Реформы Екатерины II :: vuzlib.su

Реформы Екатерины II :: vuzlib.su

17
0

ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ


Реформы Екатерины II

.

Реформы Екатерины II

При Екатерине II получили свое
дальнейшее развитие начинания Пет­ра I в области административного устройства и
местного самоуправления. Была продолжена и судебная реформа.

В 1775 г. с целью улучшения финансовой, надзорной и судебной дея­тельности трехчленное деление империи
на губернии, провинции и уезды было реорганизовано в двучленное: губерния –
уезд. При этом губернии разукрупнялись, число их увеличивалось сначала до 40, а
чуть позже до 50. Согласно Учреждению о губерниях административные единицы
созда­вались по количеству населения (300–400 тыс. душ в губернии, 20–30 тыс. в
уезде). Во главе губернии стоял назначаемый царем губернатор, во главе уезда –
земский исправник, избираемый дворянством уезда. Над не­сколькими губерниями
главенствовал генерал-губернатор, в подчинении которого находились войска.

Екатерина II называла губернатора
«хозяином» губернии. В его руках вплоть до февраля 1917 г. сосредоточивалась вся полнота административ­ной, финансовой и военной власти в регионе.
Губернаторы выступали как проводники на местах политики центра и как
администраторы крупных территорий. Губернская власть была гибким, живучим и
маневренным институтом власти, в котором сочетались централизация и децентрализа­ция
управления сообразно особенностям региона, периода, личности царя и личности
губернатора.

В аппарате губернского правления
находились финансовые дела (Казенная палата), социальная деятельность (Приказ
общественного при­зрения, в ведении которого находились просветительные,
благотвори­тельные и санитарные учреждения), наблюдение м законностью
(губернский прокурор со штатом прокуроров и стряпчих). Все должност­ные лица
избирались на дворянских собраниях, за исключением выборных представителей от 3
сословий, заседавших в Приказе общественного при­зрения. В городах вводилось
ещё особое должностное лицо, назначаемое правительством, – городничий, который
осуществлял полицейский над­зор. Для выполнения полицейских функций в столичных
центрах сохраня­лась должность обер-полицмейстера, а в гарнизонных городах –
комен­данта.

В 1782 г. создается новый орган полицейского управления – Управа Благочиния, компетенция и состав которой
определялись особым Уставом. Она состояла из 5 лиц: обер-полицмейстера (в
столицах) или городничего (в других городах), двух приставов (по уголовным и
гражданским делам), назначавшихся правительством, и двух ратманов (советников),
избирав­шихся собранием горожан. Города в полицейском отношении делились на
части во главе с частными приставами, на кварталы во главе с кварталь­ными надзирателями,
назначавшимися Управой Благочиния, и кварталь­ными поручиками, избиравшимися
горожанами из своей среды. Функции полицейских органов были весьма обширными:
безопасность, санитария, нравственность, семейные отношения, ведение следствия
по уголовным делам, арестные дома, тюрьмы – это лишь неполный перечень того,
чем занималась полиция.

Как видим, уже при организации
администрации на местах к участию в ее работе привлекались выборные
представители сословий. Главную скрипку в процессе формирования новой генерации
чиновничьей бюро­кратии играло дворянство, сильно разросшееся за счет выходцев из
других сословий уже к середине XVIII в. Не было обойдено вниманием императ­рицы
и купечество, удельный вес которого в связи с развитием промыш­ленности и
торговли сильно вырос. Этим основным сословиям Российской империи Екатерина II
предоставила право организовать свои представи­тельные органы на местах. Однако
о них чуть позже, после характеристи­ки сословного строя.

Правовой статус сословий. В XVIII
в., со значительным отставанием от Запада, в России окончательно оформились из
сословных групп москов­ского общества 4 сословия: шляхетство (дворянство),
духовенство, меща­не (из городских посадских людей) и крестьянство.. Главная
черта сослов­ного строя – наличие и передача по наследству личных прав
состояния и корпоративных прав и обязанностей.

Оформление дворянского сословия.
Дворянство сложилось из разных разрядов служилых людей (бояр, окольничих,
дьяков, подьячих, детей бо­ярских и пр.), получило при Петре I наименование
шляхетства, переиме­новано при Екатерине II в дворянство (в актах Уложенной
Комиссии 1767 г.), превратилось в течение века из служилого сословия в правящее,
при­вилегированное. Часть бывших служилых людей (дворян и детей бояр­ских),
поселенных на. окраинах государства, указами Петра I 1698–1703 гг.,
оформлявшими шляхетство, не была зачислена в это сословие, а пере­ведена под
именем однодворцев на положение казенных крестьян.

Нивелировку положения феодалов всех
рангов завершил указ Петра I 1714 г «О единонаследии», по которому поместья
были приравнены к вотчинам, закреплены за дворянами на праве собственности. В 1722 г. «Табелью о рангах» были установлены способы получения дворянства выслугой. Она же
закрепила за шляхетством статус правящего сословия.

Согласно «Табели о рангах» все
находившиеся на государственной службе (гражданской, военной, военно-морской)
были разбиты на 14 ран­гов или чинов, от высшего фельдмаршала и канцлера до
низшего – адъютанта при лейтенантах и коллежского регистратора. Все лица,
с 14 по 8 ранг, становились личными, а с 8 ранга, – потомственными дворянами.
Потомственное дворянство передавалось жене, детям и дальним потомкам по мужской
линии. Дочери, вышедшие замуж, приобретали сословный статус мужа (если он был
выше). До 1874 г. из детей, родившихся до полу­чения потомственного дворянства,
статус отца получал только один сын, остальные записывались в «почетные граждане»
(это состояние учреждено в 1832 г.), после 1874 г. – все.

При Петре I служба дворян с
обязательным обучением начиналась с 15 лет и была пожизненной. Анна Иоановна
несколько облегчила их поло­жение, ограничив службу 25 годами и отнеся её
начало к 20-легнему возрасту. Она разрешила также одному из сыновей или братьев
в дворянской семье оставаться дома и заниматься хозяйством.

В 1762 г. на короткое время задержавшийся на престоле Петр III отме­нил специальным указом не только
обязательность обучения дворян, но и обязательность дворянской службы. А
«Грамота на права и преимущества российского дворянства» Екатерины II 1785 г. окончательно превратила дворянство в сословие «благородное».

Итак, основными источниками
дворянского сословия были в XVIII в. рождение и выслуга. К выслуге относились
приобретение дворянства через пожалование и индигенат для иностранцев (по
«Табели о рангах»), через получение ордена (по «Жалованной грамоте» Екатерины
II). В XIX в. к ним прибавятся высшее образование и ученая степень.

Принадлежность к дворянскому званию
закреплялась записью в «Бархатную книгу», заведённую в 1682 г. при уничтожении местничества, а с 1785 г. внесением в местные (губернские) списки –
дворянские книги, разделенные на 6 частей (по источникам дворянства):
пожалование, воен­ная выслуга, гражданская выслуга, индигенат, титул (орден),
давность. С Петра I сословие подчинялось особому ведомству – Герольдмейстерской
конторе, а с 1748 г. – департаменту Герольдии при Сенате.

Права и преимущества дворянского
сословия. 1. Исключительное право владения землей. 2. Право владения
крепостными крестьянами (с исклю­чением для 1 половины XVIII в., когда
крепостными могли владеть лица всех состояний: посадские, попы и даже крестьяне).
3. Личное освобожде­ние от податей и повинностей, от телесных наказаний. 4.
Право строить фабрики и заводы (с Екатерины II только в деревне), разрабатывать
по­лезные ископаемые на своей земле. 5. С 1771 г. исключительное право служить по гражданскому ведомству, в чиновничьем аппарате (после за­прета
принимать на службу лиц податных сословий), а с 1798 г. формиро­вать офицерский корпус в армии. 6. Корпоративное право иметь титул «благородства»,
который мог быть отнят только по суду «равных» или по решению царя. 7. Наконец,
по «Жалованной грамоте» Екатерины II дво­ряне получили право составлять особые
дворянские общества, избирать свои представительные органы и свой сословный
суд. Но это уже не было I их исключительным правом.

Принадлежность к благородному сословию
давала право на герб, мун­дир, езды в экипажах, запряженных четверкой, одевания
лакеев в особые ливреи и т.п.

Органами сословного самоуправления
стали уездные и губернские дво­рянские собрания, проводившиеся один раз в три
года, на которых избирались предводители дворянства и их помощники – депутаты,
а также чле­ны дворянских судов. В выборах участвовали все, отвечавшие цензам:
оседлости, возраста (25 лет), пола (только мужчины), имущественному (доход с
деревень не ниже 100 руб.), служебному (не ниже обер-офицерского чина) и
добропорядочности.

Дворянские собрания выступали как
юридические лица, имели имуще­ственные права, участвовали в раскладке
повинностей, проверяли родо­словную книгу, исключали опороченных членов,
подавали императору и в Сенат жалобы и т.п. Предводители дворянства оказывали
серьезное влия­ние на губернские и уездные органы власти.

Формирование сословия мещан.
Первоначальное название – граждане («Регламент Главного магистрата»), затем по
образцу Польши и Литвы стали называться мещанами. Сословие создавалось
постепенно, по мере введения Петром I европейских образцов среднего класса
(третьего сосло­вия). В него вошли прежние гости, посадские люди, низшие группы
слу­жилых людей – пушкари, затинщики и пр.

«Регламентом Главного магистрата»
Петр I разделил формирующееся сословие на 2 группы: регулярных и нерегулярных
граждан. Регулярные, в свою очередь, состояли из двух гильдий. В первую гильдию
входили бан­киры, знатные купцы, доктора, аптекари, шкиперы, серебренники,
иконники, живописцы, во вторую – все те, «которые мелочными товарами и
харчевыми всякими припасами торгуют, также рукомесленные резчики, токари,
столяры, портные, сапожники и им подобные». Ремесленники, как и на Западе,
подразделялись на цехи. Во главе гильдий и цехов стояли старшины, нередко
выполнявшие функции государственных органов. К нерегулярным гражданам или
«подлым людям» (в смысле низкого проис­хождения – из холопов, крепостных и
т.п.) были отнесены все, «обретающиеся в наймах и черных работах».

Окончательно оформление сословия
мещан произошло в 1785 г. по «Жалованной грамоте на права и выгоды городам
Российской империи» Ека­терины II. К этому времени предпринимательский слой в
городах заметно «окреп, с целью стимулирования торговли были ликвидированы
таможен­ные заставы и пошлины, монополии и другие ограничения, объявлено о
свободе заведения промышленных предприятий (то есть о свободе пред­принимательства),
легализованы крестьянские промыслы. В 1785 г. насе­ление городов было окончательно поделено по имущественному принци­пу на 6 разрядов: 1) «настоящие городские
обыватели», владельцы недви­жимости в черте города; 2) купцы трех гильдий; 3)
ремесленники; 4) ино­странцы и иногородние; 5) именитые граждане; 6) остальное
посадское население. Принадлежность к сословию закреплялась внесением в город­скую
обывательскую книгу. Принадлежность к гильдии купцов определя­лась размерами
капитала: первая – от 10 до 50 тыс. рублей, вторая – от 5 до 10 тысяч, третья –
от 1 до 5 тысяч.

Исключительным правом мещанского
сословия было занятие ремеслом и торговлей. В число обязанностей входили подати
и рекрутская повин­ность. Правда, здесь было много исключений. Уже в 1775 г. Екатерина II освободила жителей посадов, имевших капитал свыше 500 руб., от подуш­ной подати,
заменив се однопроцентным сбором с объявленного капита­ла. В 1766 г. от рекрутчины были освобождены купцы. Они уплачивали вместо каждого рекрута сначала 360, а
затем 500 руб. Освобождались они и от телесных наказаний. Купцам, особенно
первогильдейским, предос­тавлялись некоторые почетные права (езды в каретах и
колясках).

Корпоративное право сословии мещан
заключалось также н создании объединений и органов самоуправления. По
«Жалованной грамоте» город­ские обыватели, достигшие 25-летнего возраста и
имевшие определенный доход (капитал, процентный сбор с которого составлял не
ниже 50 руб.), объединялись в градское общество. Собрание его членов избирало
город­ского голову и гласных (депутатов) городских дум. В общую думу посылали
своих избранников все шесть разрядов городского населения, в шестигласной думе
для исполнения текущих дел трудились выбранные общей думой 6 представителей
каждого разряда. Выборы происходили каждые 3 года. Главным полем деятельности
было городское хозяйство и все то, что «служит к пользе и нужде города». Конечно,
губернаторы курировали ор­ганы местного самоуправления, в том числе и
расходование городских сумм. Однако суммы эти, пожертвованные купечеством на
городское бла­гоустройство, на сооружение школ, больниц, учреждений культуры,
были подчас весьма значительными. Они, как и планировала Екатерина II, сыг­рали
важную роль в деле «выгоды и украшения города». Не зря Александр I, придя в 1801 г. к власти, тотчас подтвердил отмененную было Павлом I «Жалованную грамоту», восстановил все
«права и выгоды» горожан и все екатерининские городские учреждения.

Крестьяне. В XVIII в. оформилось
несколько категорий крестьянства. Разряд государственных крестьян сложился из
бывших черносошных и из народов, плативших ясак. Позднее в его состав влились
уже упомянутые однодворцы, потомки московских служилых людей, поселенные на
южной окраине государства, не знавшие общинного быта. В 1764 г. по указу Ека­терины II была произведена секуляризация церковных вотчин, которые перешли в
ведение Коллегии Экономии. Крестьян, отнятых у церкви, ста­ли называть экономическими.
Но с 1786 г. и они перешли в разряд государственных крестьян.

Частновладельческие (помещичьи)
крестьяне вобрали в себя все преж­ние категории зависимых людей (крепостных,
холопов), принадлежавших фабрикам и заводам со времени Петра I (посессионных).
До Екатерины II эта категория крестьян пополнялась также за счет
церковнослужителей, оставшихся за штатом, отставных попов и дьяконов, дьячков и
понома­рей. Екатерина II прекратила превращение в крепостное состояние лиц
духовного происхождения и перекрыла все другие пути его пополнения (брак,
договор займа, наем и услужение, плен), кроме двух: рождения и раздач
государственных земель с крестьянами в частные руки. Раздачи — пожалования
особенно широко практиковались самой Екатериной и ее сыном, Павлом 1, и были прекращены
в 1801 г. одним из первых указов Александра I. С этого времени единственным
источником пополнения крепостного сословия оставалось рождение.

В 1797 г. из дворцовых крестьян но указу Павла I был образован ещё один разряд – удельных крестьян (на
землях царского удела), чье положе­ние было сходным с положением
государственных крестьян. Они состав­ляли собственность императорской семьи.

В XVIII в. положение крестьян, в
особенности принадлежавших поме­щикам, заметно ухудшилось. При Петре I они
превратились в вещь, кото­рую можно было продать, подарить, обменять (без земли
и отдельно от семьи). В 1721 г. было рекомендовано пресечь продажи детей
отдельно от родителей, чтобы «утишить вопль» в крестьянской среде. Но разделение
семей продолжалось вплоть до 1843 г.

Помещик по своему усмотрению
использовал труд крепостных кресть­ян, оброк и барщина никаким законом не
ограничивались, а прежние ре­комендации властей брать с них «по силе» ушли в
прошлое. Крестьяне оказались лишенными не только личных, но и имущественных
прав, ибо все их имущество рассматривалось как принадлежащее их владельцу. Не
регулировал закон и право суда помещика. Ему не разрешалось лишь применение
смертной казни и выдача крестьян вместо себя на правеж (при Петре I). Правда,
тот же царь в инструкции воеводам от 1719г. предписы­вал выявлять помещиков,
разорявших крестьян, и передавать управление такими поместьями родственникам.

Ограничения в правах крепостных
крестьян, начиная с 1730-х гг., были закреплены в законах. Им запрещалось
приобретать недвижимость, от­крывать фабрики, работать по подряду, обязываться
векселями, прини­мать на себя обязательства без разрешения владельца,
записываться в гильдии. Помещикам было разрешено применять телесные наказания и
отдавать крестьян в смирительные дома. Усложнился порядок принесения жалоб на
помещиков.

Безнаказанность способствовала росту
преступлений среди помещи­ков. Показательный пример дает история помещицы
Салтыковой, убив­шей более 30 своих крепостных крестьян, которую удалось
изобличить и приговорить к смертной казни (замененной пожизненным заключением)
только после того, как жалоба на нее попала в руки императрицы Ека­терины II.

Только после восстания Е. И.
Пугачева, в котором крепостные кресть­яне приняли активное участие, правительство
стало усиливать государст­венный контроль за их положением и предпринимать шаги
в направлении смягчения крепостного состояния. Был узаконен отпуск крестьян на
волю, в том числе после отбывания рекрутской повинности (вместе с женой), после
ссылки в Сибирь, за выкуп по желанию помещика (с 1775 г. без зем­ли, а с 1801 г. – Указа Павла I о «вольных хлебопашцах» – с землей).

Несмотря на тяготы крепостного
состояния, в крестьянской среде раз­вивались обмен и предпринимательство,
появились «капиталистые» люди. Закон разрешил крестьянам торговать, сначала
отдельными товарами, затем даже с «заморскими странами», ас 1814 г. лицам всех состояний бы­ло разрешено торговать на ярмарках. Многие зажиточные крестьяне, раз­богатевшие
на торговле, выкупились из крепостного состояния и состави­ли ещё до отмены
крепостного права значительную часть формирующего­ся класса предпринимателей.

Государственные крестьяне
находились, в сравнении с крепостными, в гораздо лучшем положении. Личные права
их никогда не подвергались таким ограничениям, как личные права крепостных. Их
подати были уме­ренными, они могли покупать землю (с сохранением повинностей),
зани­мались предпринимательской деятельностью. Попытки урезать их имуще­ственные
права (брать откупа и подряды, приобретать недвижимость в городах и уездах,
обязываться векселями) не имели столь пагубного воз­действия на состояние хозяйства
государственных крестьян, в особенности живших на окраинах (в Сибири). Здесь
гораздо энергичнее разрушались консервировавшиеся государством общинные порядки
(земельные переде­лы, круговая порука при уплате податей), сдерживавшие
развитие частно­го хозяйства.

Большее значение в среде
государственных крестьян имело самоуправ­ление. У них издревле видную роль
играли избранные на сходах старосты. По губернской реформе 1775 г. государственные крестьяне получили, как и Другие сословия, свой суд. При Павле I были созданы
волостные само­управляющиеся организации. Каждая волость (с определенным
количест­вом селений и с числом не более 3 тыс. душ) могла избирать волостное
управление, состоявшее из волостного головы, старосты и писаря. В селе­ниях
избирались старшины и десятские. Все эти органы выполняли фи­нансовые,
полицейские и судебные функции.

Духовенство. Православное
духовенство состояло из двух частей: бело­го, приходского (от рукоположения) и
черного, монашеского (от постри­жения). Только первая составляла собственно
сословие, ибо вторая часть не имела наследников (монашество давало обет
безбрачия). Белое духо­венство занимало низшие посты в церковной иерархии: священнослужи­телей
(от дьякона до протопресвитера) и церковнослужителей (дьячки, пономари). Высшие
посты (от епископа до митрополита) принадлежали черному духовенству.

В XVIII в. духовное сословие
сделалось наследственным и замкнутым, поскольку закон запрещал лицам других
сословий принимать священни­ческий сан. Выход же из сословия, по ряду причин
формального свойства, был крайне затруднителен. Из сословных прав духовенства
можно отме­тить свободу от личных податей, от рекрутчины, от воинских постоев.
Оно имело привилегию в области судопроизводства. В общих судах свя­щенничество
судилось лишь по особо тяжким уголовным преступлениям, гражданские дела с мирскими
людьми разрешались в присутствии особых представителей духовенства.

Духовенство не могло заниматься
делами, несовместимыми с духовным званием, в том числе торговлей, промыслами,
обслуживанием откупов и подрядов, производством спиртных напитков и пр. Как мы
уже видели, в XVIII в. оно лишилось и главной своей привилегии – правом владеть
имениями и крепостными людьми. Церковные служители были переведе­ны «на
зарплату».

В Российской империи свободно
сосуществовали с православием дру­гие христианские и нехристианские конфессии.
В городах и крупных селах строились лютеранские кирки, а с середины XVIII в. и
католические кос­телы. В местах проживания мусульман возводились мечети,
буддистов – пагоды. Однако переход из православия в другую веру оставался запре­щенным
и строго наказывался (в 1730-е гг. известен случай сожжения офицера в деревянном
срубе).

.

Назад

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ