§ 4. Золотая Орда :: vuzlib.su

§ 4. Золотая Орда :: vuzlib.su

47
0

ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ


§ 4. Золотая Орда

.

§ 4. Золотая Орда

Золотая Орда не имела четко определенных границ. Ее власть
рас­пространялась не столько на территорию, сколько на народы и пле­мена,
находившиеся на разных стадиях социально-экономического и культурного развития,
исповедовавшие различные религии. Столицей этого государства стал сначала
Сарай-Бату, а затем Сарай-Берке в нижнем течении Волги. Постепенно монголы
смешались с тюркскими народами и племенами, официальным стал тюркский язык.
Сами мон­голы у покоренных народов получили двойное название — монголо-татары
(от названия одного из самых многочисленных монгольских племен — татар).
Впоследствии татарами стали называть некоторые не монгольского происхождения
народы Сибири, Поволжья, Кавка­за, Крыма. Оно стало их национальным
наименованием. Со временем монголо-татары приняли ислам.

Общественный строй. Социальная структура Золотой Орды была
сложной и отражала пестрый классовый и национальный состав это­го разбойничьего
государства. Четкой сословной организации общест­ва, подобной той, что
существовала на Руси и в западноевропейских феодальных государствах и в основе
которой лежала иерархическая феодальная собственность на землю, здесь не было.
Статус подданно­го Золотой Орды зависел от происхождения, заслуг перед ханом и
его родом, от должности в военно-административном аппарате. В воен­но-феодальной
иерархии Золотой Орды господствующее положение занимал аристократический род
потомков Чингиз-хана и его сына Джучи. Этот многочисленный род владел всей
землей государства, ему принадлежали огромные стада, дворцы, множество слуг и
рабов, неисчислимые богатства, военная добыча, государственная казна и т. д.
Впоследствии джучиды и иные потомки Чингиз-хана еще целые столетия сохраняли
привилегированное положение в среднеазиатских ханствах и в Казахстане,
закрепили за собой монопольное право но­сить звание султанов, занимать ханский
престол. Сам хан имел самый богатый и большой улус типа домена. Джучиды имели
преимущест­венное право на занятие высших государственных постов. В русских
источниках их называли царевичами. Им присваивались государствен­ные и военные
титулы и звания.

Следующую ступень в военно-феодальной иерархии Золотой Орды
занимали нойоны (в восточных источниках — беки). Не являясь чле­нами рода
Джучидов, они тем не менее вели свои родословные от спод­вижников Чингиз-хана и
их сыновей. Нойоны имели множество слуг и зависимых людей, огромные стада. Они
часто назначались ханами на ответственные военные и государственные должности:
даругов, темников, тысячников, баскаков и др. Они награждались тарханны­ми
грамотами, освобождавшими от различных повинностей и обязан­ностей. Знаками их
власти являлись ярлыки и пайцзы.

Особое место в иерархической структуре Золотой Орды занимали
многочисленные нукеры — дружинники крупных феодалов. Они или находились в свите
своих сеньоров, или занимали средние и низшие военно-административные должности
— сотников, десятников и др. Эти должности позволяли извлекать значительные
доходы с населе­ния тех территорий, где были размещены или куда направлялись со­ответствующие
воинские подразделения или где нукеры занимали ад­министративные должности.

Из среды нукеров и других привилегированных людей в Золотой
Орде выдвинулся небольшой слой тарханов, получивших от хана или его высших
должностных лиц тарханные грамоты, в которых их об­ладателям предоставлялись
различные привилегии.

К господствующим классам относились также и многочисленное
духовенство, прежде всего мусульманское, купцы и богатые ремеслен­ники, местные
феодалы, родовые и племенные старейшины и вожди, крупные землевладельцы в
оседлых земледельческих районах Сред­ней Азии, Поволжья, Кавказа и Крыма.

Трудящиеся — крестьянство земледельческих районов, городские
ремесленники, слуги — находились в различной степени зависимости от государства
и феодальных владык. Основную массу трудящихся в степях и предгорьях Золотой
Орды составляли карачу — кочевники-скотоводы. Они входили в роды и племена и
вынуждены были беспре­кословно подчиняться родовым и племенным старейшинам и
вождям, а также представителям военно-административной власти Орды. Вы­полняя
все хозяйственные обязанности, карачу вместе с тем должны были служить в
войске.

В земледельческих районах Орды трудились феодально зависимые
крестьяне. Одни из них — сабанчи — жили сельскими общинами и обрабатывали
помимо выделенных для них участков земли феодалов, несли натуральные и другие
повинности. Другие — уртакчи (издоль­щики) — кабальные люди, обрабатывали землю
государства и мест­ных феодалов за половину урожая, несли другие повинности.

В городах трудились ремесленники, согнанные из завоеванных
стран. Многие из них находились на положении рабов или зависимых от хана и
других владык людей. Мелкие торговцы, слуги также зави­сели от произвола
властей и своих господ. Даже состоятельные купцы и самостоятельные ремесленники
уплачивали городским властям по­дати и несли различные повинности.

Довольно распространенным явлением в Золотой Орде было раб­ство.
Рабами становились прежде всего пленники и жители завоеван­ных земель. Рабы
использовались в ремесленном производстве, стро­ительстве, в качестве слуг
феодалов. Много рабов продавалось в страны Востока. Однако большинство рабов
как в городах, так и в сельском хозяйстве через одно-два поколения становились
феодаль­но зависимыми или получали свободу.

Государственный строй. Государственный механизм Золотой Орды
обеспечивал эксплуатацию своих трудящихся, ограбление покоренных народов. Это
достигалось установлением террористического режима, при котором подчинение
младших старшим было безусловным и без­думным. При этом использовались как
пережитки прежней родоплеменной организации, так и новые военно-феодальные
принципы.

Верховная, деспотическая по существу, власть в государстве
при­надлежала хану, возводимому на престол курултаем. Как правило, им
становился старший сын предшествующего хана или другой ближай­ший родственник
из чингисидов. Часто борьба за ханский престол носила ожесточенный характер,
сопровождалась интригами, тайны­ми или открытыми убийствами претендентов.

Хан прежде всего являлся верховным собственником и распоря­дителем
всех земель в государстве, которые раздавал родичам и долж­ностным лицам. Он
был главой вооруженных сил, производил назна­чения и смещения всех высших
должностных лиц. Самим ханом или от его имени осуществлялись внешнеполитические
акции, в том числе объявление войны и заключение мира. Был он верховным судьей,
его воля считалась законом.

Существовал в Золотой Орде и коллегиальный орган — курул­тай,
в котором участвовали сыновья хана, его ближайшие родствен­ники (царевичи),
вдовы ханов, эмиры, нойоны, темники и др. На ку­рултае решались вопросы войны и
мира, наиболее важные споры и распри между представителями феодальной верхушки,
пересматри­вались границы улусов, объявлялись решения хана по другим вопро­сам.
Воля хана, его решение на курултае являлись окончательными и неоспоримыми.
Курултаи созывались эпизодически и проходили в торжественной обстановке.

В Золотой Орде постепенно сложилась своеобразная система цен­тральных
органов управления, многие черты которой были заимст­вованы от восточных
деспотических государств (Китая, Персии, среднеазиатских ханств). Так, в конце
XIII в. появились диваны (канцелярии) для ведения дел по различным отраслям
управления. В них работали многочисленные секретари и переписчики (битакчи).
Диваны находились в подчинении высших должностных лиц, назна­чаемых ханом,
выполняли их поручения, давали им различные сведе­ния о положении дел в той или
иной отрасли управления или на мес­тах. Четкого разграничения компетенции
диванов по отраслям управления не было.

К высшим должностным лицам относился прежде всего визирь, в
ведении которого находились ханская казна и общее управление де­лами
государства от имени и по поручению хана. Визирь назначал на должности
баскаков, секретарей диванов и других чиновников. Воен­ное управление в
государстве было сосредоточено в руках бекляри-бека, который направлял военную
деятельность эмиров, темников и тысячников. Бекляри-бек в источниках часто
называется старшим, главным эмиром при хане. Кроме того, в столице находились
еще два эмира, выполнявших поручения хана и его визиря, и букаул, ведав­ший
снабжением, вооружением, довольствием воинских подразделе­ний и гарнизонов,
учетом военной добычи и ее доставкой и распреде­лением по указаниям хана и
высших должностных лиц.

В центральном аппарате постоянно находились и другие чинов­ники
и представители местной власти, выполнявшие поручения цен­тра по учету населения,
сбору податей, подавлению сопротивления под­данных и зависимых народов,
организации военных походов и т. д. К числу подобных должностей относились
даруги, баскаки, темники, сотники и др.

Улусами управляли члены ханской фамилии, джучиды-царевичи,
наиболее авторитетные нойоны (их часто называли эмирами). В от­дельные области,
города, поселения назначались даруги, тысячники и сотники. В подчинении всех
этих правителей находилось множество чиновников, занимавшихся переписью
населения, сбором податей и налогов, привлечением населения к выполнению
различных повиннос­тей (поставке лошадей, перевозочных средств, снабжению
чиновни­ков и воинских подразделений различным довольствием, раскварти­рованию
войск и т. д.). Каждый местный правитель всегда опирался на гарнизоны или
мобильные войска.

Военная организация Золотой Орды была основой ее
государствен­ности. Многие носители государственной власти являлись команди­рами
соответствующих воинских подразделений.

Многочисленная конница, состоявшая из монголо-татар,
кыпчаков и других кочевых племен и народов, составляла основу военной мощи
Золотой Орды. В отдельные периоды своей истории Золотая Орда могла выставить
150 и более тысяч конников. Построенная по десятичной системе, подвижная
конница могла быстро собираться в указанном ханом или его командованием месте в
огромную армию для наступательных операций или же мгновенно рассредоточиваться
на обширных пространствах, перебрасываться из одной местности в другую,
совершать внезапные налеты и набеги, держа в постоянном страхе подданных
Золотой Орды и подвластные народы.

Высший командный состав — темники, тысячники — состоял из
представителей рода джучидов-царевичей и знатных нойонов. Сотни­ками и
десятниками назначались обычно нукеры и другие представи­тели родоплеменной
знати. Все командиры были связаны между со­бой своеобразными
сеньорально-вассальными отношениями. Поэто­му строжайше запрещался переход из
одной тьмы, тысячи или сотни в другую. Подобный переход рассматривался как
измена своему под­разделению и его командиру. В войске поддерживалась
жесточайшая дисциплина. За любое ослушание, невыполнение приказа грозила су­ровая
кара, вплоть до смертной казни.

Еще Чингиз-хан, придавая исключительное значение добыванию
всевозможных сведений о предполагаемом противнике, организовал разведывательную
службу. Ханы Золотой Орды — Бату, Берке и их преемники обязывали своих воинских
начальников вести разведку через лазутчиков, изменников, купцов, добывать
сведения о числен­ности и вооружении противника, его командирах, настроениях,
расп­рях и т.п. Впоследствии секретная служба была учреждена и для соб­ственного
государственного аппарата, охватила значительные слои населения, в том числе
феодальную верхушку. Все секретные сведе­ния доставлялись бекляри-беку, визирю
и докладывались хану.

Судебная власть в Золотой Орде, как и в других государствах,
не была отделена от административной. Хан, другие государственные органы и
должностные лица сами осуществляли правосудие по всем делам — уголовным,
гражданским и пр. Однако в связи с неуклонной исламизацией Золотой Орды в конце
XIII — начале XIV в. были уч­реждены исламские суды кадиев во главе с верховным
кадием госу­дарства. Эти суды рассматривали главным образом дела, связанные с
нарушением требований Корана, т.е. религиозные и брачно-семейные. Кроме того, в
городах для разбора гражданских дел назначались спе­циальные судьи-яргучи.
Кадии и яргучи взимали со спорящих сторон официальные пошлины, а также
прибегали к произвольным поборам.

У кочевых народов Золотой Орды существовали традиционные
суды родовых старейшин-биев.

Судебный и административный произвол, внесудебная расправа
являлись характерными чертами судебной системы военно-феодаль­ного государства
Золотой Орды.

Отношения с Русью. После опустошительных завоеваний ханов
Бату и Берке русские княжества на длительный срок попали в вассаль­ную
зависимость от золотоордынского хана. Установилось жесточай­шее монгольское
иго. Отношения вассалитета не были закреплены каким-либо договором, а были
просто продиктованы завоевателем. Русские князья должны были утверждаться на
княжение в Орде, полу­чая от хана ярлык. Князья владимирские получали от хана
особый ярлык. Сажали на престол великого князя специальные уполномочен­ные
золотоордынского хана. Получение ханских ярлыков в Орде, а также при вызовах
князей в Орду обязательно сопровождалось под­несением богатых подарков. Одной
из главных вассальных обязанностей русских княжеств являлась уплата хану дани —
десятой части всех доходов с населения княжества. От этого побора была освобож­дена
только русская православная церковь. Кроме того, население дол­жно было
предоставлять лошадей и повозки, уплачивать особые тор­говые и ремесленные
пошлины, предоставлять корм (пропитание), удовлетворять требования Орды, ее
чиновников.

Дани и поборы с русских княжеств Золотая Орда поручала произ­водить
специально уполномоченным даругам и баскакам, наезжавшим в княжества с большой
свитой счетчиков, весовщиков и охранными конными отрядами. Во Владимире
находился главный баскак, кото­рому подчинялись баскаки других княжеств —
Рязани, Мурома, Смо­ленска, Твери, Курска и др. Время от времени даруги и
баскаки произ­водили перепись населения княжества, чтобы полностью обеспечить
сбор дани.

Для устрашения русского населения, а также для дополнительно­го
обогащения Орды монголо-татары систематически совершали на­беги на княжества.
При этом множество людей уводились в плен, ра­зорялись и сжигались города и
селения.

Русский народ никогда не мирился с монголо-татарским игом и
вместе с другими народами оказывал захватчикам упорное сопротив­ление. С
возвышением Московского княжества русский народ под руководством великого князя
Дмитрия нанес в 1380 г. первый сокру­шительный удар полчищам Золотой Орды в
великой битве на Куликовом поле. Окончательного освобождения от захватчиков
русский народ добился в XV в.

Монголо-татарские завоевания на столетия задержали социаль­но-экономическое
и культурное развитие русского общества.

Право. Слабая из-за недостатка источников изученность права
Золотой Орды ограничивает возможность его сколько-нибудь обсто­ятельного
изложения. Источником права в Орде являлась прежде все­го Великая Яса
Чингиз-хана, составленная в 1206 г. в качестве назида­ния его преемникам,
состоявшая из 33 фрагментов и 13 изречений самого хана. Яса содержала главным
образом правила военной орга­низации монгольского войска и нормы уголовного
права. Она отли­чалась беспримерной жестокостью наказаний не только за преступ­ления,
но и за проступки. Источниками права были также нормы обычного права кочевых
народов. По мере исламизации Золотой Орды в ней начал действовать шариат. Он
применялся главным обра­зом в городах и в местностях с оседлым населением.

Устные и письменные распоряжения и предписания ханов явля­лись
для подданных, в том числе для феодальной знати, высшим зако­ном, подлежащим
немедленному и беспрекословному исполнению. Они применялись в практике
государственных органов Золотой Орды и высших должностных лиц государства.

Право Золотой Орды характеризуют крайняя жестокость, узако­ненный
произвол феодалов и должностных лиц государства, архаич­ность и формальная
неопределенность. Даже Яса Чингиз-хана стала нам известна не как единый писаный
акт, а из отдельных упоминаний и выдержек, содержащихся в различных неправовых
источниках. Толь­ко нормы шариата были письменными и в этом отношении выгодно
отличались от других правовых источников.

Имущественные отношения в Золотой Орде регулировались обыч­ным
правом и были весьма запутаны. Это особенно относится к зе­мельным отношениям —
основе феодального общества. Право соб­ственности на землю, на всю территорию
государства принадлежало господствующему ханскому роду Джучидов. В условиях
кочевого хо­зяйства наследование земли было затруднительным. Поэтому оно имело
место преимущественно в земледельческих районах. Владель­цы поместий,
естественно, должны были нести различные вассальные обязанности хану или
назначенному им местному правителю.

В ханском роде особым объектом наследования выступала
власть, причем политическая власть совмещалась с правом собственности на землю
улуса. Наследником здесь считался младший сын. По монголь­скому праву младший
сын вообще имел приоритет в наследовании.

Семейно-брачное право монголо-татар и подвластных им коче­вых
народов регулировалось старинными обычаями и в меньшей сте­пени шариатом.
Главой патриархальной полигамной семьи, состав­лявшей часть аила, рода, являлся
отец. Он был собственником всего имущества семьи, распоряжался судьбой
подвластных ему членов семьи. Так, отец обедневшей семьи имел право отдавать
своих детей за долги в услужение и даже продавать в рабство. Количество жен не
было ограничено. У мусульман законных жен могло быть не более четырех. Дети жен
и наложниц юридически были в равном положе­нии при некоторых преимуществах
сыновей от старших жен и закон­ных жен у мусульман. После смерти мужа управление
всеми делами семьи переходило в руки старшей жены. Так продолжалось до тех пор,
пока сыновья не становились взрослыми воинами.

Власть мужа над женой устанавливалась заключением брака, од­ной
из форм которого являлось действительное или обрядовое похи­щение невесты. При
заключении брака семья или род жениха выкупа­ли невесту из семьи или рода
последней. В свою очередь родственники невесты обязаны были выделить ей
приданое. Размер выкупа и прида­ного, расходы на брачные торжества определялись
общественным и имущественным положением родичей брачащихся.

Уголовное право Золотой Орды отличалось исключительной жес­токостью.
Это проистекало из самой природы военно-феодального строя Золотой Орды,
деспотической власти Чингиз-хана и его преем­ников, суровости отношений, низкой
общей культуры, присущей ко­чевому скотоводческому обществу, находящемуся в
самой начальной стадии феодализма. Жестокость, организованный террор являлись
одним из условий установления и охранения длительного господства над
покоренными народами. По Великой Ясе смертная казнь полага­лась за измену,
неповиновение хану и другим феодалам и должност­ным лицам, самовольный переход
из одного военного подразделения в другое, неоказание помощи в бою, сострадание
пленнику в виде ока­зания ему помощи пищей и одеждой, за совет и помощь одной
из сто­рон в поединке, ложь перед старшими в суде, присвоение чужого раба или
бежавшего пленника. Она полагалась также в некоторых случаях за убийство,
имущественные преступления, супружескую неверность, скотоложство,
подсматривание за поведением других и в особенности знати и начальства,
волшебство, забой скота неустановленным спосо­бом, мочеиспускание в костер и
пепел; казнили даже тех, кто в застолье подавился костью. Смертная казнь, как
правило, производилась пуб­лично и способами, характерными для кочевого образа
жизни, — по­средством удавливания на веревке, подвешенной к шее верблюда или
лошади, волочения лошадьми. Можно было также зарезать человека «как барана».

Применялись и другие виды наказаний, например за бытовое
убий­ство допускался выкуп в пользу родичей потерпевшего. Размер выку­па
определялся социальным положением убитого. У кочевников за кражу лошадей,
баранов требовался выкуп в десятикратном размере. Если виновный был
несостоятельным, он обязан был продать своих детей и таким образом уплатить
выкуп. При этом вора, как правило, нещадно били плетьми.

В уголовном процессе при дознании привлекались свидетели,
про­износились клятвы, применялись жестокие пытки. В военно-феодаль­ной
организации розыск необнаруженного или скрывшегося преступ­ника возлагался на
десяток или сотню, к которым он принадлежал. В противном случае ответственность
несла вся десятка или сотня.

 

Время монголо-татарских завоеваний составляет крупный период
в истории нашей страны. Это период тяжких испытаний для попав­ших под иноземное
иго народов. Монголо-татарское нашествие на­долго приостановило и отбросило
назад экономическое, политичес­кое, культурное развитие Средней Азии,
Закавказья, Руси.

Громадная империя Чингиз-хана недолго оставалась единой. Не­умолимые
законы развития феодализма привели ее сначала к распаду на крупные государства,
а со временем к все большему дроблению, что и предопределило в конце концов
крушение всех монголо-татар­ских государств.

Монголо-татары, покоряя народы нашей страны, устанавливали
различные формы их политической зависимости. Часто они сохраня­ли существующую
государственную организацию, ставя лишь мест­ных князей в положение своих
вассалов. Так было в Закавказье, на Руси, в некоторых других местах.

Правовая система, принесенная Чингиз-ханом и его преемника­ми,
была архаичной и примитивной. Принятие ислама обогатило ее, поскольку шариат
был примером развитого феодального права. У покоренных народов завоеватели
сохраняли их собственные право­вые системы.

.

Назад

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ