§ 2. Развитие общественного строя :: vuzlib.su

§ 2. Развитие общественного строя :: vuzlib.su

42
0

ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ


§ 2. Развитие общественного строя

.

§ 2. Развитие общественного строя

Общественное устройство в данный период характеризуется су­щественными
сдвигами. Сословное деление, свойственное и более ран­ним стадиям развития
феодализма, теперь приобретает наиболее чет­ко выраженную форму. Главной чертой
общественного строя этого времени является консолидация основных классов в
классы-сословия.

Формирование классово-сословного строя идет в основном по
двум взаимосвязанным линиям. С одной стороны, интересы однородных в социальном
отношении групп сближаются, с другой — по мере поля­ризации классовых различий
сословные различия становятся более чет­кими, сословная принадлежность более
прочной, сословные грани все более труднопреодолимыми.

Социально-экономическая консолидация класса феодалов име­ла
своим следствием изменение и развитие правового режима фео­дального
землевладения. Идущий на протяжении XVII в. процесс постепенного сближения
правового статуса поместий и статуса вот­чин завершился в начале XVIII в.
полным слиянием этих институ­тов и даже заменой прежних терминов одним общим.
При Петре I исчезло прежнее деление господствующего класса на многочислен­ные
внутриклассовые сословные группы — бояр, дворян, детей бо­ярских и т.д. Еще
отмена местничества в конце XVII в. была шагом на сути приравнивания «худородных
дворянишек» к старин­ной феодальной аристократии. Табель о рангах, изданная
Петром I, полностью устранила прежние сословные группировки внутри клас­са
феодалов и ввела новое единое название для обозначения гос­подствующего
класса-сословия — шляхетства. Заимствованный термин исключал претензии дворян
на боярский титул, равно как и возражения бояр против переименования их в
дворянство. Однако возрастающая общность классовых интересов очень скоро лишила
смысла споры о терминологии. Уже при жизни Петра, в конце его царствования,
возрождается на новом уровне термин «дворянство». В Инструкции герольдмейстеру 1724 г. говорилось: «Его величества всего государства дворянство состоит из высших и нижних, прежних
и нынешних военных, гражданских и придворных чинов». Как ви­дим, здесь
дворянством именуют весь служилый класс, класс феода­лов. И хотя термин
«шляхетство» будет встречаться в источниках и в более позднее время, при
преемниках Петра I он не приживется. Слово «дворянство» объединит
господствующее сословие в России на дли­тельное время Манифест о вольности
дворянства, изданный Пет­ром III, стабильно употребляет именно этот термин.

Консолидация дворянства в класс-сословие сопровождалась
существенным усилением замкнутости этой социальной группы. При­обретение статуса
дворянина было весьма сложным процессом. Од­нако господствующий класс не мог
существовать без пополнения. Со­циально-экономическая и политическая жизнь
государства требова­ла этого. И не случайно уже петровская Табель о рангах
позволяла получить дворянство за выслугу на военной или штатской службе. Позже
можно было приобрести дворянство лицам, имеющим образо­вание, а также большие
капиталы, вложенные в промышленное или сельскохозяйственное производство.
Возможность перехода в дворян­ство то расширялась, то уменьшалась, но
существовала во все време­на, вплоть до Октябрьской революции.

Дворянство было верной опорой самодержавия. Это не означает,
однако, что дворяне всегда слепо шли за монархом. В тех случаях, когда царь
ущемлял интересы господствующей верхушки, он легко мог по­терять и голову. Об
этом свидетельствуют многочисленные дворцо­вые перевороты в XVIII в. Дело не
всегда доходило до крайностей, иногда дворянство мирным путем добивалось отмены
неугодных ему институтов. Именно поэтому многие реформы Петра I после его
смерти сошли на нет. Так было, например, с обязательностью государствен­ной
службы для дворян, с введением единонаследия и пр.

Вступление России в стадию абсолютизма сопровождалось и кон­солидацией
класса эксплуатируемых. Закончилась многовековая история холопства. В начале
XVIII в. оно окончательно слилось с крестьянством. Исчезли и другие, более
мелкие группы эксплуатиру­емых, вроде захребетников или монастырских детенышей.
Теперь клас­су-сословию эксплуататоров противостоял класс-сословие эксплуати­руемых
— зависимые крестьяне. Закрепощение крестьянства завершилось в XVII в.

Консолидация класса эксплуатируемых — громадного большин­ства
населения России — проходила противоречиво. Наряду с исчез­новением старых
мелких сословных групп возникали внутри кресть­янства новые группы и подгруппы.
Деление шло по линии принад­лежности крестьян тому или иному владельцу, т.е. по
субъекту права собственности на крестьянина. Можно отметить четыре основные
группы крестьяновладельцев: феодальное государство, церковь и ее организации,
правящая династия как вотчинник, отдельные феодалы. Соответственно крестьяне
делились на государственных, экономичес­ких, дворцовых, помещичьих. Эти группы
состояли в свою очередь из более мелких.

Крестьянство стало по-своему также замкнутым сословием, вы­ход
из которого крайне затруднялся. Наиболее простым способом выхода из
крестьянства была рекрутчина. Уже в начале XVIII в крепостным крестьянам было
разрешено покидать деревни и вступать добровольно в армию. Устранения такого
выхода из крестьянства настойчиво добивались владельцы крестьян, однако
интересы ар­мии победили.

Замкнутым сословием стало и городское население, которое, по­добно
крестьянству, состояло из нескольких групп. Внутрисословное деление городских
жителей было еще более социально контрастным.

Духовенство также имело тенденции к замкнутости. Так называе­мое
белое духовенство, т. е. священники, было по преимуществу на­следственным,
доступ же в «черное», т. е. монашество, всячески огра­ничивался. Еще Петр I, старавшийся
мобилизовать все людские силы страны, всячески препятствовал поступлению в
монашество. В резуль­тате количество «черного» духовенства уменьшилось в
несколько раз.

Развитие сословного строя в XVIII в. характеризовалось
исчезно­вением промежуточных слоев, которые постепенно включались в то или иное
сословие.

Оформление сословного строя немыслимо без издания надлежа­щих
законов.

Работа многочисленных уложенных комиссий XVIII в. не может
считаться результативной, однако кодификация законодательства по отдельным
проблемам имела заметные результаты. Сюда относится и кодификация законов о
сословиях. Большое значение имели жалован­ные грамоты дворянству и городам,
изданные в 1785 г.

С 1725 по 1801 г. о крестьянстве было издано 2253 разного
рода правовых акта. Однако это законодательство не было кодифицирова­но.
Издавались лишь специальные указы, регламентирующие статус определенных групп
крестьянского населения.

Высшим сословием России XVIII в. было дворянство. Манифест о
вольности дворянства называет его «главным в государстве членом». Дворяне
подразделялись на потомственных и личных. Дворянству принадлежало монопольное
право на владение населенными кресть­янами землями, т. е. право на эксплуатацию
практически даровой ра­бочей силы. Исключение из этой монополии составляли лишь
владель­цы посессионных крестьян, которыми могли быть и купцы. Но их право на
эксплуатацию крепостных имело сугубо целевой характер: посес­сионные крестьяне
приписывались к заводу и могли использоваться только для работы на нем.

Во второй половине XVIII в. была восстановлена полнота прав
земельного собственника на недра, леса и воды, несколько ограничен­ная при
Петре I в общегосударственных интересах.

Эксплуатация крестьян была главным источником благополучия
помещика, главным источником его доходов. Однако в начале XVIII в. получает
распространение такой законный источник, как жа­лованье за службу, военную и
гражданскую. В соответствии с Табелью о рангах были установлены и надлежащие
должностные оклады.

Переход на денежное вознаграждение служилых людей был мно­гозначительным
фактом. Прежде государство расплачивалось со слу­жилыми людьми преимущественно
поместьями. От владельца зависе­ло, какой доход он сумеет с него получить.
Теперь ему гарантировался определенный доход, если, конечно, не считать, что
денежное жало­ванье не всегда выплачивалось аккуратно и регулярно.

Переход на денежную оплату служилых людей означал опреде­ленную
линию в государственной политике. Прежде служилый чело­век, получивший
поместье, всеми правдами и неправдами стремился расширить свои права на него, а
затем уклониться от службы, стать феодалом. Теперь жалованье в значительно
большей мере привязы­вало его к государственной службе. Он становился
чиновником. В этом можно усмотреть переход государства к буржуазным принципам.
В экономике эти принципы реализовывались уже давно.

Не ограничиваясь феодальными доходами с поместий, дворяне не
брезговали прибылями от промыслов, промышленности и торговли.

Крупнейший русский буржуазный историк С. М. Соловьев выво­дил
происхождение дворянства и его права на крестьян из нужды в защитниках Родины и
необходимости их материального обеспечения. Отказ дворянства служить
государству подрывал и это социальное обоснование существования дворянского
сословия и его привилегии.

Главной обязанностью дворянства считалась государственная
служба, от которой оно всячески добивалось освобождения. Уже при Екатерине I
выдвигались предложения в целях экономии государствен­ных средств сократить
армию и чиновничество, следовательно, рас­пустить часть дворянства по домам.
Одной из тем, оживленно обсуж­давшихся при воцарении Анны Иоанновны, был именно
вопрос об освобождении дворянства от службы. В полной мере это чаяние было
удовлетворено позже, при Петре III. Главное содержание Манифеста о вольности
дворянства и состоит в освобождении господствующего класса от этой по существу
единственной обязанности, в установле­нии вольности.

Освобождение дворян от обязанности служить не лишало их при­вилегии
на преимущественное занятие государственных постов. Го­сударство принимало меры
к тому, чтобы высокие посты в государственных учреждениях, командные должности
в армии замещались дворянами. Однако нежелание дворян служить приводило к тому,
что государственный аппарат пополнялся из разночинцев, которые мог­ли получить за
службу личное дворянство. К концу XVIII в. чиновни­чество в России насчитывало
15 — 16 тыс. человек.

Антиподом дворянства выступал класс крестьян, также сформи­ровавшийся
в сословие.

Если сословие дворян не было единым и однородным, то в значи­тельно
большей мере это относилось к крестьянству. Консолидация крестьянства в
класс-сословие не привела, как уже отмечалось, к уст­ранению его деления на
внутрисословные группы, порой значительно различающиеся по правовому режиму.
Только теперь это было не то деление, которое мы видели в прежней России.

Самой многочисленной и самой бесправной группой были частно­владельческие
крестьяне. Их положение резко ухудшилось во второй половине XVII — XVIII в.
Крепостное право в России достигло свое­го апогея, превратившись в нечто
похожее на рабство.

От частновладельческих крестьян заметно отличались государ­ственные,
обладавшие известной личной свободой: никто их не про­давал и не закладывал,
как это делалось с владельческими крестьяна­ми, они могли арендовать и покупать
земли, содержать промыслы.

Допускались смена места жительства и даже переход
государствен­ных крестьян в другие сословия. Не случайно одним из лозунгов
крестьянской войны 1773 — 1775 гг. было превращение крестьян по­мещичьих в
государственные.

Вместе с тем государственных крестьян можно было насильствен­но
переселять, приписывать к заводам и другими путями распоряжать­ся их судьбой.
Государственные крестьяне составляли большую груп­пу, причем в XVIII в. их
число выросло, составив более 40% всего крестьянства России.

Секуляризация церковных земель, т. е. отобрание их у церкви,
при­вели к возникновению категории «экономическое крестьянство». Крестьяне
духовных феодалов и прежде подвергались несколько мень­шей эксплуатации, чем
владельческие. Теперь же экономические крестьяне, которых насчитывалось около
миллиона, приблизились по своему статусу к государственным.

Бывшие служилые люди «по прибору» и даже некоторая часть слу­жилых
«по отечеству», сторожившие засечные черты, по миновании надобности в обороне
южных рубежей превратились в «однодворцев» — верхушку государственных крестьян.
Привилегии одно­дворцев доходили до того, что им разрешалось иметь крепост­ных
крестьян.

К государственным крестьянам были приравнены и ясачные на­роды
Поволжья, Приуралья и Сибири. К ним можно отнести также половников, казахов,
ямщиков и др. Несколько категорий включали в себя и дворцовые крестьяне.

Реформы XVII — начала XVIII в. привели к консолидации город­ского
населения. Однако структура города была значительно слож­нее, чем структура
села. Не случайно исследователи говорят о город­ских сословиях во множественном
числе.

И это вполне оправдано, хотя бы потому, что в городах жили и
привилегированные сословия, и податные. Даже верхушка города — купцы — стала
делиться в XVIII в. на три гильдии, что заменило преж­нее деление на гостей,
людей гостиной и суконной сотен. Купечество, составлявшее 0,5% населения, было
само весьма неоднородным. Куп­цы первой гильдии были близки к дворянству, купцы
третьей гиль­дии — к городскому низу.

Все сословия России подразделяют обычно на две крупные кате­гории
— податное и неподатное население, что резко отграничивает привилегированные
сословия от непривилегированных и в большой мере эксплуататоров от трудящихся.
Податное население составляло подавляющее большинство общества, причем его
удельный вес имел тенденцию к росту (91,3% в начале века, 94,6% — в конце).

Четкая структура классов-сословий, достигнув апогея, уже со
вто­рой половины XVIII в. начинает размываться. Зародившийся и раз­вивающийся
капиталистический уклад постепенно вносит корректи­вы в социальную структуру
общества.

Дворянство, хотя и в небольшой своей части, вступает на путь
обуржуазивания. Все больше тянется к буржуазным формам эк­сплуатации городская
верхушка. Широко развивается крестьянское предпринимательство. Все это
подготавливает формирование клас­са буржуазии в рамках прежнего сословного
строя. В то же время крестьяне-бедняки, городские низы закладывают основу
будущего пролетариата.

Следует помнить, что Россия в это время в еще большей мере
ста­новится полиэтническим государством. Расширение ее территории приводит к
включению в число подданных все новых и новых наро­дов, добровольно
присоединяющихся к России или освобождаемых от иноземного господства. Новые
подданные включаются в общую сословную структуру российского общества в
соответствии со своей прежней классовой принадлежностью, иногда создавая особые
сослов­ные группы.

Положение человека в сословной группе чаще всего не зависело
от его национальности. Во всяком случае русские не имели никаких преимуществ
перед нерусским дворянством. Так, например, украинс­кая старшина добивалась
включения в российское дворянство, а бу­дучи включенной при Екатерине II,
получила те же права и привиле­гии, что и все русские дворяне. Еще до этого,
при Анне Иоанновне, из украинской шляхты был сформирован Измайловский
гвардейский полк, а гвардейские полки были, как известно, элитарными организа­циями
дворянства.

В российском дворянстве была группа, которая обладала приви­легиями
даже по сравнению с коренными представителями русской знати. Эту группу
составляло остзейское дворянство, которое благо­даря близости к трону имело
особые преимущества. В. О. Ключевс­кий называл придворных немцев «голодными
кошками около горшка с кашей». Некоторые из придворных немцев не знали даже
русского языка. В силу этого, например, к члену Верховного тайного совета при
Екатерине I герцогу Голштинскому был приставлен переводчи­ком князь Долгорукий.

Что же касается городского населения, то Жалованная грамота
городам прямо предусмотрела привилегии иногородним и иностран­ным купцам.

То же следует сказать и о крестьянстве. Положение русского
кресть­янина было ничем не лучше в сравнении с нерусским. Скорее наобо­рот.
Поскольку основную массу владельческих крестьян составляли русские, то именно
на их долю приходилась большая тяжесть. Эксплу­атируемое население
присоединенных народов включалось в разряд государственных, т. е. наиболее
свободньк крестьян.

Вместе с тем и русские, и нерусские трудящиеся, подвергаясь
эк­сплуатации и угнетению, уже в XVIII в. включаются в совместную борьбу против
эксплуататоров. Не случайно в крестьянской войне под руководством Пугачева
участвовали представители различных наро­дов Поволжья и Приуралья.

Оформление классов в сословия привело и к созданию сословных
организаций: дворянских собраний, купеческих гильдий, ремесленных цехов.

XVIII век был для России уникальным в разных отношениях.
Одна из таких особенностей, не имевшая ни прецедента, ни продолже­ния, —
женщины на престоле российского монарха. По времени фе-минократия занимает даже
большую часть этого века. Такое положе­ние, однако, мало отразилось на правовом
статусе основной массы российских женщин. Они, как и прежде, оставались в
положении не­равноправия с мужчинами.

Правда, женщины могли занимать придворные должности, но спе­циально
женские. О гражданской службе они в принципе не могли и помышлять. Единственным
исключением, только подтверждающим общее правило, явилось выдвижение княгини Е.
Р. Дашковой на пост руководителя Академии наук при Екатерине II. Бесправие
женщин-крестьянок подчеркивалось тем, что счет податного населения велся только
по мужским душам. В наследственном и семейном праве инте­ресы женщин были также
ущемлены.

Таков был в общих чертах статус российского населения, если
рас­сматривать его в трех важнейших плоскостях.

.

Назад

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ