Развитие уголовного права :: vuzlib.su

Развитие уголовного права :: vuzlib.su

20
0

ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ


Развитие уголовного права

.

Развитие уголовного права

Все изменения в уголовном праве
зафиксированы в Воинском артикуле 1716 г. Это сборник военно-уголовного законодательства, состоящий из 24 глав, 209 артикулов (статей), нормы которого
распространялись и на сферу гражданско-правовых отношений. В основу его были
положены со­ответствующие законы западных стран (Швеции, в первую очередь). В
Воинском артикуле произошло ужесточение норм уголовного права по всем
параметрам. В нем впервые применен термин преступление для обо­значения наказуемых
деяний. Под преступлением подразумевалось «все то, что вред и убыток
государству приключити может», то есть всякое ан­тиобщественное,
антигосударственное деяние. Государство и здесь выхо­дит на передний план.

По ряду государственных преступлений
не соблюдается принцип лич­ной ответственности, которая распространялась на жен
и детей – людей невиновных. Не был определен возраст преступника, как правило,
за кри­минальные действия наказывались и дети: от 10 лет — розгами, от 15
плетьми. Только в 1765 г. этот возраст уголовного вменения был опреде­лен в 17
лет. Освобождаются от наказания умалишенные (ранее наказание смягчалось). Если
ранее опьянение смягчало вину, то теперь отягощает и усиливает ответственность.
Состояние аффекта, неосторожность смягчают вину. Допускается, как и ранее,
необходимая оборона и учитывается со­стояние крайней необходимости (голод при
краже). Наибольшую опас­ность по-прежнему представляют групповые преступления,
в отношении участников которых действует равная ответственность. Голый умысел
на совершение политических преступлений так же, как и ранее, сурово кара­ется.

Петровское законодательство приняло
ту классификацию преступле­ний, которая зафиксирована в Соборном Уложении. Но
количество видов преступлений заметно выросло. Так, среди преступлений против
веры появились, кроме известных, божба (упоминание «всуе» имени Бога),
несоблюдение церковных обрядов, «действительное с дьяволом обязатель­ство».
Разнообразнее становятся наказания: богохульство карается прожжением языка
раскаленным железом с последующим отсечением головы, чародейство – тюрьмой и
шпицрутенами (новый вид наказания, введен­ный Петром I).

С Петровского времени берёт свое
начало законодательно оформлен­ная система политического сыска. Политические
преступления передаются в ведение особых органов: Преображенского приказа,
Тайной канцеля­рии, Тайной экспедиции (при Екатерине II).

Среди политических преступлений
особое внимание уделяется оскорб­лению величества, словом «непристойным и
противным», действием, кри­тикой намерений и действий, которые влекут за собой
смертную казнь (четвертованием или отсечением головы). Пресекаются
«непристойные выражения» о престолонаследии, о высших государственных
чиновниках, о правительственных учреждениях, о присяге, о деньгах, паспорте,
порт­ретах монарха, царских указах. Суровые наказания влекут за собой лжи­вые
толки по поводу реформ, неслужения молебнов и непразднования царских дней,
ошибки в титуле монарха и пр.

Без судебной процедуры следовало
казнить через повешение членов «недозволенных» обществ или собраний, целью
которых были возмущение и бунт. В обязанность каждого подданного, как и ранее,
вменялось доно­сительство о бунте и об измене («первые два пункта»). Распространение
доносов, которые теперь не подвергались столь тщательной проверке, как во
времена Соборного Уложения, было ограничено лишь в 1762 г. особым указом Петра III. Он упорядочил процедуру их подачи и проверки.

Ужесточается преследование за
должностные преступления: казно­крадство, взяточничество, упущения по службе,
нерадивость (оставление оружия, порча, пропажа, продажа и т.п.). Отсечением
двух пальцев нака­зывалось лжесвидетельство и лжеприсяга в суде.

В борьбе с преступлениями
имущественными (кражами, грабежами) за­конодательство вводит такое понятие, как
цена вещи. Кража на сумму до 20 рублей (малая) наказывалась дважды шпицрутенами
(6 в первый и 12 во второй раз), урезанием носа, ушей и каторгой в третий раз.
Четвер­тая малая кража требовала смертной казни, как и кража большая – свы­ше
20 рублей. Повешением наказывалась приравненная к краже утайка вещей, взятых на
хранение, растрата казенных денег, присвоение находки. Елизавета Петровна
повысила цену малой кражи до 40 руб., но указ 1781 г. вернул её к прежней сумме, правда, снизив при этом наказание заключе­нием в рабочем доме, где
можно было заработать стоимость украденной вещи и возместить ее пострадавшему.

Среди преступлений против личности
граждан (против жизни, прежде всего) в законодательстве Петра I появляются
новые, относящиеся к кате­гории особенно тяжких: отцеубийство, убийство ребенка
во младенчест­ве, офицера солдатом, отравление, убийство наемное. К убийству
прирав­нивалось самоубийство и убийство на дуэли.

Воинский артикул заметно ужесточил
наказания. Смертная казнь при­менялась уже в 74 случаях. Увеличивается
разнообразие ее видов: еретиков сжигают в деревянном срубе, воинских людей
аркебузируют (расстреливают), участников бунтов четвертуют, сажают на кол, на
желез­ные спицы. Практикуется ссылка на галеры. Появляется каторга. Разно­образны
болевые наказания – нещадное битье (шпицрутены, кнут, кошки, линьки) и
членовредительные (урезания носа, ушей). Тело самоубийцы, например, следовало
«в бесчестное место отволочь и закопать волочая прежде по улицам и по обозу».
Покушение на самоубийство расследова­лось и наказывалось, исходя из его
мотивов: бесчестием, изгнанием из полка, а то и смертной казнью.

Воинский Устав сурово карал
дуэлянтов, которые вместе с секунданта­ми подлежали смертной казни. Убитые на
дуэли подвешивались за ноги. Только Екатерина II смягчила наказание для
участников дуэлей, предпи­сав обращать его на оскорбителя, подавшего повод к
дуэли, и осуждать не сам поединок, а его последствия (раны, увечья, смерть).
При Петре I, ко­торый сам активно участвовал в допросах и казнях, трупы казненных
ме­сяцами висели на улицах, устрашая окружающих.

Среди наказаний широко фигурировали
штрафы и конфискации как средство пополнения доходов казны.

Во второй половине XVIII в.
происходит смягчение норм уголовного права и в нем появляются некоторые
демократические черты. Большинст­во их было связано с именем Екатерины II. В
«Наказе» Уложенной комис­сии ею был провозглашен принцип презумпции
невиновности. «Человека нельзя считать виновным ранее приговора судейского», –
гласил один из его тезисов. Целью наказания стало не устрашение как при Петре
I, а ис­правление, перевоспитание. «Наказ» призывал смягчить наказание сообщ­никам,
непосредственно в преступлении не участвовавшим, не наказывать за голый умысел
даже по политическим преступлениям, не говоря уже об умысле на убийство. По
Уставу благочиния окончательно установилась индивидуальность наказании за
преступление (сын перестал отвечать за отца), уменьшалось наказание за неумышленное
преступление, совершен­ное в состоянии опьянения. Устав отделил проступки от
преступлений и ввел штрафы за буйство и драки, произнесение бранных слов в
присутст­вии «степенных людей» и женщин, начал борьбу с пьянством (пьяниц
«исправляли» в смирительных домах). Рассмотрение дел о проступках и о малых
кражах, как и предварительное следствие, были отданы в руки по­лиции.

Особенно важные изменения произошли
в сфере наказаний. С середи­ны XVIII в. начинает меняться отношение к смертной
казни и вообще к жестоким наказаниям. Уже Елизавета Петровна в 1744 г. приостановила исполнение смертных приговоров, повелев прислать в Сенат все подобные дела.
Ходатайства местных судов об отмене указа не были ею удовлетво­рены, напротив,
через 2 года императрица подтвердила свое указание о приостановке применения
смертной казни. В 1753–1754 г. смертная казнь была заменена «политической
смертью», отменена для участников дуэлей.

Екатерина II, поклонница идей
итальянского аббата Ч. Беккария, впервые выступившего против бессмысленных
казней и террора, продол­жила политику Елизаветы Петровны но ограничению
казней. Смертная казнь не должна была вводиться по новому Уложению. Даже
подавив вос­стание Пугачева, Екатерина казнила всего пятерых «бунтовщиков».
После этого Сенат повелел уничтожить все орудия казни и пытки (кроме кнута) и
впредь руководствоваться указами об отмене казней. Законодательное определение
применения смертной казни произошло при Николае I. Свод Законов 1832 г. сохранил ее как исключительную меру только в отноше­нии преступников политических, воинских и
карантинных (нарушивших карантин во время эпидемий).

Смертную казнь заменили тюрьма и
ссылка, которые должны были, по мысли «просвещенной» императрицы, «возвратить
заблудшие умы на путь правый». Со времени указа 1753 г. были установлены 2 вида ссылки: на вечное поселение (с обязательными работами) и на житье. На
житье в Сибирь по указу Елизаветы 1760 г., подтвержденному Екатериной II в 1765 г., можно было ссылать провинившихся крепостных крестьян по же­ланию их
владельцев. Правительство, заинтересованное в быстрейшем освоении окраин,
снабжало их землей, инвентарем и семенами и освобож­дало на первое время от
податей. Каторгу перестали применять.

Наказания, направленные на лишение
свободы, приходят и на смену имущественным взысканиям. Широко применявшиеся при
Петре I штра­фы, вычеты из жалованья, конфискации имущества, были прекращены
при Екатерине II в отношении дворянства. Александр I распространил эту отмену в
начале XIX в. и на имущество всех остальных сословий.

Дополнительным видом наказания с
XVIII в. стало лишение прав. Оно началось с шельмования, которое стал применять
Петр I (пощечины на публике, испрашивание прощения на коленях, раздевание
донага, прибитие имени к виселице). В отношении дворян, кроме указанного,
применя­лась гражданская казнь – над головой стоящего на коленях преступника
палач ломал шпагу. Ошельмованный не мог быть свидетелем в суде, его можно было
безнаказанно побить, ограбить и пр. С 1776 г. шельмование трансформируется в лишение всех прав состояния.

.

Назад

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ