Глава 15. Образование и развитие абсолютной монархии в России (вторая половина XVII —...

Глава 15. Образование и развитие абсолютной монархии в России (вторая половина XVII — XVIII в. — § 1. Переход к абсолютизму в России :: vuzlib.su

50
0

ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ


Глава 15. Образование и развитие абсолютной монархии в России (вторая
половина XVII — XVIII в. — § 1. Переход к абсолютизму в России

.

Глава 15. Образование и развитие абсолютной монархии в
России (вторая половина XVII — XVIII в. — § 1. Переход к абсолютизму в России

Это было время бурных изменений в российском обществе, госу­дарстве,
правовой системе. Оно вызвало противоречивые чувства. Споры XVIII в. перешли в
XIX, они ведутся и современными исследо­вателями. Главный предмет споров —
проблема абсолютизма: время его возникновения, сущность, социальная природа,
периоды разви­тия. Все это породило обширную историографию, как дореволюци­онную,
так и советскую.

Дворянские историки стояли на позициях изначальности самодер­жавия
на Руси. В. Н. Татищев и Н. М. Карамзин видели его уже в Ки­евском государстве
и, разумеется, с момента образования Московско­го государства.

В. О. Ключевский находил самодержавие в Московском государ­стве
во всяком случае при Иване Грозном и, пожалуй, даже при его деде Иване III.
Буржуазная государственная школа русских истори­ков (Б. Н. Чичерин), не
признававшая объективных экономических законов и их воздействия на развитие
государства, отрицала наличие сословно-представительной монархии в России. Она
видела абсолютизм у нас уже в XVI в.

В советской литературе проблема российского абсолютизма вы­звала
оживленную дискуссию. Большие споры идут по вопросу о вре­мени возникновения
абсолютизма в России. Переход к самодержавию как в советской, так и в
дореволюционной литературе связывают с различными периодами. Некоторые авторы
склонны относить нача­ло его ко времени Ивана III, именовавшего себя
самодержцем. Этот взгляд разделяют и некоторые современные историки. Другие связы­вают
установление самодержавия с именем Ивана Грозного. Подоб­ного взгляда
придерживался еще М.Н. Покровский. На сходных по­зициях стоит С.О. Шмидт.
Правда, его концепция своеобразна. С О. Шмидт допускает определенный разрыв в
истории абсолютиз­ма Возникнув при Иване Грозном, самодержавие, по его словам,
исчезает со смертью этого царя, а затем вновь возникает при Михаиле.
Своеобразен и взгляд Л. В. Черепнина. Он допускал одновременное сосуществование
сразу двух форм государства при Иване Грозном: самодержавия в опричнине и
сословно-представительной монархии в земщине. Безоговорочно считает Ивана
Грозного абсолютным мо­нархом Д. Н. Альшиц.

Некоторые исследователи ведут абсолютизм с реформ Петра I, с
начала XVIII в. Н. Б. Голикова, отмечая окончательное утверждение абсолютизма
при Петре I, умалчивает о его начальном моменте. С. М. Троицкий утверждал, что
«переход от сословно-представитель­ной монархии к абсолютной начался в XVII
столетии и завершился в основном в первой четверти XVIII в.».

Л. В. Черепнин отмечал, что «большинство историков считают
возможным говорить о русском абсолютизме не ранее, чем со второй половины XVII
в., а его окончательное оформление приурочивают к правлению Петра Первого». В
этой концепции можно видеть победу идеи С. В. Юшкова, много лет назад
создавшего стройную схему сме­ны форм феодального государства и доказавшего, в
частности, невоз­можность абсолютизма в России раньше XVII в.

Переход к абсолютизму — явление, разумеется, не
одномоментное. Это определенный процесс, занимающий во времени какой-то от­резок.

С вопросом о времени возникновения абсолютизма связана про­блема
его сущности. В литературе наличествует противопоставление самодержавия
абсолютизму. Под самодержавием понимают внешнюю независимость монарха, например
от Орды, его суверенность, а абсо­лютизм сводят к внутреннему полновластию, к
господству над под­данными.

В. И. Ленин считал термины «абсолютизм», «самодержавие», «не­ограниченная
монархия» синонимами. Иногда говорят, что он имел в виду только самодержавие
XIX — XX вв., отличая от него самодер­жавие XVII и XVIII вв. В. И. Ленин
действительно различает само­державие в тот или иной век. Разумеется,
самодержавие с Боярской думой не то же самое, что самодержавие с
Государственной думой. Но, различая самодержавие на разных этапах его развития,
В. И. Ле­нин не проводит различия между самодержавием и абсолютизмом. Он ставит
вопрос теоретически: «Что такое самодержавие?».

Возникновение абсолютизма — явление закономерное, имеющее
свои объективные предпосылки. В науке существуют разные мнения по поводу того,
являются ли эти закономерности едиными для всех стран или Россия имеет
существенные особенности.

Разумеется, что переход к абсолютизму определяется в первую
очередь социально-экономическими причинами. Однако спорен во­прос об уровне и
характере экономического развития, социально-эко­номических противоречий,
которые обусловливают это явление. В ли­тературе имеется тенденция связывать
переход к абсолютизму в России с генезисом капитализма.

В классических условиях абсолютизм возник в обстановке
серьез­ного развития буржуазного уклада, когда буржуазия уже начала пре­тендовать
на власть, и феодальному государству нужно было умерить ее аппетиты.

Среди советских историков спорным является вопрос о времени
возникновения капитализма в России. Некоторые авторы ищут его уже в XVI в.
Другие, не идя так далеко, тем не менее отмечают фак­ты, говорящие о зарождении
капитализма в России во второй полови­не XVII в. Они указывают даже в деревне
XVII в. на определенные ростки капитализма: отдельные землевладельцы нанимали
собствен­ных крепостных, порой и за деньги, чтобы стимулировать повышение
производительности труда; развивалось крестьянское предпринима­тельство,
выводившее крепостных в ряды буржуазии.

Более заметен был наемный труд в промышленности: «Тульское,
устюженское и тихвинское железоделательное производство; москов­ское и
псковское меднолитейное дело; нижегородское, ярославское и тобольское
кожевничество; судостроение на северных реках, Волге, Каме, Дону, Туре знало в
XVII в. наемный труд как явление достаточ­но устойчивое и повседневное». Не
случайно законодательство нача­ла XVIII в. подробно регламентирует порядок
отходничества.

Уже с XVII в. отмечаются простая капиталистическая
кооперация производства, а также возникновение мануфактур. Некоторые иссле­дователи
даже крепостную мануфактуру считают элементом генезиса капитализма.

Этому соответствуют взгляды и на эволюцию надстройки. Еще Б.
И. Сыромятников рассматривал начало XVIII в. как первую фазу «переходного»
состояния государства к буржуазному. С точки зре­ния С. М. Троицкого переход к
абсолютизму уже означает первый шаг на пути превращения феодального государства
в буржуазное. Тут мы видим сходство со взглядами Б. И. Сыромятникова. С. М.
Троицкий, возражая ему по некоторым пунктам, видит тем не менее в формиро­вании
чиновничества из разночинцев и в переходе к денежному жало­ванью для бюрократии
буржуазные принципы организации государ­ственного аппарата.

Другая группа исследователей скептически смотрит на проблему
зарождения капитализма в XVII в., отмечая, что в условиях усиления
экономических, преимущественно торговых, связей между отдельны­ми районами
страны берет начало длительный процесс складывания всероссийского рынка и что
все большую роль в экономике страны начинает играть торговый капитал в лице
крупного купечества. Они полагают, что торговый капитал не менял существующих
производ­ственных отношений, он приспосабливался к ним и использовал в своих
интересах. В. И. Ленин, развивая мысли К. Маркса, указывал, что «тор­говый и
ростовщический капиталы всегда исторически предшествуют образованию
промышленного капитала и логически являются необ­ходимым условием этого
образования, но сами по себе ни торговый, ни ростовщический капитал не
составляют достаточного условия для возникновения промышленного капитала (т. е.
капиталистического производства». Эти суждения в полной мере применимы к
условиям России XVII в. Крупные купцы и предприниматели из их среды стре­мились
обзавестись вотчинами, крепостными крестьянами и тем са­мым смыкались с господствующим
классом феодалов. Стремлению денежных тузов вложить капиталы в землю
поднимающийся абсолю­тизм шел навстречу, законодательно разрешив верхушке
купечества, гостям покупать вотчины. Наиболее яркими примерами новоявлен­ных
феодалов и одновременно купцов-предпринимателей в XVII в. были Строгановы,
позднее, в начале XVIII в., —Демидовы.

С другой стороны, стремление торгового капитала овладеть про­изводством,
подчиняя его торговле, влекло накопление капиталов в этой сфере экономики, что
создавало необходимые предпосылки, опре­деленное историческое условие для
развития капиталистических от­ношений в будущем.

А. М. Сахаров справедливо отметил, что «Ленин указал на
класс, являющийся «руководителем и хозяином» процесса образования фак­тического
единства русских земель, формирования всероссийского рынка — класс
«капиталистов-купцов», т. е. представителей развива­ющегося торгового
капитала…». Тем самым высказывание В. И. Ле­нина отмечает длительный путь
перехода к новой формации и являет­ся характеристикой не только XVII в., а
всего нового периода русской истории, лишь начинающегося примерно в XVII в.

Не углубляясь дальше в сущность спора об уровне
социально-эко­номического развития России в данный период, отметим только, что
даже признание наличия буржуазных отношений в XVII в. еще не оз­начает
признания их существенного влияния на возникновение абсо­лютизма в нашей
стране. Вряд ли можно говорить в это время о су­ществовании класса буржуазии,
способного противостоять уже клас­су феодалов, о том самом «равновесии сил»,
которое, по известным представлениям, обусловливает возникновение абсолютизма.
Русская буржуазия еще не претендует на власть, еще не пытается свергнуть
феодалов, поэтому у последних нет необходимости искать в самодер­жавии защиту
от нее. С. М. Троицкий полагал даже, что «на раннем этапе становления
абсолютизма относительного «равновесия» между дворянством и формирующейся
буржуазией не было и не могло быть». Он считает вообще такое равновесие как
предпосылку установления абсолютизма скорее исключением, чем правилом.

Думается, что решающую роль в процессе становления абсолю­тизма
в России играла не внутриклассовая борьба и даже не борьба между
эксплуататорскими классами. Важнейшей предпосылкой уста­новления самодержавия
было классовое сопротивление окончатель­но закрепощенных крестьян,
необходимость для феодалов создать крепкую власть, способную держать в узде
восстающее крестьянство.

Крестьянская война под предводительством С. Разина,
восстание К. Булавина, городские восстания, другие разнообразные народные
движения — все это подталкивало феодалов в сторону передачи пол­ноты власти
неограниченному монарху. Большое значение крестьян­ского движения как
предпосылки установления абсолютизма не явля­ется уникальной особенностью
России. Этот фактор сыграл заметную роль, например, и при переходе к
абсолютизму в Англии и Германии. Фактором, ускорившим процесс перехода к
абсолютизму, была также военная опасность со стороны соседних государств (Речь
Посполитая, Швеция, Турция и др.). Россией не были еще решены некоторые важные
исторические задачи: не воссоединены все украинские земли, нужно было пробиться
к морям и т. д. Характерно, что из 35 лет цар­ствования Петра I только около
года сохранялось состояние полного мира.

Во второй половине XVII в. не только возникла необходимость,
но и сложилась возможность установления абсолютной монархии. Эта возможность
была подготовлена развитием государства в предыду­щий период. Вместо
своевольного дворянского ополчения было со­здано постоянное войско. Развитие
приказной системы подготовили армию чиновничества. Царь получил независимые
источники дохода в виде ясака (налога преимущественно пушниной с народов
Поволжья и Сибири) и винной монополии. Теперь ему не нужно было спраши­вать
разрешения у земских соборов на начало войны или иное серьез­ное мероприятие.
Необходимость в сословно-представительных ор­ганах отпала, и они были
отброшены. Это означало, что монарх осво­бодился от всяких пут, что его власть
стала неограниченной, абсолют­ной.

.

Назад

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ