Глава 3. Политические образования периода формирования феодализма в европейской части страны :: vuzlib.su

Глава 3. Политические образования периода формирования феодализма в европейской части страны :: vuzlib.su

83
0

ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ


Глава 3. Политические образования периода формирования феодализма в
европейской части страны

.

Глава 3. Политические образования периода формирования
феодализма в европейской части страны

Если государственность в Закавказье и Средней Азии возникла
преимущественно как рабовладельческая, то по-иному обстояло дело у народов,
населявших европейскую часть нашей страны. Правда, как мы уже отмечали, и в
Средней Азии некоторые народы миновали рабовладельческий строй (эфталиты и
др.). С. В. Юшков полагал даже, что все коренные народы Закавказья и Средней
Азии обошлись без рабовладельческих государств, но это не было принято наукой.
Не­бесспорен и тип первых государственных образований на Восточно-Европейской
равнине. Еще в 30-х годах советский историк И. И. Смир­нов считал, что у
восточных славян рабовладельческий строй пред­шествовал феодальному. В. О.
Ключевский отмечал, что даже в Киевском государстве рабовладение занимало
большое место в экономике.

Однако большинство специалистов в наше время склоняются к
тому, что народы, населяющие Восточную Европу, создали государ­ственность,
минуя рабовладельческий тип и перейдя сразу к феода­лизму. Здесь возникновение
классового общества привело непосред­ственно к созданию феодального государства
и права. Вопрос о при­чинах этого в науке спорен. Представляется, что его можно
решить следующим образом.

В Средней Азии, Закавказье, как и в Месопотамии, Средиземно­морье,
классовое общество и государственность возникают при срав­нительно невысоком
уровне развития производительных сил. При­родные условия, позволяющие получать
высокие урожаи при весьма низких затратах на раба, делают рабский труд
рентабельным. В усло­виях Среднерусской равнины с ее более бедными землями,
которые к тому же еще нужно отвоевать у леса, с длинными и холодными зима­ми
труд раба при аналогичном уровне развития производительных сил рентабельным
быть не мог. Раб просто не окупил бы затрат на жилье, одежду, питание, охрану,
для этого требовался более высокий уровень развития производительных сил,
которого Русь и достигла во второй половине I тысячелетия н. э. Но когда это
случилось, воз­никла другая социальная проблема: высокоразвитые орудия произ­водства
исключали возможность применения труда человека, не за­интересованного в его
результатах. На Руси, например, в хозяйстве уже широко применялась конная тяга,
но доверить коня рабу было весьма рискованно. Таким образом, рабство у восточных
славян сна­чала было еще невозможно, а потом оно стало уже невозможно.

В литературе существуют и другие объяснения непосредственно­го
перехода многих народов от первобытнообщинного строя к фео­дализму. Иногда
ссылаются на мнение Ф. Энгельса, который объяс­нял отсутствие
рабовладельческого строя у германцев наличием сель­ской общины, марки. Довод
этот имеет под собой серьезные основа­ния. Действительно, в общине,
существующей веками, где люди при­выкли к равенству, трудно поработить своего
соседа, сотоварища по общине. Однако этот довод вызывает одно возражение.
Община ведь существовала и там, где в свое время возникло рабовладение, напри­мер
в Греции. Почему же в одних условиях она помешала возникно­вению рабства, а в
других — нет?

Существует и такое объяснение. Говорят, что восточные
славяне переняли феодальный строй у своих более развитых соседей, напри­мер у
Византии. Этот довод также имеет под собой основания. В ис­тории не раз
случалось, в том числе и в наше время, что менее разви­тые народы перенимали
общественную организацию у более разви­тых. Применительно же к народам нашей
страны встает вопрос: если они переняли в свое время феодализм, например у
Византии, то поче­му раньше они не переняли рабовладение у своих соседей —
гречес­ких колоний, с которыми они широко общались?

Имеется и разновидность только что приведенной точки зрения.
Говорят, что восточные славяне вышли на историческую арену тог­да, когда
рабовладение себя уже исторически изжило. Такое утвер­ждение в принципе
соответствует действительности, но опять же сво­дит дело к заимствованию. А
ведь восточные славяне и их предки су­ществовали и тогда, когда в соседних
странах был расцвет рабовла­дения. Таким образом, все приведенные концепции не
объясняют до конца причину того,что народы Восточной Европы миновали рабов­ладельческую
формацию и рабовладельческий тип государства.

Переход от первобытнообщинного строя к феодализму совершал­ся
эволюционно, постепенно, охватив длительный период. Это время характеризовалось
своеобразным общественным строем, при кото­ром одновременно существовали три
уклада: первобытнообщинный, рабовладельческий и феодальный. При этом первый из
них неуклон­но разлагался, второй, родившись, не получил широкого развития, и
только третий имел историческую перспективу.

В этой связи следует отметить еще одну спорную проблему.
Вслед за отрицанием формационной концепции некоторыми современны­ми авторами,
естественно, появилось и отрицание феодализма. Эта точка зрения не нова. Ее
исповедовали применительно к России еще дореволюционные исследователи. Имеет
хождение она и в современ­ной зарубежной историографии.

Что же касается отмеченного переходного периода, который в
науке получил различные наименования (варварский, дофеодальный, период
становления феодализма и др.), то ему были свойственны и соответствующие
политические формы. Вопрос о сущности этих форм является спорным. Некоторые
ученые считали, что периоду станов­ления феодализма соответствует дофеодальное
государство. Боль­шинство современных ученых считают политические объединения
этого периода племенными союзами. От первобытнообщинного строя к феодализму
непосредственно перешли восточные славяне, хазары, болгары, литовцы и некоторые
другие народы нашей страны. Мы здесь не были оригинальны, подобную же картину
можно наблюдать и у соседей — поляков, германцев, скандинавских народов и пр.

Политические образования восточных славян. Предки славян —
праславяне прослеживаются по археологическим источникам по край­ней мере на
протяжении двух тысячелетий. Со временем они создали почву для образования трех
ветвей славянства — западных, южных и восточных славян. Наших предков середины
I тысячелетия источни­ки называют по-разному. В античных источниках не
упоминается даже термин «славяне». Впервые его встречаем у историка VI в.
Иордана, причем он называет «склавенов» также антами и венетами. Наряду с этим
византийские авторы VI — VII вв. различают антов и славян, хотя и отмечают, что
они говорят на одном языке. В пору образова­ния Древнерусского государства и в
начальный период его истории наших предков именуют обычно по названиям племен
(или племен­ных союзов), в которые они объединялись, — поляне, древляне, кри­вичи,
вятичи и пр. Но в то же время в источниках появляется, но в разных
транскрипциях, слово «рос» («рус» и т. п.). Об этом говорят зарубежные авторы,
почему-либо писавшие о наших предках. Уже в VI в. о росах говорят
псевдо-Захария, позже — Масуди, Ибн Хордадбе и др.

В источниках периода Древнерусского государства уже не упо­минается
об антах. Нет в них и племенных наименований. Зато все чаще появляются термины
«русь», «русское». В договорах киевско­го князя Олега с Византией 911г.
говорится о Руси как о договари­вающейся стороне (другая сторона — греки). А
ст. 5 договора упо­минает о «законе русском». Император Византии Константин Баг­рянородный,
правивший в Х в., в своем известном сочинении «Об управлении империей»
неоднократно говорит о росах как народе и даже о «Росии» как стране. Правда, он
склонен различать росов и славян, даже противопоставлять их и их языки.
Важнейший зако­нодательный памятник Древнерусского государства называется
«Правда Роськая» (Академический список) или «Правда Руськая» (Троицкий список).

Вместе с тем, нельзя не отметить, что слово «русь»
употребляется неоднозначно. Это и дало основание исследователям разделиться на
две группы. Одни полагают, что «русь» первоначально было поняти­ем социальным,
другие — что этот термин с самого начала носил этническую окраску.

Доводы первых имеют под собой серьезные основания. Действи­тельно,
в источниках мы встречаем иногда противопоставление руси славянам. Иногда
источник относит славян и русь к различным соци­альным группам, как это делает,
например, ст. 1 Русской Правды: «Положити за голову 80 гривен, аче будеть княжь
мужь или тиуна княжа; аще ли будеть русин, или гридь, любо купець, любо тивун
бояреск, любо мечник, любо изгои, ли словении, то 40 гривен положити за нь».

Все же большинство исследователей склоняются к точке зрения
об этническом происхождении термина «русь», а также и о его этни­ческом
значении во времена Киевской Руси. Следует сказать, что сто­ронники первой
концепции не отрицают, что со временем социаль­ное звучание термина перешло в
этническое. Весь вопрос в том, было ли слово «русь» когда-нибудь термином,
обозначавшим социальную группу.

Сторонники этнического происхождения слова «русь» в свою оче­редь
составляют несколько групп. В дореволюционной литературе возникло мнение, что
под русью следует понимать варягов. Эту кон­цепцию в тех или иных модификациях
и в наше время пропагандиру­ют на Западе. В новейшей литературе ее можно найти
в работах американского профессора Р. Пайпса и в книге кембриджской препо­давательницы
X. Дэвидсон.

Современные исследователи обычно производят термин «русь» от
названия речки Рось, притока Днепра, протекавшей в земле по­лян. По названию
этой речки, говорят они, сначала поляне, а потом и жители всего Киевского
государства стали именоваться русами. Впро­чем, называют еще несколько рек в
пределах нашей земли, носивших сходные названия, в том числе и Волгу, тоже
называвшуюся Росью. Был и город Росия в устье Дона. Отсюда и обратная мысль:
вся эта топонимика произошла от имени народа русь, которое является са­моназванием.

Сведения об общественном и политическом строе восточных сла­вян
до IX в. крайне скудны. Все же, судя по более поздним источни­кам, можно
констатировать у них наличие трех общественно-эконо­мических укладов,
свойственных периоду становления феодализма.

Что касается политической организации, то академик Б. А. Ры­баков
полагает, что наши предки стояли на грани формирования клас­сового общества уже
в течение праславянского периода.

Западные и восточные источники отмечают в VI и даже IV в. на­личие
сильных вождей у восточных славян, напоминающих собой монархов. Отмечается
также наличие единства законов, т. е. опреде­ленного правопорядка. В VIII в.
источники говорят о существовании трех восточнославянских объединений:Куявии,
Славии, Артании. Первое располагалось в районе Киевской земли, второе — в
районе озера Ильмень, местоположение третьего спорно. Некоторые отождест­вляют
Артанию с Тмутараканью, располагавшуюся на Таманском по­луострове, другие же
исследователи помещают ее на Волге.

Разумеется, государственность у восточных славян периода фор­мирования
феодализма была весьма примитивной. Однако она со­здала фундамент для возникновения
Древнерусского феодального го­сударства.

Хазарский каганат. Восточными соседями славян были хазары.
Основное ядро их царства размещалось между Черным и Каспийс­ким морями. Однако
границы государства менялись на протяжении VII — Х вв., то заходя за Кавказский
хребет, то продвигаясь на за­пад. В пору расцвета Хазарского каганата, в IX в.
в зависимость от него попали и некоторые славянские племена — поляне, северяне,
вятичи. Об этом есть прямое указание в «Повести временных лет».

Каганат имел последовательно три столицы, последнюю — го­род
Итиль в низовье Волги.

Этническое происхождение хазар неясно, вызывает в науке
споры. Однако известно, что кроме коренного населения в Хазарии про­живали
многие выходцы из Средней Азии, Закавказья и даже Палес­тины. Этническая
пестрота страны обусловила и существование не­скольких религиозных систем,
притом в государстве признавалось их равноправие, существовала веротерпимость.
Верхушка хазарского общества приняла иудейство. Правда, в пору упадка Хазарии,
когда на нее давили с запада славяне, а с востока — тюрки, хазарам при­шлось
отказаться от иудейства в пользу мусульманства. Это было ус­ловием помощи со
стороны хорезм-шаха, правда, не спасшей Хазарию.

У хазар существовало и земледелие, и кочевое скотоводство.
Были и города.

Во главе государства стоял монарх — каган (хакан). Имеются
све­дения о высших должностных лицах, а также о судебной системе. Су­ществование
различных религиозных учений обусловило и функцио­нирование соответствующих им
правовых систем. В Хазарии действо­вали иудейские, мусульманские, христианские
суды, применявшие со­ответственно законы Моисея, шариат, христианское
каноническое право. Был также специальный судья, который судил жителей, испо­ведовавших
какие-либо другие вероучения.

Хазарский каганат, ставший заметной силой в VII в., достиг
рас­цвета в VIII в. и пал в Х в. под ударами русских князей. Остатки кага­ната
были сметены нахлынувшими на Хазарию кочевниками-полов­цами (XI в.).

Булгарское царство. Сведения о болгарах в армянских и визан­тийских
источниках встречаются уже во II в. В V в. болгары (булга­ры) создали племенной
союз, охвативший значительную территорию по восточному побережью Азовского и
Черного морей. Исследова­тели считают болгар коренным населением этих мест.
Однако этни­ческое происхождение их спорно. Археологи отмечают, что антропо­логически
болгар можно отнести и к монголоидному и к европеоид­ному типу.

С расцветом Хазарского каганата болгары попадают под его гос­подство.
Под воздействием хазар происходит и вытеснение болгар на запад и на север.
Западная ветвь болгар уходит за Дунай и создает там свое государство. Уже в
ходе движения на новые места, проходя через южные степи, болгары испытывают
сильное славянское воздей­ствие.

Другая часть болгар откочевала в сторону Волги, где в Х в. и
со­здалось теперь уже Булгарское царство. Этому способствовал упадок Хазарского
каганата, до этого времени державшего болгар под своей властью.

Булгарское царство сформировалось на обширной территории,
охватившей Среднюю Волгу, Каму, Белую и даже земли по реке Урал.
Булгары-кочевники пришли не на пустую землю, они захватили тер­ритории,
заселенные оседлым земледельческим населением. В ходе формирования государства
они и сами перешли на оседлый образ жизни, хотя пережитки кочевого быта еще
долго сохранялись. Подоб­но Хазарскому каганату Булгарское царство было
полиэтничным. При этом булгары испытали влияние как славян, так и тюрок. От пос­ледних
они восприняли и мусульманство. Имели значение в этноге­незе и многочисленные
финские племена Поволжья и Приуралья.

Столицей государства стал город Булгар при впадении Камы в
Волгу. Это был большой город с 10-тысячным населением. В Волжс­кой Булгарии
были и другие города, даже чеканившие свою монету.

Булгарское царство имело сложную форму государственного
единства: в него входили в свою очередь четыре подвластных госу­дарства.
Булгарский царь правил с помощью своих приближенных. Он сам выполнял и судебные
функции. Суд осуществляли также на­значаемые царем судьи. Вооруженные силы
состояли из царской дру­жины и народного ополчения.

Государственные доходы складывались из налогов, торговых пош­лин,
выгодные условия для которых создавало господство над торго­выми путями. По
свидетельству восточных авторов, булгарские цари брали 10% с товаров,
привозимых из Хазарии и Руси. Существовал и традиционный для того времени
источник доходов — военная добыча. О булгарском праве сколько-нибудь серьезных
сведений до нас не дошло.

 

Таким образом, европейские народы нашей страны пошли к со­зданию
государственности своим особым путем. Во второй половине I тысячелетия они
создали политические образования переходного характера — государства периода
формирования феодализма. Это были примитивные, слабо организованные системы, но
они подгото­вили фундамент для создания других более развитых государств.
Правда, Хазарский каганат не имел прямых преемников, если не счи­тать
определенного влияния на Булгарское царство.

Государство волжских булгар оставило заметный след в судьбе
многих поволжских и приуральских народов. В частности, поволжские историки уже
давно отметили значение булгарского элемента в этногенезе казанских татар и в
создании Казанского ханства.

Вопрос о перерастании Булгарского государства из дофеодаль­ного
в феодальное в науке спорен. Крупнейший исследователь про­блемы А.П. Смирнов
относил это событие к середине Х в. Ему следу­ет современный татарский историк
Г.М. Давлетшин. Но академик Б.Д. Греков относил победу феодализма в Волжской
Булгарии толь­ко к XIII в.

Подобные же споры, но еще более сложные, касаются историчес­кой
судьбы восточных славян и их государства, к анализу которого мы теперь и
переходим.

.

Назад

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ