§ 4. Политический строй :: vuzlib.su
Ищите Господа когда можно найти Его; призывайте Его, когда Он близко. (Библия, книга пророка Исаии 55:6) Узнать больше о Боге
Главная Новости Книги Статьи Реферати Форум
ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ

§ 4. Политический строй

.

§ 4. Политический строй

Форма государственного единства. Московское государство оста­валось еще раннефеодальной монархией. В силу этого отношения меж­ду центром и местами строились первоначально на основе сюзерени­тета-вассалитета. Однако с течением времени положение постепенно менялось. Московские князья, как и все другие, делили свои земли между наследниками. Последние получали обычные уделы и были в них формально самостоятельны. Однако фактически старший сын, приобретший «стол» великого князя, сохранял положение старшего князя. Со второй половины XIV в. вводится порядок, по которому старший наследник получал большую долю наследства, чем осталь­ные. Это давало ему экономическое преимущество. К тому же он вместе с великокняжеским «столом» обязательно получал и всю Владимирс­кую землю.

Постепенно изменилась и юридическая природа отношений меж­ду великим и удельными князьями. Эти отношения основывались на иммунитетных грамотах и договорах, заключаемых в большом коли­честве. Первоначально такие договоры предусматривали службу удель­ного князя великому князю за вознаграждение. Затем она стала свя­зываться с владением вассалами их вотчинами. Считалось, что удель­ные князья получают свои земли от великого князя за службу. И уже в начале XV в. установился порядок, по которому удельные князья были обязаны подчиняться великому просто в силу его положения.

Великий князь. Главой Русского государства был великий князь, обладавший широким кругом прав. Он издавал законы, осуществлял государственное руководство, имел судебные полномочия.

Реальная княжеская власть с течением времени усиливается и из­меняется. Эти изменения шли в двух направлениях — внутреннем и внешнем. Первоначально свои законодательные, административные и судебные правомочия великий князь мог осуществлять лишь в пре­делах собственного домена. Даже Москва делилась в финансово-ад­министративном и судебном отношениях между князьями-братьями. В XIV — XV вв. великие князья оставляли ее обычно своим наследни­кам на правах общей собственности. С падением власти удельных кня­зей великий князь стал подлинным властелином всей территории го­сударства. Иван III и Василий III не стеснялись бросать в тюрьму сво­их ближайших родственников — удельных князей, пытавшихся про­тиворечить их воле.

Таким образом, централизация государства явилась внутренним источником усиления великокняжеской власти. Внешним источником ее усиления было падение власти Золотой Орды. Вначале московские великие князья были вассалами ордынских ханов, из рук которых они получали право на великокняжеский стол. С Куликовской битвы эта зависимость стала только формальной, а после 1480 г. московские князья стали не только фактически, но и юридически независимыми, суверенными государями. Новому содержанию великокняжеской влас­ти были приданы и новые формы. Начиная с Ивана III московские великие князья именовали себя «государями всея Руси». Иван III и его преемник пытались присвоить себе и царский титул, признанный не­которыми европейскими державами.

В целях укрепления международного престижа Иван III женился на племяннице последнего византийского императора Софье Палеолог — единственной наследнице уже не существующего константино­польского престола. Делались попытки идеологического обоснования притязаний Ивана III на самодержавие. Кроме брачных связей с Со­фьей Палеолог стараются установить, конечно мифическое, происхож­дение русских князей от римских императоров. Была создана теория божественного происхождения княжеской власти. Дворянские исто­рики, начиная с Н. М. Карамзина, считали, что московские великие князья были уже самодержцами. Это верно в том смысле, что Иван III, завершивший освобождение Руси от татар, «сам держал» свой кня­жеский стол, независимо от Орды. Однако говорить о самодержавии в полном смысле слова, т. е. о неограниченной монархии в XV и даже XVI в., не приходится. Власть монарха была еще ограничена другими органами раннефеодального государства, прежде всего Боярской ду­мой.

Боярская дума. Важным органом государства являлась Боярская дума. Она выросла из совета при князе, существовавшего еще в Древ­нерусском государстве. Оформление Думы следует отнести к XV в. Боярская дума отличалась от прежнего совета большей юридической и организационной оформленностью. Она была постоянно действую­щим органом, имела сравнительно стабильный состав. В Думу входи­ли так называемые думные чины — введенные бояре и окольничьи. Компетенция Думы совпадала с полномочиями великого князя, хотя формально это нигде не было зафиксировано. Великий князь юриди­чески не обязан был считаться с мнением Думы, но фактически не мог поступать самовольно, ибо любое его решение не проводилось в жизнь, если не было одобрено боярством. Через Думу боярство осуществля­ло политику, угодную и выгодную ему. Правда, с течением времени великие князья все больше подчиняют себе Боярскую думу, что связа­но с общим процессом централизации власти. Это особенно относит­ся ко временам княжения Ивана III и Василия III. Значительная роль Боярской думы в системе государственных органов и господство в ней крупных феодалов являются характерными особенностями раннефеодальной монархии.

Феодальные съезды имели тот же характер, что и во времена Древ­ней Руси, но по мере укрепления централизации государства посте­пенно отмирали.

Дворцово-вотчинная система управления. Продолжая оставаться раннефеодальной монархией, Московское государство унаследовало от предыдущего периода и органы центрального управления, постро­енного по дворцово-вотчинной системе. Однако расширение терри­тории государства и усложнение его деятельности приходят в стол­кновение со старыми формами управления, подготавливают постепен­ное отмирание дворцово-вотчинной системы и зарождение нового, приказного управления.

Преобразование старой системы начинается с ее усложнения. Она подразделяется на две части. Одну составляет управление дворца, во главе которого стоит дворецкий (дворский), имеющий в своем распо­ряжении многочисленных слуг. Дворецкий ведал и пашенными кня­жескими крестьянами. Другую часть образовывали так называемые пути, обеспечивающие специальные нужды князя и его окружения. О назначении путей красноречиво говорят сами их названия: Сокольни­чий, Ловчий, Конюшенный, Стольничий, Чашничий. Для выполне­ния их задач в ведение путей выделялись определенные княжеские села и целые местности. Пути не ограничивались сбором тех или иных про­дуктов и всяких благ с выделенных мест. Они выступали и как адми­нистративные и судебные органы. Руководители их именовались пут­ными боярами.

Вслед за усложнением системы дворцово-вотчинных органов воз­растали их компетенция и функции. Из органов, обслуживавших в первую очередь личные нужды князя, они все больше превращались в общегосударственные учреждения, выполнявшие важные задачи по управлению всем государством. Так, дворецкий с XV в. стал в извест­ной мере ведать вопросами, связанными с землевладением церковных и светских феодалов, осуществлять общий контроль над местной ад­министрацией. Вместе с тем выполнение тех или иных обязанностей в государственном управлении теряло прежний характер временного княжеского поручения и превращалось в постоянную службу. Услож­нение функций дворцовых органов потребовало создания большого и разветвленного аппарата. Чины дворца — дьяки — специализиро­вались в определенном круге дел. Из состава дворцовой службы выде­лялась великокняжеская казна, ставшая самостоятельным ведомством. Была создана большая дворцовая канцелярия с архивом и иными под­разделениями.

Все это подготавливало переход к новой, приказной системе уп­равления, выраставшей из прежней. Такое перерастание началось в конце XV в. Но как система приказное управление оформилось толь­ко во второй половине XVI в. Тогда же утвердился и сам термин «при­каз». Первыми учреждениями приказного типа были Большой Дво­рец, выросший из ведомства дворецкого, и Казенный приказ. Конюшенный путь превратился в Конюшенный приказ, теперь не только обслуживавший личные потребности князя, но и связанный с разви­тием конного дворянского ополчения. В начале XVI в. сложился Раз­ряд (Разрядный приказ), ведавший учетом служилых людей, их чинов и должностей. Перерастание дворцово-вотчинной системы в приказ­ную явилось одним из показателей централизации Русского государ­ства, ибо дворцовые органы, ведавшие ранее по существу лишь княжеским доменом, теперь становились учреждениями, руководящими всем громадным Русским государством.

Местные органы управления. Русское государство подразделялось на уезды — наиболее крупные административно-территориальные еди­ницы. Уезды делились на станы, станы — на волости. Впрочем, пол­ного единообразия и четкости в административно-территориальном делении еще не выработалось. Наряду с уездами кое-где сохранялись еще земли. Существовали также разряды — военные округа, губы — судебные округа.

Во главе отдельных административных единиц стояли должност­ные лица — представители центра. Уезды возглавлялись наместника­ми, волости — волостелями. Эти должностные лица содержались за счет местного населения — получали от него «корм», т е. проводили натуральные и денежные поборы, собирали в свою пользу судебные и иные пошлины («конское пятно», «полавочное», «поворотное» и др.). Кормление, таким образом, было одновременно государственной службой и формой вознаграждения княжеских вассалов за их воен­ную и иную службу.

Кормленщики были обязаны управлять соответствующими уез­дами и волостями собственными силами, т. е. содержать свой аппа­рат управления (тиунов, доводчиков и др.) и иметь свои военные от­ряды для обеспечения внутренней и внешней функций феодального государства. Присылаемые из центра, они не были лично заинтересо­ваны в делах управляемых ими уездов или волостей, тем более что их назначение было обычно сравнительно краткосрочным — на год-два. Все интересы наместников и волостелей были сосредоточены преимущественно на личном обогащении за счет законных и незакон­ных поборов с местного населения. Система кормления была не спо­собна в условиях обостряющейся классовой борьбы обеспечить в до­лжной мере подавление сопротивления восстающего крестьянства. От этого особенно страдали мелкие вотчинники и помещики, которые были не в состоянии самостоятельно обезопасить себя от «лихих» людей. Поднимающееся дворянство было недовольно системой кор­мления и по другой причине. Его не устраивало, что доходы от мес­тного управления шли в карман бояр и кормление обеспечивало бо­ярству большой политический вес.

Местные органы власти и управления не распространяли свою компетенцию на территорию боярских вотчин. Княжата и бояре, как и прежде, сохраняли в своих вотчинах иммунитетные права. Они были не просто землевладельцами, но и администраторами и судьями в сво­их деревнях и селах

Органы городского управления. Городское управление в Московс­ком государстве несколько изменилось по сравнению с киевскими вре­менами.

Города в данный период не имели самоуправления. В удельных княжествах управление городами осуществлялось наравне с сельской местностью. С присоединением удельных княжеств к Москве великие князья, сохраняя все земли уделов обычно за их прежними владельца­ми, всегда изымали города из юрисдикции бывших удельных князей, распространяли на них непосредственно свою власть. Это делалось исходя из значения городов не только как экономических центров, но прежде всего по военным соображениям. Города были крепостями. Обладание ими обеспечивало великим князьям и удержание бывшего удела в своих руках, и оборону от внешних врагов. Первоначально великие князья управляли городами так же, как раньше удельные князья, т.е. не выделяя их из своих прочих земель. Наместники и во­лостели, руководя своим уездом или волостью, управляли в той же мере и городами, находящимися на их территории.

Позже появляются некоторые специальные органы городского управления. Их возникновение связано с развитием городов, в пер­вую очередь как крепостей. В середине XV в. появилась должность городчика — своеобразного военного коменданта города. Он обязан был следить за состоянием городских укреплений, за выполнением мест­ным населением повинностей, связанных с обороной. Уже в XV в. городчики использовались и для других великокняжеских дел, в част­ности земельных. Должность городчиков замещалась местными зем­левладельцами, преимущественно дворянами и детьми боярскими. Городчики, первоначально бывшие довольно малозначительными фигурами в государственном управлении, уже к концу XV в. стали играть серьезную роль. Сначала временно, а потом постоянно за ними закреплялись широкие полномочия в земельной, финансовой и дру­гих отраслях управления, причем в пределах не только города, но и при­легающего уезда. В соответствии с расширением функций изменилось и название этих должностных лиц. Их начинают именовать городо­выми приказчиками. Ведая рядом вопросов военно-хозяйственного и просто хозяйственного порядка, городовые приказчики подчинялись великокняжеским казначеям. На один город назначалось иногда два и больше таких приказчиков. В лице городовых приказчиков дворяне и дети боярские получили свой орган местного управления, а великий князь — надежных проводников политики централизации.

Церковь в политической системе России. В начале периода рус­ская православная церковь представляла собой большую силу, не толь­ко поддерживающую государство, но и соперничающую с ним. В ус­ловиях ордынского ига церковь сумела сохранить свои экономические и политические позиции. Монголо-татары не собирались обращать Русь в свою веру. Они предпочли управлять ею через привычное для народа православие. Очень скоро православные митрополиты дого­ворились с Ордой, получили от ханов ярлыки, закреплявшие приви­легии церкви ничуть не меньшие, чем они имели от русских князей. Однако по мере подъема движения за освобождение русского народа лучшие силы православной церкви становились на путь борьбы с монголо-татарами. Рядовые монахи и руководители церкви вставали в ряды бойцов за освобождение России.

Церковь в лице митрополичьего дома, епископских кафедр, круп­ных монастырей и городских соборов обладала огромным имущест­вом, в первую очередь земельным, выступая в качестве феодала. Вмес­то десятины, которой она была наделена еще при крещении Руси, цер­ковь в Московском государстве получила иные источники доходов: поступления от определенных статей княжеских доходов — городских торговых, таможенных, судебных пошлин.

Экономическое и идеологическое могущество позволяло церкви чувствовать себя независимой от государства и даже добиваться при­оритета над ним. Однако к концу периода русским князьям удалось взять верх. В обмен за сохранение в неприкосновенности ее земельных имуществ церковь признала верховенство светской власти. Противо­речивым было и отношение церкви к централизации Русского госу­дарства. Существовали силы, которые препятствовали этому процес­су, но были и горячие сторонники укрепления единства Руси.

В организационном отношении церковь представляла собой слож­ную систему. Во главе ее стоял митрополит. В 1448 г. русская церковь самовольно стала автокефальной, т. е. самостоятельной по отноше­нию к вселенскому патриарху, сидевшему в Византии. Вся террито­рия подразделялась на возглавляемые епископами епархии. До XV в. русские митрополиты назначались константинопольским патриархом. Теперь они стали избираться собором русских епископов сначала по согласованию со светской властью, а потом и по прямому указанию московских великих князей.

.

Назад

Главная Новости Книги Статьи Реферати Форум
 
 
 
polkaknig@narod.ru © 2005-2006 Матеріали цього сайту можуть бути використані лише з посиланням на даний сайт.