Глава 13. Закавказские и среднеазиатские государства (XIV — середина XIX в.) — §...

Глава 13. Закавказские и среднеазиатские государства (XIV — середина XIX в.) — § 1. Закавказские государства :: vuzlib.su

63
0

ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ


Глава 13. Закавказские и среднеазиатские государства (XIV — середина XIX
в.) — § 1. Закавказские государства

.

Глава 13. Закавказские и среднеазиатские государства (XIV —
середина XIX в.) — § 1. Закавказские государства

После распада империи Чингиз-хана, ее преемников Закавказье
стало ареной борьбы других захватчиков, которые покоряли здешние народы. В ходе
борьбы с турками, персами и другими агрессивными соседями народам Закавказья
временами и местами удавалось восста­навливать свою государственность. В
наибольшей мере это касается Грузии. Азербайджанские и армянские территории по
преимуществу управлялись администрацией завоевателей. Только присоединение к
России избавило Закавказье от постоянных нашествий.

Грузинские государства. В XIV в. Грузия испытала
кратковремен­ный подъем, связанный с правлением царя Георгия V Блистательно­го.
Вскоре, однако, она попала в сферу империи Тимура. В XV в. Гру­зинское
государство распалось на три царства (Картли, Кахети, Имерети), три грузинских
княжества (Самцхе, Гурия, Мингрелия) и Аб­хазское. Предпосылкой распада явилась
слабость экономических свя­зей между грузинскими землями и естественные при
феодализме цен­тробежные тенденции. Феодальный распад способствовал захвату не­которых
грузинских земель. Самцхе, Аджара и Сванети оказались под властью турок.

Проходит время, и в раздробленной на отдельные царства и кня­жества
Грузии вновь проявляются устремления к объединению. Под­тверждением этому
является создание военного союза между грузин­скими царствами в 1758 г., целью которого была совместная борьба против врага. В 1790 г. с целью спасения родины имеретинский царь Соломон II и владетели княжеств обратились к царю Картли-Кахетии
Ираклию II и попросили взять в руки управление всей страной, объ­единить всю
Грузию, при этом они добровольно уступали ему свои царские права. Для
рассмотрения этого вопроса в Тбилиси состоялось «дарбазоба» (заседание
государственного совета). Но Ираклий II на­отрез отказался, мотивируя это
нежеланием обострять внешнеполи­тическую обстановку. В действительности
раздробленность Грузии помогла персидскому шаху Ага-Мохаммед-хану в 1795 г. захватить Грузию.

Однако дальнейшая судьба грузинских земель связывается все
больше с историей России. Еще в XVII в. некоторые грузинские госу­дарства
просились в подданство России. Новые шаги в этом направ­лении делаются в конце
XVIII в. Но только в XIX столетии грузинс­кие государства одно за другим входят
в состав Российской империи. Процесс этот проходит разными путями — мирными и
немирными. В 1801 г. в состав России реально вошла Картли-Кахетия, затем
Имеретия (1810), Гурия (1828), Мингрелия (1857), Сванетия (1858). В 1864 г. в состав Российской империи вошло также Абхазское княжество.

Общественный строй. Ряд характерных свойств общест­венного
строя Грузии XIV — XIX вв. был обусловлен своеобразием развития здесь
феодализма. Самыми знатными и крупными феодала­ми являлись в Грузии царь,
царица, их дети, князья и церковь. Класс феодалов распадался на несколько
категорий, связанных отношения­ми сюзеренитета-вассалитета, с наделением
вассалов обычным имму­нитетом. Правители (мтавари) и тавади (лицо высшего слоя
класса феодалов) были в номинальных вассальных отношениях с царем. Со своей
стороны правителей связывали такие же отношения с князьями и азнаурами, а
князей — с собственными азнаурами.

Тавади на основании грамот царя осуществляли управление в
сво­ем владении. Они представляли собой тот социальный слой, который при
царском дворе по наследству получал высокие должности. Тава­ди во многом
отличались друг от друга как по происхождению, так и по количеству земли и
крепостных. Согласно законодательству более позднего периода дворяне
подразделялись на дидебулов (вельмож), средних тавади и низших тавади.

В XVI — XVII вв. азнауры превратились в лиц, служивших царю,
церкви или отдельным феодалам. Среди них наибольшими привиле­гиями пользовались
азнауры царя. За службу сеньору им даровалась земля с крепостными крестьянами.
В случае перехода на службу к дру­гому сеньору они оставляли землю.

В зависимости от древности рода, количества земли и
крепостных азнауры делились на три категории.

В грузинской феодальной иерархии значительное место в качест­ве
коллективного феодала занимала церковь — престолы католикоса и епархий и
большие монастыри. Они были владельцами обширных земель и большого количества
крепостных. У церкви были и свои вас­салы — церковные азнауры.

К классу феодалов примыкали и крупные купцы. Основной про­изводительной
силой общества этого периода являлся класс крепост­ных крестьян. Феодал мог
продать, подарить крестьянина. Существо­вала правовая норма, согласно которой
крестьянин должен был пере­даваться со всей семьей. За преданную службу
господин мог не только освободить крестьянина от повинности, но и даровать ему
личную свободу. Срок поиска беглого крестьянина составлял 30 лет. Кресть­янин
нес обычные феодальные повинности: барщину и оброк, а также государственные
повинности. Существовали различные категории крестьян.

В более поздний период весьма распространенным было требова­ние
защиты «порядка крепостного права», согласно которому госпо­дин не мог
требовать от крестьянина большей службы, чем было пред­усмотрено обычным правом
(«порядком крепостного права»).

Отдельный слой составляли находившиеся в высшей прослойке
крестьянства, примыкавшие к азнаурам, но еще лишенные личной сво­боды
крестьяне-служители. Служители были у царя, членов его семьи, у светских и
церковных феодалов. Служителям приходилось выпол­нять по отношению к господам
различную службу, главное же, они должны были идти вместе с ними в поход. В
основном из служителей комплектовались вооруженные силы феодалов (армия,
полиция).

Ремесленники и купцы объединялись в профессиональные корпо­рации.

Государственный строй. В Грузии структура государ­ственного
механизма фиксировалась в законодательстве. Крупнейшим из законов такого рода
был «Распорядок царского двора» (XIV в.).

Согласно этому закону во главе государства стоял монарх,
обла­давший не только светской, но и духовной властью. Стремления царя к
неограниченной власти подавлялись государственным советом — Дарбази. В его
компетенцию входили рассмотрение вопросов войны и мира, принятие законов,
назначение на высокие должности, а иног­да рассмотрение судебных споров.

Дарбази противостоял сравнительно более позднего происхожде­ния
верховный орган управления (то же, что и правительство) под названием Совет
везирей (савезиро). Он был укомплектован управителями-везирями отдельных
ведомств. К ним принадлежали: мцигно-бартухуцеси чкондидели (во всех царствах
второй человек после царя, который был главой всех светских и духовных
ведомств), управляю­щий государственной казной и чиновник, возглавляющий
многочис­ленный аппарат, занятый службой в царском дворце.

Предметом обсуждения Совета везирей становились все важней­шие
дела и прежде всего связанные с безопасностью страны и укреп­лением ее
обороноспособности.

Для оперативного разрешения особо значительных вопросов со­бирался
порой не весь состав Совета везирей, а несколько везирей, имевших более высокие
звания, или же везири, которые по тем или иным вопросам были связаны с
заинтересованными ведомствами.

Конкретное управление разного рода делами в центре и на
местах осуществляли многочисленные чиновники, состав которых несколь­ко
различался в различных грузинских государствах.

Большое значение как в деле укрепления царской власти, так и
во взаимоотношениях с внешним врагом придавалось вооруженным си­лам феодалов.
Здесь в качестве воинов мы видим как феодалов, так и их служителей (мсахури).
Территория всех царств была разделена на четыре военно-административные
единицы. Во главе каждой из них стоял первейший (великий) феодал — полководец.
Он осуществлял как сбор армии, так и руководство ею в бою.

Во второй половине XVIII в. Ираклием II была сформирована
наполовину регулярная армия, в которой воинами в основном явля­лись крестьяне.
В армию они призывались сроком на один месяц. У армии был свой устав, с помощью
которого регулировались общие военные вопросы.

Право. Необыкновенно плодотворными были для грузинского
правотворчества XIV — XVIII вв. Правда, до нас не дошли судебники единой Грузии
тех лет, но составленные в отдельных царствах и кня­жествах кодексы создают
ясное представление о законотворческой деятельности. Эти сборники порой быстро
распространялись по всей стране, что было обусловлено их общим источником —
грузинским обычным правом. Среди них следует назвать: Уложение царя Георгия
(1335), Судебник Бека и Агбуга (XIV в.). Законы Вахтанга VI (начало XVIII в.).
Законы католикосов (XVI в.) и др.

Дошедшие до нас судебники дают сведения о том, что в Грузии
широко была распространена практика работы законодательных ко­миссий, в которых
принимали участие представители различных со­циальных слоев, среди них «ученые
люди» и даже крестьяне. Комис­сия вначале изучала вопросы, связанные с
правовыми нарушениями, а затем составляла судебники. Особенно бурно развивалась
законода­тельная деятельность во второй половине XVIII в., когда были внесе­ны
многие изменения в гражданское и особенно уголовное право.

С этим периодом связано составление проектов таких законода­тельных
сборников, как Судебник царевича Давида, Законоположе­ние Иоанна Багратиони и
Гражданское законоположение неизвестного автора, на которых лежит отпечаток
высокого юридического мышле­ния. Правда, вследствие упразднения грузинской
государственности они не были проведены в жизнь.

Несмотря на обширное законодательство, в Грузии действовало
и обычное право.

Наряду со светским широко применялось каноническое право.
Имели силу как общехристианские, так и собственно грузинские ис­точники. Среди
них заслуживают внимания памятники национально­го происхождения: Законы
католикосов (XVI в.). Грамота памяти Пи­цунды (XVIII в.), Закон об отравлении,
против колдовства и гадания (вторая половина XVIII в.) и др.

В гражданском праве были хорошо разработаны отдельные ин­ституты
вещного, обязательственного и наследственного права. Сре­ди них нужно отметить
прежде всего вопросы регулирования земельных и крепостных отношений,
опиравшихся преимущественно на обыч­ное право.

В уголовном праве можно выделить вопросы Общей части: формы
вины, стадии развития преступной деятельности, соучастие.

Своеобразной была система наказаний. Смертная казнь и
телесные наказания применялись редко. Весьма распространено было искупле­ние
преступлений (композиции). Искупаются любые преступления, кро­ме измены Родине.
Возмещение за убийство определялось по строгому сословному принципу, оно четко
зависело от социального положения потерпевшего.

Широко применялись церковные наказания.

Для процессуального права Грузии характерна, как и для
других феодальных государств, неотделенность суда от администрации. Пос­ле
раздробления Грузии в возникших царствах и княжествах высшими судьями являлись
цари и правители. Судебные функции осуществляли также члены царской семьи.

В редких случаях важные дела могли рассматриваться Государ­ственным
советом, а также судом, комплектующимся из специально для этой цели собранных
лиц, в том числе и духовных. Постоянно дей­ствующим центральным судом являлся
коллегиальный суд мдиванбегов. На местах действовали избираемые суды
медиаторов, применяв­шие нормы обычного права. Их приговоры и решения письменно
не оформлялись. В пределах своей компетенции вершили суд и отдельные феодалы.

Церковная власть имела свою собственную юстицию. Верховным
церковным судом была дикастерия, которой руководил католикос. В епархиях судили
епископы, а в монастырях — настоятели.

Судебный процесс в основном был обвинительным, хотя в нем с
течением времени усиливаются и элементы розыска, в частности акти­визируется
роль судьи. Правила разбора уголовных и гражданских дел не были отграничены
друг от друга.

Были разработаны специальные правила рассмотрения жалоб, а
так­же правила утверждения приговора и решений и их исполнения. В ка­честве
доказательств применялись признание стороны, присяга, пока­зания свидетелей и
документы. Существовала также экспертиза по де­лам об убийстве, телесных
повреждениях и при решении споров по до­говору подряда.

Государственность в Азербайджане. Вскоре после освобождения
от монгольского ига Азербайджан входит в империю Тимура, а затем за­хватывается
Золотой Ордой. Свободным остается только Ширван. В начале XV в. на территории
Азербайджана формируются два государ­ства — Кара-Коюнлу и Ак-Коюнлу.

К началу XVI в. значительная часть Азербайджана находилась
под владычеством иранской династии Сефевидов, которая в первой поло­вине XVI в.
подчинила и возглавлявший борьбу за независимость Шир­ван. Так закончилось в
середине XVI в. вхождение всего Азербайджана в состав Персии. В том же веке в
борьбу за Азербайджан включается Турция, но в XVII — XVIII вв. господство
оккупантов слабеет, в силу чего создаются условия для восстановления
азербайджанской госу­дарственности. Формируется до 15 номинально независимых
ханств. В этот период под главенством Урумского ханства предпринимается попытка
объединения всей страны, но она заканчивается неудачей.

В конце XVIII в. Персия вновь пытается укрепить здесь свои
пози­ции, но терпит поражение. С этого времени азербайджанские ханства берут
курс на сближение с Россией, и в 20-е годы XIX в. происходит присоединение
последних территорий Азербайджана к России.

Общественный строй. В XIV—XIX вв. развитие общест­венного
строя в Азербайджане в большой мере зависит от внешних нашествий, хотя в разных
районах влияние оккупантов сказывается по-разному. Характерно то, что развитие
здесь феодализма не устра­няет существовавших до сих пор и родовых отношений.

Под влиянием восточных деспотий в Азербайджане сложилась
государственная собственность на землю, на базе которой строилась вся
феодальная иерархия. Феодалы делились на 4 группы: первую со­ставляла
аристократическая светская верхушка, во вторую входила верхушка шиитского
духовенства, в третью — верхушка чиновничест­ва, в четвертую — другие феодалы.
Крестьяне также подразделялись на группы. Одну из них составляла крестьянская
верхушка, занимаю­щаяся торговлей и привлекаемая на должности мелких администра­торов.
Во вторую группу входили свободные крестьяне — арендато­ры, в третью — основная
масса крестьян, лишенных права перехода и несущих до 40 повинностей в пользу
феодала.

В Азербайджане сохранились и рабы, правда, рабство было пре­имущественно
патриархальным.

Горожане в Азербайджане не имели городских вольностей, в том
числе и самоуправления.

Государственный строй. Азербайджанские ханства в дан­ный
период находились в вассальной зависимости от Персии или Тур­ции. Во главе
каждого из них стоял хан или паша. Согласно принципам, характерным для
мусульманских государств, как в центре, так и на местах не существует
какого-либо органа, ограничивающего высшую власть. Ханства делились на магалы
во главе с бегами, должность которых была наследственной. Селами управляли так
называемые юзбаши. Они чаще всего исполняли функции полицейского харак­тера.

Хан имел собственную армию, укомплектованную представителя­ми
различных социальных слоев, существовал и специальный социаль­ный слой маафи,
из которого формировалась полиция.

Право. Как и во всех мусульманских государствах, в Азербай­джане
действовали традиционные источники шариата. Кроме того, местные правители
издавали свои законы — фирманы. Сохранялось и обычное право. Мусульманская
религия стремилась нивелировать эт­нические различия, установить единые нормы
для всех народов, вхо­дящих в государство.

Обязательственное право регламентировало договоры мены, зай­ма
и др. Уголовное право предусматривало ответственность за пре­ступления против
государства, религии, личности и т.д. Судебные функции в основном осуществляли
духовные лица — кадии. Процесс имел обвинительный характер, предварительного
расследования не существовало, по одним и тем же правилам производилось рассмот­рение
гражданских и уголовных дел. Доказательствами служили при­сяга, показания
свидетелей, признание стороны.

Государственность в Армении. Подобно Азербайджану, после ос­вобождения
от монгольских завоевателей Армения попала под власть Тимура. Вслед за тем на
нее напали тюркские кочевники. В XVI в. ар­мянские земли были поделены между
Персией и Турцией. В персидс­кой части были созданы ханства, в турецкой —
пашалыки.

В XVII в. в связи с ослаблением Персии самостоятельность
армян­ских ханств несколько увеличивается. Начинается даже борьба за не­зависимость,
однако успехом она не увенчалась. С этого же времени Армения обращает свои
взоры на Россию в поисках поддержки. Но только в XIX в. России удается
отвоевать армянские земли у персов и турок.

В общественном строе Армении в значительной мере сохранились
черты, свойственные домонгольскому периоду. Вместе с тем новые завоеватели
принесли и свои порядки. Самыми крупными землевладельцами стали ханы и паши.
Закрепощенные крестьяне (шинаканы) находились под двойным гнетом своих и
иноземных феода­лов. На земельных отношениях в определенной мере отражались му­сульманские
порядки. Завоеватели разгромили в основном местных светских феодалов, но
церковным христианским феодалам удалось уцелеть.

В условиях отсутствия собственного государства трудно
говорить об армянских национальных государственных институтах. После за­хвата территории
Армении Персией и Турцией во главе отдельных административных единиц (ханств и
пашалыков) стояли ханы и паши. Эти единицы со своей стороны делились на более
мелкие — магалы, санджаки.

При ханах действовали диваны, которые объединяли должностных
лиц, осуществлявших различные функции. Сохранялась низовая до­лжность
армянского мелика, который выполнял и роль судьи.

Если персидская часть Армении делилась на ханства, то турец­кая
— на пашалыки, включавшие в себя санджаки, начальники кото­рых назначались
пашой. Паша был обязательно мусульманином. Сис­тема должностных лиц,
существовавшая в прежней Армении, была упразднена.

Весьма часто ханы и паши в Армении вели борьбу за расширение
своей внутренней и внешней независимости, что приводило к крово­пролитной
братоубийственной войне между армянами.

В условиях иноземной оккупации законодательная деятельность
в Армении не могла развиваться. Однако продолжается развитие канонического
права, которое регулирует определенную сфе­ру светских отношений. Продолжает применяться
также армянское обычное право. Захватчики принесли с собой и шариат, который
дей­ствовал наряду с христианскими правовыми нормами.

.

Назад

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ