагающей, так как в ней закрепляются базовые позиции, определяющие современные проявления российского федерализма в сфере установления административной ответственности.

В комментируемой статье в определенной степени конкретизируются положения ч.1 ст.1 КоАП, что дает возможность раскрыть наиболее показательные элементы юридического содержания самого Кодекса.

К ведению Российской Федерации прежде всего относится установление общих положений и принципов законодательства об административных правонарушениях. Это означает, что федеральный центр, хотя об этом ничего не говорится в ст.71 и 72 Конституции РФ, используя законодательную форму своей деятельности, фактически берет на себя в рамках реализации предметов совместного ведения Федерации и ее субъектов решение исходных проблем законодательства об административной ответственности. Правовая база отнесения к ведению Российской Федерации определяющих позиций такого законодательства, на каком бы уровне федеративного устройства России оно ни осуществлялось, получила закрепление в ст.12 Федерального закона "О принципах и порядке разграничения предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации".

Этот Закон определяет в общей форме полномочия Российской Федерации по предметам совместного ведения, относя к ним определение основ (общих принципов) правового регулирования, включая принципы разграничения полномочий между федеральными органами государственной власти и органами государственной власти субъектов РФ. Одновременно говорится и о федеральных законах, регламентирующих реализацию полномочий федеральных органов. Все эти правовые установления имеют непосредственное отношение к содержанию законодательства об административных правонарушениях, в частности принципы конституционности, верховенства Конституции РФ и федеральных законов, недопустимости ущемления прав и интересов субъектов РФ.

В Кодексе определяются признаки, характеризующие административное правонарушение, формы вины, подведомственность дел об административных правонарушениях, основные принципы административно-процессуальной деятельности в рамках юрисдикции по делам об административных правонарушениях и т.п. Все подобные установления едины для механизма реализации административной ответственности в масштабе Российской Федерации.

Таким образом, все названные узловые вопросы законодательства об административных правонарушениях решаются на уровне Российской Федерации в целом. В современных условиях такой вариант централизованного установления общих начал применения административной ответственности является абсолютно обоснованным.

В период существования Союза ССР роль такого единого общегосударственного регулятора принадлежала Основам законодательства Союза ССР и союзных республик об административных правонарушениях 1980 г., в соответствии с принципами и общими положениями которых строились кодексы об административных правонарушениях во всех союзных республиках. В наши дни значение такого регулятора принадлежит КоАП - своеобразному и существенно усовершенствованному аналогу Основ 1980 г. Что же касается региональных (на уровне сегодняшнего дня) кодексов, то надобность в них отпала еще во время распада Союза ССР. И, конечно, было бы анахронизмом формирование в 89 различных по своему устройству субъектах РФ кодексов об административных правонарушениях. С большой долей условности можно увидеть нечто напоминающее их в законах субъектов РФ. Да и попытка использования в данном случае аналогии неуместна, так как субъекты РФ имеют не по одному сводному (подобно КоАП) закону об административных правонарушениях; их компетенция в этой области реализуется в ряде законодательных актов.

Итак, общие начала законодательства об административных правонарушениях являются предметом ведения и полномочиями федерального центра. Это полностью соответствует обеспечению единообразия следования на всех уровнях Федерации задачам законодательства об административных правонарушениях (ст.1.2 КоАП).

2. В КоАП РСФСР помимо других концептуальных норм содержался практически исчерпывающий перечень правил, имеющих общегосударственное значение, установление административной ответственности за нарушение которых было отнесено к компетенции органов государственной власти Союза ССР. В КоАП РФ перечня общефедеральных правил, установление административной ответственности за нарушение которых было бы отнесено к компетенции федеральных законодательных органов государственной власти, не содержится. Данный факт можно рассматривать в качестве негативного явления, ибо четкое обозначение всех аспектов, сторон той или иной институции, тем паче юридической, всегда более предпочтительно. Только при соблюдении названного условия появляется реальная возможность получить исчерпывающий ответ на поставленный вопрос, исключая при этом формулировки типа "и так далее" или "и другие".

Означает ли отсутствие названного перечня дезориентацию или свободу произвольного толкования предметов установления административной ответственности на федеральном уровне? Конечно, не означает, но вариант определения таких предметов избран иной, нежели чем в Кодексе РСФСР. Его суть состоит в следующем: предметы ведения Российской Федерации в области законодательства об административных правонарушениях применительно к полномочиям федеральных органов в области установления административной ответственности определяются как бы двояким образом, иными словами, по двум основным направлениям, а именно:

а) установление административной ответственности по вопросам, имеющим федеральное значение;

б) установление административной ответственности за нарушение правил и норм, предусмотренных федеральными законами и иными нормативными правовыми актами РФ.

Но так ли это? Дело в том, что как в первом, так и во втором случае сформулированы отнюдь не противоположные юридические позиции. Это две стороны единого законодательного процесса, отражающие главные или определяющие его юридические "габариты". В этом смысле наибольший познавательный и концептуальный интерес представляют два момента принципиального характера.

Во-первых, Российская Федерация законодательствует по тем вопросам института административной ответственности, которые имеют федеральное значение. Во-вторых, эти вопросы связаны с нарушением правил и норм, предусмотренных (установленных) федеральными нормативными правовыми актами, к числу которых в первую очередь относятся федеральные законы.

Оба этих момента достаточно красноречиво выражают централизованные (общефедеральные) начала процесса установления административной ответственности, исключающие в принципе участие органов государственной власти субъектов РФ в установлении административной ответственности в юридических "габаритах".

Таким образом, п.3 ч.1 ст.1.3 КоАП можно расценивать в качестве определенного юридического рубежа, который препятствует произвольности и вседозволенности процесса установления административной ответственности в общероссийском масштабе. Очевидно, что в этом процессе не участвуют субъекты РФ.

Однако при этом возникает потребность в уяснении некоторых аспектов представленного в КоАП процесса установления административной ответственности на уровне Российской Федерации.

Прежде всего это вопрос о том, что может иметь федеральное значение в названном процессе. Раньше, как уже отмечалось, ответ содержался в предложенном перечне правил, являющихся объектом административных правонарушений, а потому влекущих за собой негативную реакцию государства в виде установления административной ответственности (ст.3 КоАП РСФСР). Соответственно поиски ответа сводились преимущественно к обнаружению в массиве действующего административного законодательства законов или иных нормативных правовых актов, которыми устанавливалась административная ответственность, например, паспортной системы, т.е. к выявлению носителя таких юридических правил.

Сейчас по сути возможен подобный вариант, однако методика поиска предполагает нечто иное, может быть даже не столь определенное.

Дело в том, что Конституция РФ определяет предметы ведения, отнесенные в рамках российского федеративного государства к ведению Российской Федерации. Именно содержащиеся в ст.71 положения и дают основания для определения имеющих федеральное значение вопросов, вызывающих необходимость установления административной ответственности. Иначе говоря, установление этого вида юридической ответственности возможно (или необходимо) по вопросам, относящимся к исключительной компетенции органов государственной власти, полномочных осуществлять государственно-властные действия (включая принятие правовых актов) в подведомственных им сферах регулируемых общественных отношений. Поскольку, как это следует из анализа содержания ч.1 ст.1.1 КоАП, установление административной ответственности есть элемент компетенции законодательных органов РФ, постольку очевидно, что речь идет о федеральных законах.

Итак, что дает нам содержание ст.71 Конституции РФ для определения вопросов, имеющих федеральное значение?

Ориентируясь на предлагаемые данной статьей формулировки, можно вычленить следующие сферы регулируемых на общефедеральном уровне общественных отношений:

защита прав и свобод человека и гражданина;

управление федеральной собственностью;

правовые основы единого рынка;

финансовое, валютное, кредитное, таможенное регулирование; основы ценовой политики;

деятельность федеральных экономических служб, федеральных банков;

установление федеральных налогов к сборов;

организация федеральных энергетических систем и ядерной энергетики;

управление федеральным транспортом, путями сообщения, информацией и связью;

деятельность в космосе;

внешнеэкономические отношения Российской Федерации;

оборона, безопасность, оборонное производство; порядок продажи и покупки оружия, боеприпасов, военной техники, производство ядовитых и наркотических веществ и средств и порядок их использования;

статус и защита государственной границы;

метеорология, стандартизация, геодезия и картография, метрическая система;

официальный статистический и бухгалтерский учет.

Фактически за каждой из обозначенных конституционных позиций скрывается, как об этом свидетельствует законодательная практика, возможность установления в качества одного из средств правовой охраны соответствующих комплексов регулируемых общественных отношений административной ответственности. Законодательная деятельность последнего десятилетия отличалась исключительной интенсивностью, что положительно сказалось на состоянии правового пространства.

Следует, однако, иметь в виду, что законодательные акты органов государственной власти РФ, имеющие федеральное значение, не всегда нуждаются в защите мерами административной ответственности. И это закономерно, ибо помимо административной ответственности в этих целях предусматриваются меры дисциплинарной, уголовной или гражданско-правовой ответственности. Таким образом, административная ответственность не является непременным атрибутом федеральных законов. Часто в федеральных законах предусматривается, что лица, виновные в их нарушении, несут уголовную, административную, гражданско-правовую ответственность в зависимости от характера совершенного правонарушения (см., например, Закон РФ от 9 октября 1992 г. "О валютном регулировании и валютном контроле"). Еще чаще в федеральных законах воспроизводится общая формула: виновные в нарушении их требований несут ответственность в соответствии с федеральными законами либо в соответствии с законодательством РФ (см., например, Федеральный закон от 15 августа 1996 г. "О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию"). Бывает, что законодатель ограничивается лишь установлением за должностные проступки только мер дисциплинарной ответственности (например, Федеральный закон от 31 июля 1995 г. "Об основах государственной службы Российской Федерации").

Таким образом, далеко не во всех случаях административная ответственность получает конкретное выражение, т.е. определяется в соответствующем федеральном законе, в виде составов административных правонарушений. В то же время некоторые федеральные законы содержали перечни таких составов (например, ст.66 Градостроительного кодекса РФ содержала 18 составов административных правонарушений физических и юридических лиц; ТК - 39 нарушений таможенных правил и 12 административных правонарушений, посягающих на нормальную деятельность таможенных органов).

В соответствии с Федеральным законом "О введении в действие Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях" нормы об ответственности за административные правонарушения исключены из таких законов. Теперь ответственность за их совершение предусмотрена статьями Особенной части КоАП.

Наконец, в качестве примера можно сослаться на Федеральный закон от 23 июня 1999 г. "О защите конкуренции на рынке финансовых услуг", в котором за нарушение антимонопольного законодательства предусматривалось наложение в административном порядке штрафов. Здесь имеет место своеобразный вариант установления административной ответственности.

Установление административной ответственности по вопросам, имеющим федеральное значение, предусматривается, как правило, в соответствующем федеральном законе, издаваемом в русле реализации ст.71 Конституции РФ. Иллюстрировать данное положение - задача достаточно трудоемкая, поскольку в наши дни действует большое количество федеральных законов, соблюдение норм которых обеспечивается применением в случае совершения действий (бездействия), не соответствующих их требованиям, административной ответственности по отношению к виновным физическим и юридическим лицам. В качестве примера можно назвать федеральные законы: от 25 августа 1995 г. "О федеральном железнодорожном транспорте"; от 5 марта 1999 г. "О защите прав и законных интересов инвесторов на рынке ценных бумаг"; от 2 января 2000 г. "О качестве и безопасности пищевых продуктов"; от 21 ноября 1996 г. "О бухгалтерском учете"; Закон РФ от 21 февраля 1992 г. "О недрах" и т.д.

Помимо того, что административная ответственность по вопросам, имеющим федеральное значение, устанавливается многими федеральными законами, если в использовании административно-правовых мер имеется необходимость, довольно часто принимаются такие федеральные законы, которые посвящены именно установлению этого вида юридической ответственности за те или иные правонарушения. В их числе, например, Федеральный закон от 6 декабря 1999 г. "Об административной ответственности юридических лиц за нарушение законодательства Российской Федерации о выборах и референдумах"; Федеральный закон от 12 мая 2000 г. "Об административной ответственности организаций за нарушение законодательства в области использования атомной энергии"; Федеральный закон от 8 июля 1999 г. "Об административной ответственности юридических лиц (организаций) и индивидуальных предпринимателей за правонарушения в области производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции" и т.д.

3. Как уже отмечалось, п.3 ч.1 ст.1.3 КоАП помимо установления административной ответственности по вопросам, имеющим федеральное значение, относит к ведению Российской Федерации в области законодательства об административных правонарушениях также и установление ответственности за нарушение правил и норм, предусмотренных федеральными законами и иными нормативными правовыми актами РФ.

Какой смысл скрыт за данной формулировкой? Отличается ли она от ранее комментированной? Ведь известно, что законодательные акты любого уровня нормативны, т.е. содержат определенные нормы, в основном представляющие собой определенные правила должного поведения.

Административная ответственность является результатом несоответствия поведения физических или юридических лиц (организаций) требованиям этих правил. При этом не играет принципиальной роли, имеют данные нормы (правила) федеральное значение или нет.

Если же федеральный или иной закон не содержит определенных правил, то отсутствует юридическая база для установления административной или иной юридической ответственности. В качестве примера можно назвать Федеральный закон "О введении в действие Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях", в котором в основном содержится перечень упраздняемых нормативных правовых актов, устанавливавших административную ответственность, а также вносятся некоторые изменения в действующие акты аналогичного назначения. Одновременно констатируется, что с 1 июля 2002 г. на территории РФ не подлежат применению нормы об административных правонарушениях, содержащиеся в законах и иных нормативных правовых актах Союза ССР. Далее содержание названного Закона составляют предписания о прекращении с той же даты находящихся в производстве дел об административных правонарушениях, не признающихся таковыми в соответствии с новой редакцией КоАП, а также по которым истек срок давности, о прекращении исполнительного производства по таким делам, о передаче дел на рассмотрение новых (измененных) субъектов применения административной ответственности, о приведении в соответствие с новым КоАП нормативных правовых актов и т.п. Административная ответственность за отклонения от предписаний не предусматривается, так как речь может идти лишь о служебных проступках, наказуемых в дисциплинарном порядке.

В то же время законодательные нормы (правила), содержащиеся в федеральных законах, не во всех случаях защищаются мерами административной ответственности. Так, в соответствии с Федеральным законом от 20 июля 1995 г. "О государственном прогнозировании и программах социально-экономического развития Российской Федерации" юридическая ответственность за его несоблюдение вообще не предусматривается. Кроме того, нельзя забывать об уголовных законах, о законах гражданско-правовой ориентации. Недаром в КоАП РСФСР установление административной ответственности было связано с нарушением перечисленных в ст.3 правил.

Зачем же тогда специально выделять два основания для установления административной ответственности на федеральном уровне? Впервые наряду с федеральными законами, устанавливающими административную ответственность по вопросам, имеющим федеральное значение, называются "иные нормативные правовые акты Российской Федерации". Причем их издание связывается с вопросами федерального значения. Следовательно, установление административной ответственности "иными актами" не противопоставляется ее установлению по вопросам федерального значения, для чего имеются прочные методологические и фактические основания. Поэтому кажущимся является впечатление, будто помимо административной ответственности, установленной за нарушение указанных правил и норм, существует какой-то иной "канал" для ее установления по вопросам, имеющим федеральное значение. Об этом свидетельствует формула "в том числе", которая означает, что административная ответственность за нарушение норм и правил также устанавливается по вопросам федерального значения. Иначе и быть не может, ибо на федеральном уровне в принципе не принимаются нормативные правовые акты не федерального значения. В противном случае утрачивает смысл определение предметов ведения Российской Федерации.

Представляется, что рассматриваемая ситуация порождена некоторой юридической неловкостью, которая, в свою очередь, обусловлена необходимостью расширить юридические формы установления административной ответственности как элемента предметов ведения Российской Федерации в области законодательства об административных правонарушениях. То, что законодатель использует термин "законодательство" в узком смысле, исключающем нормотворчество Президента и Правительства РФ, потребовало каким-то образом отразить их роль в установлении административной ответственности. Фактически данный вид ответственности, на что уже обращалось внимание, устанавливается не КоАП, а именно федеральными законами, которые не могут не иметь федерального значения, а также нормативными правовыми актами Президента и Правительства РФ.

Такова сложившаяся нормотворческая практика, в рамках которой и следует искать "иные нормативные правовые акты", устанавливающие административную ответственность.

О роли Президента РФ как главы государства в рассматриваемой сфере прежде всего свидетельствует то, что он подписывает федеральные законы, устанавливающие административную ответственность. Прямое установление административной ответственности указами Президента РФ встречается довольно редко. Так, 12 ноября 1992 г. им был издан Указ "О государственных надзорных органах", которым определялись полномочия этого вида федеральных органов исполнительной власти, в том числе и по применению мер административной ответственности. Указами утверждаются положения об органах исполнительной власти, в которых также закрепляются их административно-наказательные полномочия (например, Положение о Государственной инспекции безопасности дорожного движения Министерства внутренних дел РФ). В подобных случаях, однако, речь идет не об установлении административной ответственности, поскольку это функция исключительно законодательных органов, а лишь о закреплении полномочий по ее применению за соответствующими субъектами. Случаи же установления ее указами практически не известны. Точнее, известен факт, когда Президент РФ установил административную ответственность должностных лиц федеральных органов исполнительной власти за ненадлежащее исполнение или неисполнение федеральных законов (Указ Президента РФ от 6 июня 1996 г. "О мерах по укреплению дисциплины в системе государственной службы"). Однако Федеральный закон "Об основах государственной службы Российской Федерации" предусматривает только дисциплинарную ответственность. Президент РФ тем самым изменил позицию федерального закона, на что у него нет конституционного полномочия.

Что касается постановлений Правительства РФ, то известны случаи установления ими административной ответственности. Например, в этом смысле интерес представляют: постановление от 17 июля 1995 г. "Об утверждении правил регистрации и снятия граждан Российской Федерации с регистрационного учета по месту пребывания и по месту жительства в пределах Российской Федерации и перечня должностных лиц, ответственных за регистрацию"; постановление от 28 января 2000 г., утвердившее "Положение о Федеральной инспекции труда". В последнем случае проявилась определенная закономерность, суть которой состоит в следующем. Правительственные нормативные правовые акты, которыми устанавливается административная ответственность, как правило, играют роль юридического документа, предшествующего последующему законодательному регулированию содержащихся в них вопросов.

В этом отношении показательно принятие Федерального закона от 8 августа 2001 г. "О лицензировании отдельных видов деятельности".

Таким образом, установление административной ответственности по предметам ведения Российской Федерации - функция федеральных законов. Таков итоговый смысл п.3 ч.1 ст.1.3 КоАП. Именно в этих законах находят свое выражение вопросы, имеющие федеральное значение. Подзаконные нормативные правовые акты, в которых в той или иной степени затрагиваются те или иные аспекты административной ответственности, не могут конкурировать с федеральными законами. В этом - важнейшая новелла нового КоАП, имеющая принципиальное значение.

4. Централизованный вариант правового регулирования общественных отношений в сфере применения административной ответственности подтверждается также и тем, что в соответствии с п.2 ч.1 ст.1.3 КоАП к ведению Российской Федерации в области законодательства об административных правонарушениях относится установление перечня видов административных наказаний и правил их применения.

С позиций обеспечения принципиального единообразия в процессе применения административной ответственности, а также охраны прав и защиты интересов физических и юридических лиц отнесение данного полномочия к ведению Российской Федерации в области законодательства об административных правонарушениях вполне оправданно. Данное полномочие в максимальной степени соответствует тому, что основной формой установления этого вида юридической ответственности признаются федеральные законы не только по предметам ведения Российской Федерации, но и по предметам совместного ведения Федерации и ее субъектов (ст.11, 12 Федерального закона "О принципах и порядке разграничения предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации"). Определение же видов административных наказаний, т.е. прямых последствий отступления от требований законодательства об административной ответственности (федерального и регионального - в равной мере), естественно, должно принадлежать тому, кто устанавливает данный вид ответственности, причем действие такого установления распространяется на всю территорию Российской Федерации.

Необходимо отметить, что в КоАП РСФСР вопрос об установлении единого перечня административных наказаний не рассматривался в связи с определением полномочий общегосударственных органов Союза ССР. Он возникал в дальнейшем при характеристике системы и конкретных видов таких наказаний (взысканий - в прежнем понимании). При этом программировалась возможность законодательного расширения видов административных наказаний. Сейчас такая возможность не предусматривается. Все административные наказания, кроме предупреждения и административного штрафа, устанавливаются только настоящим Кодексом. Это значит, что в данном случае определены границы применения административных наказаний законодательством субъектов РФ.

Более детальный анализ административных наказаний будет предложен в комментариях к гл.3 КоАП.

5. К предметам ведения Российской Федерации в области законодательства об административных правонарушениях законодатель относит установление основных начал административно-процессуальной деятельности. Они включают:

а) порядок производства по делам об административных правонарушениях, в том числе и использования мер, обеспечивающих это производство (п.4 ч.1 ст.1.3);

б) порядок исполнения постановлений о назначении административных наказаний - исполнительное производство (п.5 ч.1 ст.1.3).

В КоАП РСФСР предусматривалась лишь возможность определения, в случае необходимости, порядка рассмотрения дел об отдельных видах административных правонарушений, ответственность за совершение которых устанавливалась в общегосударственном масштабе. В настоящее время наиболее важная часть законодательства об административных правонарушениях, а именно - процессуальная, получила регламентацию в нормах Кодекса. Ей посвящен значительный по объему разд.IV "Производство по делам об административных правонарушениях" и разд.V "Исполнение постановлений по делам об административных правонарушениях". Все главы и статьи названных разделов будут предметом специального комментария в дальнейшем.

6. В статье 1.3 КоАП, посвященной предметам ведения Российской Федерации в области законодательства об административных правонарушениях, также закреплен ряд позиций. КоАП определяет:

а) подсудность дел об административных правонарушениях судам в соответствии о законодательством о судебной системе Российской Федерации;

б) подведомственность дел об административных правонарушениях комиссиям по делам несовершеннолетних и защите их прав;

в) подведомственность дел об административных правонарушениях, предусмотренных настоящим Кодексом, федеральным органам исполнительной власти в соответствии с их установленной структурой (системой).

Таким образом, помимо общих и наиболее принципиальных основ установления административной ответственности на всей территории Российской Федерации к предметам ее ведения КоАП относит и решение вопросов, связанных с определением круга официальных субъектов применения мер административной ответственности. Во-первых, определяя подсудность и подведомственность дел об административных правонарушениях, КоАП подтверждает установленную действующим российским законодательством позицию, суть которой в обобщенном виде состоит в отнесении дел, возникающих в связи с совершением юридическими или физическими лицами административных правонарушений, к государственно-властным полномочиям, т.е. к компетенции федеральных органов исполнительной власти. Тем самым находит свое подтверждение административный или управленческий характер такого рода правонарушений, а также преимущественно административный или управленческий характер юридических средств борьбы с ними. Именно на органы исполнительной власти и действующих от их имени должностных лиц приходится основной объем применения административно-правовых мер, т.е. назначения административных наказаний. Каждый из них выполняет эту правоохранительную функцию в порученной ему сфере деятельности, которая определяется прежде всего утверждаемой Президентом РФ структурой (системой) федеральных органов исполнительной власти, а также положениями о них, утверждаемыми Президентом или Правительством РФ. В настоящее время структура (система) федеральных органов исполнительной власти утверждена Указом Президента РФ от 17 мая 2000 г. "О структуре федеральных органов исполнительной власти". Подведомственность дел об административных правонарушениях этим органам и их должностным лицам охарактеризована в разд.III КоАП.

Во-вторых, применение мер административной ответственности не является исключительной прерогативой исполнительной власти и ее субъектов. На преодоление административных деликтов (правонарушений) давно ориентирована деятельность судов как одна из важнейших гарантий обеспечения законности в процессе применения административных наказаний и защиты прав и законных интересов прежде всего граждан. Соответственно в разд.III КоАП характеризуется подсудность дел об административных правонарушениях.

Равнозначная по своей целевой установке подведомственности компетенция судебных органов в рассматриваемой сфере своим началом имеет российское законодательство о судебной системе. Федеральный конституционный закон от 31 декабря 1996 г. "О судебной системе Российской Федерации" и Федеральный закон от 17 декабря 1998 г. "О мировых судьях в Российской Федерации" устанавливают, что дела об административных правонарушениях в соответствии с КоАП рассматриваются мировыми судьями в качестве суда первой инстанции. Единолично такие дела рассматриваются также судьями районных судов.

В-третьих, значительна роль законодательства в борьбе с безнадзорностью несовершеннолетних, являющейся причиной совершаемых ими административных правонарушений. В соответствии с Федеральным законом от 24 июня 1999 г. "Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних" ранее действовавшие комиссии по делам несовершеннолетних преобразованы в комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав. Их полномочия также обозначены в разд.III настоящего Кодекса.

7. За пределами, установленными гл.1 КоАП, субъекты РФ осуществляют самостоятельное правовое регулирование по вопросам борьбы с административными правонарушениями. Принимаемые ими законы не должны противоречить регулирующим те же общественные отношения федеральным законам, а также вторгаться в сферы, регулируемые в рамках предмета ведения Российской Федерации либо в рамках предмета совместного ведения, если по данному вопросу издан федеральный закон. Если же субъектом РФ был издан закон, совпадающий по целям и содержанию с действующим федеральным законом, он должен быть приведен в соответствие с последним.

Таким образом, КоАП в значительной степени рассчитан на регламентацию отношений, возникающих в связи с совершением административных правонарушений в рамках ст.71 и 72 Конституции РФ.

.

Назад

Главная Новости Книги Статьи Реферати Форум
 
 
 
polkaknig@narod.ru © 2005-2006 Матеріали цього сайту можуть бути використані лише з посиланням на даний сайт.