Статья 22.2. Полномочия должностных лиц :: vuzlib.su
Ищите Господа когда можно найти Его; призывайте Его, когда Он близко. (Библия, книга пророка Исаии 55:6) Узнать больше о Боге
Главная Новости Книги Статьи Реферати Форум
ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ

Статья 22.2. Полномочия должностных лиц

.

Статья 22.2. Полномочия должностных лиц

1. Практически даже в тех случаях, когда полномочия по рассмотрению дел об административных правонарушениях закрепляются за соответствующими органами исполнительной власти, эти полномочия реализуются должностными лицами, действующими от имени этих органов. Иное трудно представить (кроме случаев, когда полномочия закрепляются за коллегиальными органами). Именно об этом четко сказано в ч.1 данной статьи. Естественно, что для этого соответствующие должностные лица должны быть наделены необходимыми полномочиями.

2. Поскольку действующее российское законодательство не устанавливает понятия должностного лица, а этим термином названное законодательство перенасыщено (КоАП - яркий тому пример), целесообразно еще раз вернуться к смысловому его значению, что, как это отмечалось в вступительной статье к настоящему комментарию, имеет принципиальное значение, особенно применительно к субъектам применения административной ответственности.

Поводом для этого служит весьма неопределенное понимание должностного лица, предложенное в ст.2.4. В ней записано следующее: "Административной ответственности подлежит должностное лицо в случае совершения им административного правонарушения в связи с неисполнением или ненадлежащим исполнением своих служебных обязанностей". Сразу же возникает закономерный вопрос: чем отличается административная ответственность должностных лиц от их дисциплинарной ответственности? При этом сомнений в том, что должностное лицо есть государственный служащий, не возникает.

Обратимся к законодательству о государственной службе. В статье 14 Федерального закона от 31 июля 1995 г. "Об основах государственной службы Российской Федерации", посвященной ответственности государственных служащих, записано: "За неисполнение или ненадлежащее исполнение служащим своих должностных обязанностей (должностной проступок) на государственного служащего могут налагаться... дисциплинарные взыскания".

Налицо аналогия характеристики оснований привлечения должностного лица к различным видам юридической ответственности. Допустимо ли это? Конечно, нет, ибо невозможно в теоретическом плане представить ситуацию, когда государственный служащий (он же - должностное лицо) за невыполнение указаний своего непосредственного руководителя наказывается административным штрафом. Между тем ст.2.4 КоАП относит должностное лицо к числу тех (наряду с физическими и юридическими лицами), которые являются субъектами административных правонарушений. Однако и в том, и в другом случае речь идет о недоброкачественном исполнении служебных обязанностей. Как можно в этих обстоятельствах правильно решить вопрос о его юридической ответственности? КоАП такого ответа не дает, а потому предлагаемое им понятие должностного лица как субъекта административного правонарушения нельзя признать аргументированным.

Имеются достаточные основания считать, что в КоАП 1984 г. данный вопрос был решен взвешенно. Напомним содержание ст.15: "Должностные лица подлежат административной ответственности за административные правонарушения, связанные с несоблюдением установленных правил в сфере охраны порядка управления, государственного и общественного порядка, природы, здоровья населения и других правил, обеспечение выполнения которых входит в их служебные обязанности". Из этой формулировки ясно, почему в тех или иных составах административных правонарушений, предусмотренных Особенной частью КоАП 1984 г., административному наказанию подвергается то или иное должностное лицо. Сейчас подобная ясность отсутствует, потому что именно с должностными лицами связываются полномочия по рассмотрению дел об административных правонарушениях. Статья 28.3 КоАП содержит перечень должностных лиц, уполномоченных составлять протоколы об административных правонарушениях, т.е. возбуждать дела об этих правонарушениях, из 81 позиции.

Причем эти должностные лица почти полностью (за редким исключением) совпадают с указанными в гл.23 КоАП. В силу этого их также следует квалифицировать как представителей власти: фактически одни и те же должностные лица и возбуждают дела об административных правонарушениях, и рассматривают их. Разумеется, и те, и другие не являются субъектами административной ответственности по смыслу ст.2.4. КоАП. Тем не менее должностное лицо, весьма неопределенно считавшееся субъектом административного правонарушения, перерастает в субъекта административно-юрисдикционной деятельности. Такое решение кардинальной по своей сути проблемы совершенно неприемлемо. Причина же описанной ситуации проста: КоАП заимствовал понятие должностного лица, предлагаемое УК (см. примечание к ст.2.4 КоАП и аналогичные примечания к ст.285 УК). Вот и получилось, что, будучи представителем власти, должностное лицо несет ответственность за допущенные нарушения не в дисциплинарном (или уголовном) порядке, а в административном. В административно ответственных превратились по существу все должностные лица, применяющие меры административной отетственности по отношению к совершившим административные правонарушения, в числе которых и должностные лица, понимаемые в смысле ст.2.4 КоАП.

Вот типичный пример. В соответствии со ст.9.9 КоАП ввод в эксплуатацию топливо- и энергопотребляющих объектов без разрешения соответствующих органов, осуществляющих государственный надзор на указаннных объектах, влечет наложение на должностных лиц административного штрафа. В данном случае ответственности подлежит должностное лицо, ответственное за несоблюдение правил, обеспечение которых являлось его служебной обязанностью, что очевидно. От имени органа, осуществляющего государственный надзор на указаннных объектах, действует также должностное лицо. Но это - разные по своему статусу должностные лица. То лицо, которое действует от имени органа государственного надзора, является типичным представителем власти, наделенным распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся в служебной зависимости от него.

Однако должностное лицо, подвергнутое административному штрафу, представителем власти не является. Кто же оно тогда? Ответ содержится в примечании к ст.2.4 КоАП, в котором должностные лица подразделяются на две группы. К первой группе относятся представители власти, которые, конечно, не несут предусмотренную указанной статьей административную ответственность, ко второй - должностные лица, выполняющие организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции в соответствии со своим служебным положением. В силу этого они могут нести административную ответственность за невыполнение специальных общеобязательных правил и норм.

Перечень должностных лиц - представителей власти дан в ч.2 ст.28.3, а также в ст.23.3-23.61 КоАП.

3. Таким образом, должностные лица, как субъекты административной ответственности (ст.2.4), и должностные лица, уполномоченные рассматривать дела об административных правонарушениях (ст.22.2), - фигуры, совершенно разные по своему административно-правовому и административно-процессуальному статусу, что, к сожалению, не нашло четкого отражения в новом КоАП.

4. К числу должностных лиц, рассматривающих дела об административных правонарушениях от имени соответствующих органов, отнесены руководители федеральных органов исполнительной власти, их заместители; руководители структурных подразделений и территориальных органов федеральных органов исполнительной власти, их заместители; иные должностные лица, осуществляющие в соответствии с федеральными законами либо нормативными правовыми актами Президента РФ или Правительства РФ надзорные или контрольные функции.

Следует иметь в виду, что не каждый федеральный орган исполнительной власти наделяется полномочиями по рассмотрению дел об административных правонарушениях (например, таких полномочий нет у Министерства образования РФ), равно как и не каждое их структурное подразделение и не каждый их территориальный орган. Соответствующая информация по этому поводу содержится в гл.23 КоАП.

Что касается упоминания об учреждениях федеральных органов исполнительной власти, наделенных подобного рода полномочиями, то в качестве примера можно назвать Государственную хлебную инспекцию при Правительстве РФ, выступающую в роли государственного учреждения, наделенного юридически-властными полномочиями в отношении не находящихся в ее организационном подчинении объектов.

5. В субъектах РФ от имени органов исполнительной власти дела об административных правонарушениях рассматривают уполномоченные ими должностные лица.

6. Объем полномочий должностных лиц в рассматриваемой сфере может быть ограничен КоАП или законами субъектов РФ.

.

Назад

Главная Новости Книги Статьи Реферати Форум
 
 
 
polkaknig@narod.ru © 2005-2006 Матеріали цього сайту можуть бути використані лише з посиланням на даний сайт.