§ 2. Общественный строй :: vuzlib.su

§ 2. Общественный строй :: vuzlib.su

58
0

ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ


§ 2. Общественный строй

.

§ 2. Общественный строй

Социальная структура Древнерусского государства была
сложной, но уже вполне отчетливо вырисовывались основные черты феодаль­ных
отношений. Формировалась феодальная собственность на зем­лю — экономическая
основа феодализма. Соответственно складыва­лись основные классы феодального
общества — феодалы и феодаль­но зависимые крестьяне.

Наиболее крупными феодалами были князья. Источники указы­вают
на наличие княжеских сел, где жили зависимые крестьяне, рабо­тавшие на феодала
под надзором его приказчиков, старост, в том чис­ле и специально наблюдавших за
полевыми работами. Крупными фе­одалами были и бояре — феодальная аристократия,
богатевшая за счет эксплуатации крестьян и грабительских войн.

С введением христианства коллективным феодалом становятся
церковь, монастыри. Не сразу, но постепенно церковь приобретает землю, князья
жалуют ей десятину — десятую часть доходов с населе­ния и иные, в том числе
судебные, доходы.

Низший слой класса феодалов составляли дружинники и слуги,
княжеские и боярские. Они формировались из вольных людей, но иног­да даже и из
холопов. Выслуживаясь перед господином, такие слуги получали порой земли с
крестьянами и становились сами эксплуата­торами. Ст. 91 Русской Правды
приравнивает дружинников по порядку наследования к боярам и противопоставляет
тех и других смердам.

Главным правом и привилегией феодалов было право на землю и
эксплуатацию крестьян. Государство защищало и иную собственность
эксплуататоров. Усиленной защите подлежали также жизнь и здоровье феодала. За
посягательство на них устанавливалась высокая мера на­казания, дифференцированная
в зависимости от положения потерпев­шего. Высоко оберегалась и честь феодала:
оскорбление действием, а в некоторых случаях и словом влекло за собой также
серьезные нака­зания.

Основную массу трудящегося населения составляли смерды. Не­которые
исследователи полагали, что смердами именовались все сель­ские жители (Б. Д.
Греков). Другие (С. В. Юшков) считают, что смер­ды — это часть крестьянства,
уже закабаленная феодалами. Послед­няя точка зрения представляется более
предпочтительной.

Смерды жили общинами-вервями, которые выросли из родового
строя, но в Древнерусском государстве имели уже не кровнородствен­ный, а
территориальный, соседский характер. Вервь была связана кру­говой порукой,
системой взаимопомощи.

В Древнерусском государстве появляется фигура типичного фео­дально
зависимого крестьянина — закупа. Закуп имеет свое собствен­ное хозяйство, но
нужда заставляет его идти в кабалу к господину. Он берет у феодала купу —
денежную сумму или натуральную помощь и в силу этого обязан работать на
хозяина. Труд закупа не идет в счет уплаты долга, он выступает как бы в
качестве только уплаты процен­тов по долгу. Поэтому отработать купу закуп не
может и практически остается пожизненно у господина. К тому же закуп отвечает
за ущерб, причиненный по халатности господину. В случае бегства от господи­на
закуп автоматически превращается в холопа. К холопству ведет и кража,
совершенная закупом. Господин имеет по отношению к закупу право вотчинной
юстиции. Русская Правда отмечает, что феодал впра­ве бить нерадивого закупа
(ст. 62 Троицкого списка). Закуп в отличие от холопа имеет некоторые
человеческие права. Его нельзя бить «не за дело», он может жаловаться на
господина судьям, его нельзя про­дать в холопы (при такой обиде он
автоматически освобождается от своих обязательств по отношению к господину), у
него нельзя безна­казанно отнять имущество.

В многоукладном древнерусском обществе существовала и «не­вольная
челядь». Русская Правда называет несвободного мужчину хо­лопом или челядином, а
несвободную женщину — робой, объединяя тех и других общим понятием «челядь».

Челядь была почти полностью бесправной. Русская Правда при­равнивает
ее к скоту: «от челяди плод любо от скота» — говорит одна из ее статей. В этом
отношении челядь Древнерусского государства напоминала античных рабов, которых
в Риме называли «говорящим орудием». Однако на Руси холопы не составляли основу
производст­ва, рабство было преимущественно патриархальным, домашним. Не
случайно Русская Правда выделяет категории холопов, жизнь кото­рых защищалась
более высоким наказанием. Это всякого рода обслу­живающий персонал княжеского и
боярского двора — слуги, воспи­татели детей, ремесленники и пр. С течением
времени развивается и процесс превращения холопов в феодально зависимых
крестьян. Они стали первыми крепостными.

Для Древнерусского государства характерно еще отсутствие за­крепощения
крестьян: Феодальная зависимость может существовать в разных формах. Для данной
стадии развития феодализма характер­но отсутствие прикрепления крестьянина к
земле и личности феодала. Даже закуп, если он как-то изловчится набрать денег
для уплаты до­лга, может немедленно уйти от своего господина.

В Древнерусском государстве существовали большие и многочис­ленные
города. Уже в IX — Х вв. их было не менее 25. В следующем веке прибавилось еще
свыше 60 городов, а к моменту монголо-татарского нашествия на Руси было около
300 городов.

Среди городского населения выделялись купцы, бывшие
привилегированной категорией людей. Это особенно относится к гостям, ведшим
иностранную тор­говлю. В Киеве, Новгороде и других городах жили также искусные
ремесленники, возводившие великолепные храмы и дворцы для зна­ти, изготовлявшие
оружие, украшения и т. п.

Города были центрами культуры. Древнерусская деревня долгое
время была неграмотной. Но в городах грамотность была распрос­транена широко,
причем не только среди купцов, но и среди ремеслен­ников. Об этом
свидетельствуют как многочисленные берестяные гра­моты, так и авторские надписи
на бытовых предметах.

Как видим, в Древнерусском государстве уже складываются со­словия,
то есть большие группы людей, объединенных единством пра­вового статуса.
Поэтому вряд ли можно согласиться с некоторыми отечественными и зарубежными
авторами, полагающими, что сослов­ный строй был свойствен только западному
феодализму.

Древнерусское государство было полиэтничным, как уже отмеча­лось,
притом с самого начала. «Повесть временных лет», перечисляя племена, которые
якобы приглашали варяжских князей, называет и явно неславянские племена — чудь
и весь. По мере продвижения сла­вян на северо-восток они неизбежно вступали в
ареал расселения финских племен. Однако этот процесс проходил в основном мирно
и не сопровождался покорением коренного населения. В необъятных ле­сах
Волжского бассейна и за ним всем хватало места, и славяне мир­ным путем
смешивались с местными племенами. С введением христианства этому синтезу
способствовало и одинаковое крещение всех язычников — и славян и финнов.
Русский митрополит Илларион в сво­ем «Слове о Законе и Благодати» (XI в.)
говорит о равноправии всех православных народов, отнюдь не подчеркивая
приоритета русского народа. В законодательстве мы также не встретим никаких
преиму­ществ для славян, для Руси. Более того, Русская Правда предусматри­вает
определенные преимущества в сфере гражданского и процессу­ального права для
иноземцев, исходя из принципов традиционного русского гостеприимства.

Идеи интернационализма, отсутствие всякого шовинизма прони­зывают
и древнерусскую литературу. В «Послании к князю Изяславу» говорится: «Милуй не
токмо своея веры, но и чужия… аще то буде жидовин, или сарацин, или болгарин,
…или ото всех поганых — вся­кого помилуй и от беды избави».

.

Назад

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ