Время — такое

Маленькая едальня на Пятницкой, где дают локализованную демоверсию китайской кухни, а берут недорого. Я сижу и разговариваю со старым знакомым. В Москве он теперь нечасто — в основном по Европам. Сейчас он с самолета, а вечером ему снова в самолет. У него с десятого года нет позиции, зато много работы.

Также вас могут заинтересовать новости Украины, посмотреть более подробную информацию вы сможете на сайте yes-frankivsk.com.ua

Я изучаю меню, он ест стеклянную лапшу.

Разговор заходит о московском юристе Виноградове, который из ненависти к человечеству расстрелял родной коллектив.

Знакомый слушает вполуха, потом берется за айпад, что-то ищет гуглом, не находит. Чешет нос, морщит лоб, и, наконец, спрашивает:

— Кость, а какое-нибудь мероприятие по легализации оружия было? Митинг, может, какой-то? Маша Бутина не выступала нигде?

Я проверяю по своему айпаду, уже зная, где и что искать.

— Двадцать седьмого октября у Бутиной съезд был. Хотя вообще-то ужесточение правил выдачи МВД давно лоббирует. По травмату тоже, но особенно огнестрел.

Знакомый задумчиво ломает зубочистку, та хрустит, умирая.

— Глянь, думская инициативка по запрету есть? Должны внести.

— Смотрел, внесли, — говорю я, оборачиваюсь к подошедшей официантке и заказываю жареные димсамы. — А что, ты что-то слышал? Ну там, — я двигаю подбородком вверх.

— Меня в десятом вырубили, — напоминает знакомый, машет рукой, просит граппы. — Ты сам подумай.

Я думаю.

—Мдя, ситуёвина, — продолжает знакомый. — Теоретически я за короткоствол и все такое. Но, может, пусть лучше они сейчас всё продавят. Они все равно продавят. А так еще будут трупы. Русские, между прочим, — поддавливает он, мотая лапшицу на вилку, палочками он не ест.

Я молчу.

— А с другой стороны… — продолжает он мотать лапшицу, — хрен ли. Ладно. У тебя-то как?

Я рассказываю, как у меня. С партстроительством, с судебным делом, с почками и коленями, с жизнью вообще.

— Ну ты это, — говорит он, прожевывая накрученное, — аккуратнее, что ли. Время (он глотает граппу, отчего простая фраза обогащается паузой, звучащей как тире) — такое.

Я поднимаю глаза, он опускает глаза.

Мне приносят жареные димсамы, и клейкое тесто, начиненное креветками, забивает мой рот.

Comments are closed.