5.2. Проблема правой переориентации сознания личности в реформационные периоды жизни общества :: vuzlib.su
Ищите Господа когда можно найти Его; призывайте Его, когда Он близко. (Библия, книга пророка Исаии 55:6) Узнать больше о Боге
Главная Новости Книги Статьи Реферати Форум
ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ

5.2. Проблема правой переориентации сознания личности в реформационные периоды жизни общества

.

5.2. Проблема правой переориентации сознания личности в реформационные периоды жизни общества

Правовые нормы являются важнейшим продуктом человеческой цивилизации, регулируя взаимодействия между людьми в различных социальных структурах и вместе с тем составляя необходимое условие самого существования общества и государства. Право всегда направляло поведение людей в соответствии с интересами общества и социальных групп, и в то же время гарантировало людям определенную свободу действий и реализации своих индивидуальных интересов в некоторых допустимых пределах. В изначально противоречивых отношениях личности и общества право обеспечивает определенную гармонизацию, некоторый разумный компромисс их интересов. Регулируя отношения в системах «человек–человек», «человек–группа», «человек–общество», право как особый социальный институт прошло длительный и сложный путь социогенеза.

В процессе совместного решения конкретных жизненных задач люди должны были вступать в различные формы взаимодействия и находить рациональные способы социальной регуляции своих отношений. Индивид в первобытной общине был слит с группой и рефлекторно подчинял свое поведение существующим обычаям, не обладая понятием права и правосознанием. С накоплением исторического социального опыта значительную роль в регуляции действий в родо-племенной общине стали играть традиции, зачастую освящаемые религией. Люди стали осознавать правила социально послушного поведения как обязательные нормы, данные им извне, «свыше», которым субъект вынужден был подчиняться по механизму бессознательного конформизма.

Понятие права и в связи с ним явление правосознания как средства саморегуляции поведения формируются в условиях развивающейся цивилизации, с появлением государства и сложной сословно-классовой иерархии, где каждый член общества должен был осознать свой социальный статус и пути его достижения, поддержания и защиты. Понятие права формулируется законодателями в форме юридических актов, сводов законов, необходимость которых теоретически обосновывалась защитой интересов всего государства и каждого из его членов. Так, в сборнике законов ассирийского царя Хаммурапи (XVIII в. до н.э.) указывалось, что закон необходим для поддержания справедливости и защиты слабых от произвола сильных. Однако в этих указаниях звучит лицемерие, так как силу закона имело только слово деспота, направленное на защиту прав господствующего сословия. Законы греческих демократий охраняли права свободных граждан и дискриминировали другие группы населения – людей, не имеющих гражданства, и рабов. Последние были лишены права на жизнь, свободу и собственность, поскольку сами являлись чьей-то собственностью. Эти же тенденции проявлялись и в других сводах законов Античности и Средневековья (Римское право, кодекс Юстиниана, «Русская правда» Ярослава Мудрого).

В связи с ростом производительных сил и усложнением производственных отношений изменяется, совершенствуется система права и понятие социальной справедливости. В активную общественную жизнь вовлекаются массы людей – представителей различных сословий, каждый из которых стремится осознать и отстаивать свои гражданские права и свободы. В ходе исторического процесса системы права и содержание правосознания людей последовательно изменялись, развиваясь либо эволюционным реформаторским путем на основе понимания представителями правящей элиты необходимости определенных усовершенствований действующего законодательства, либо революционным путем – как средством разрешения возникающих социально-сословных конфликтов на основе радикальных изменений существующих норм права. Эволюционные и революционные формы развития системы права последовательно  сменяли друг друга, и каждая из этих форм получала преимущество в определенных социальных ситуациях. С возникновением различных типов государственных структур (монархических, олигархических, демократических) изменяются взаимоотношения между государством и правом. В условиях абсолютной монархической, а также олигархической власти право подчиняется государству, воле монарха или правящей элиты, а соответствующие государственные органы поддержания правопорядка – суд, полиция (милиция), карательные учреждения предельно бюрократизируются, не контролируются гражданами и постепенно превращаются из средств рациональной регуляции правых отношений в обществе в средство контроля и торможения прогрессивных тенденций общественного развития. Это рано или поздно приводит к возникновению социальных конфликтов. В государствах тоталитарного типа, где политическая власть находится в одних руках, люди являются не полноправными гражданами, а скорее подданными, в правосознании которых закрепляется мысль о необходимости полностью подчинять свои интересы интересам государства, об отказе от собственных жизненных  целей и воли. При усилении демократических тенденций в Европе в эпоху Возрождения и Нового времени расширяется правосознание людей, укрепляется понятие о неотъемлемости своих гражданских прав и свобод, о союзе интересов личности и общества («Общественный договор» Руссо, 1762).

Борьба третьего сословия во Франции в XVII–XVIII вв. за свои экономические, политические и гражданские права привела к революции 1789г. и принятию нового юридического кодекса – Декларации прав человека и гражданина, которая обусловила отмену феодального права и утвердила систему права капиталистического общества и принципов свободно развивающейся рыночной экономики, предо­ставляющей право каждому гражданину свободно реализовывать свои интересы и индивидуальную творческую инициативу. Многие статьи данной Декларации нашли свое отражение в Американской Декларации прав, а также были включены в Кодекс Наполеона – основу системы права Франции. В наиболее полном составе система права современных демократических стран Европы и Америки представлены в Хельсинской Декларации прав человека (1975г.).

Октябрьская революция 1917г. отменила в России правовые сословные привилегии и стремилась утвердить социальную справедливость путем уничтожения остатков феодализма и принципа частной собственности. В двух советских конституциях («сталинской» и «брежневской») в достаточно полном виде были декларированы основные права и свободы личности, однако многие статьи этих конституций имели чисто рекламный характер, не находя реального подтверждения в жизненной практике Советского Союза. Октябрьская революция, уничтожив тоталитарные основы старой России, привела в итоге не к подлинной демократии, а к новой форме тоталитаризма – абсолютной власти одной – коммунистической партии. Советская власть, которая должна была служить основной формой народовластия, в действительности являлась лишь формой прикрытия всевластия партии в лице ее номенклатуры и бюрократического аппарата. Обычной нормой стало нарушение прав и свобод граждан, преследование «инакомыслящих» и политических оппонентов, нарушение «презумпции невиновности», частое превращение суда в инсценировку, а также осуждение граждан без суда и следствия и т.п. Фактически политическая доктрина заменила систему права. Правосознание граждан формировалось на основе полного подчинения личности государству, осуществляющему политическую доктрину. Стремясь реализовать принцип социальной справедливости, государство обеспечивало право на труд и некоторый приемлемый уровень социальной защиты граждан, однако оно стремилось также уравнять граждан не только перед законом, но уравнять их в плане материально-экономических возможностей, политических взглядов, ограничивало индивидуальные возможности самоутверждения свободной личности. Централизованное государственное планирование и регламентация всех видов деятельности, ограничение форм и методов хозяйственной деятельности привели к экономическому и социальному застою, утрате инициативы граждан, их безучастию и равнодушию, снижению уровня жизни в сравнении с другими развитыми демократическими государствами, строящими производство на базе рыночной экономики. В 1985 г. началась эпоха «перестройки», которая декларировала переход к подлинно демократическому обществу. В результате был проведен ряд реформ, имеющих своей целью устранение крайностей тоталитарной системы, стимулирование активных форм в экономике и проявления личной инициативы граждан, усовершенствование системы права с учетом Всеобщей Декларации прав человека. Однако усиливающиеся социальные, экономические, правовые, национальные противоречия привели к глубокому политическому кризису, в результате которого распался Советский Союз. В каждой из вновь образованных стран СНГ, бывших республик СССР, законодательная власть пошла своим путем на основе учета специфических социально-экономических и национальных интересов. В Украине была принята в 1996г. Конституция, которая провозгласила Украину демократическим правовым государством и в соответствии со Всеобщей Декларацией прав человека и гражданина право на личную безопасность, право свободы слова и политической деятельности, свободы совести, право частной собственности и экономической свободы и т.д.

Однако процесс проведения социально-экономических и правовых реформ в стране протекает не всегда гладко и бесконфликтно, а также пока еще не привел к желаемой перестройке правосознания граждан, поскольку порождает ряд новых кризисных социальных и правовых ситуаций. В основе этого явления лежит ряд факторов экономического, политического и психологического порядка.

Экономические реформы, начатые в Советском Союзе после
1985 г. и усилившиеся в образовавшихся странах СНГ, в том числе и в Украине, имели своей целью внедрение рыночных отношений и социальных демократических преобразований по образцу передовых стран Запада. Однако мнение о том, что следование этим образцам непременно и быстро приведет нас к экономическому процветанию, социально-демократическому, и в частности, правовому прогрессу есть ошибочным. Такой прогресс, несомненно, наблюдается, однако непродуманные в должной мере методы осуществления экономических и социальных преобразований пока еще не привели к существенным изменениям в правосознании граждан, а по ряду показателей вызвали несомненный регресс, который выражается в концептуальной дезориентации, чувстве социальной незащищенности, усугублении криминальной ситуации и т.п. Это еще раз подтверждает высказанную выше мысль о том, что усовершенствование теоретической модели права, издание прогрессивных законоположений далеко еще не означает появления желаемых качественных изменений в правовом сознании людей, поскольку такое сознание не является прямым, непосредственным и полным отражением объективно воздействующих социально-правовых требований. Эти воздействия могут стать эффективными только при соответствующем их опосредовании активностью самих граждан – субъектов правоисполнительной деятельности.

В настоящее время многие экономисты, политологи, социологи и психологи, анализируя реально сложившуюся ситуацию, высказывают мнение о том, что при организации социально-экономических реформ их инициаторы не учитывали важнейшие психологические закономерности формирования и реконструкции правового сознания людей под влиянием социальных воздействий.

Сознание людей обладает определенной инерцией и склонно сохранять ранее усвоенные стереотипы, поэтому люди тем более склонны к преобразованиям, чем они более заинтересованы и подготовлены к грядущим переменам, чем больше собственных усилий они прилагают к их осуществлению, чем больше поставленные перед ними социально значимые цели совпадают с их субъективными ценностными ориентациями. Проводящиеся в Украине и в странах СНГ экономические реформы были спланированы реформаторами, которых теперь называют «романтиками», т.е. по существу эти реформы созрели в умах политической и экономической элиты общества и были «спущены» сверху народу, не подготовленному должным образом к их восприятию. В истории Российской империи такое «спускание» реформ «сверху» стало печальной традицией. Реформы Петра І явились навязанной народу с евразийской ментальностью модели западноевропейских социально-экономических и морально-правовых отношений. И поэтому реформы Петра I, имея объективно прогрессивное значение, с большими трудностями, конфликтами и насилием приживались в России на протяжении жизни нескольких поколений. Революция 1917г. возникла на гребне борьбы всех сословий России с царским режимом за желаемые социально-экономические преобразования, однако эта революция, не закрепив либерально-демократических реформ, была переведена большевиками на пути реализации заимствованных у европейских социалистов-утопистов теорий построения социализма с конечной стратегической целью – коммунизмом. Государство, только недавно отошедшее от феодальной формации, минуя стадию развитой капиталистической экономики, было насильственно направлено на построение счастливого будущего. Народ, отойдя от царского деспотизма, оказался вовлеченным в партийный тоталитаризм, где правовые конституционные декларации не получали должной практической реализации. Вместе с тем, прививаемый народу коллективистский характер деятельности в определенной мере соответствовал менталитету общинности, исторически сформировавшейся на основе традиций общинного владения землей и коллегиальностью ремесленного производства. Эта общинность, соборность, как отмечали Н.Я.Данилевский и Н.А. Бердяев, как бы растворяла в себе личность и обусловила то, что в прошлом в России традиционно не обращалось должного внимания на правовые отношения между личностью и государством, и потому гражданский правовой статус личности сводился к выполнению обязанностей и пренебрежению или полному отрицанию прав и свобод. Справедливость в сознании соборного человека ассоциировалась с понятиями веры и любви, а не формально выраженного права. Право воспринималось как повинность, а не как средство защиты достоинства и свободы личности.

Эта традиционная ментальность, закрепившаяся в советский период, достаточно прочно сохраняется и теперь у значительной части населения Украины и других стран СНГ.

В отличие от соборного менталитета социальной общности евразийского типа, в западноевропейской социальной традиции понятия нормы поведения и права формировались преимущественно как способы защиты индивида и его свободы, т.е. при возникновении противоречий между интересами государства и правами личности власть государства должна быть прежде всего направленной на защиту прав личности. Длительный исторический опыт борьбы за отстаивание своих гражданских прав сформировал у граждан цивилизованных демократических стран восприятие государственных структур не как органов, определяющих их судьбу, а как органов, обязанных гарантировать права и свободы своих граждан – налогоплательщиков.

Осознание себя как правовой единицы общества не было присуще жителям нашей страны ни до революции, ни в эпоху строительства так называемого социализма. Сейчас Украина, как и все страны СНГ, переживает сложнейший период перехода к другой социально-экономической формации. Провозглашение Украины правовым демократическим государством пока еще не сопровождается значительным ростом правосознания «снизу», сталкивается с недостаточной правовой культурой граждан, в сознании которых понятия прав и свобод личности не являются приоритетными, так как люди до сих пор уверены, что от них «ничего не зависит». Фактически процесс происходящих в настоящее время политических и экономических реформ приобрел характер не тщательно продуманных эволюционных преобразований, а свое­образного, очередного «социального эксперимента», в отношении к которому большая часть населения не обладала психологической готовностью.

Анализируя психологические аспекты восприятия людьми происходящих социально-экономических преобразований, В.Л. Васильев рассматривает ряд факторов, осложняющих процесс формирования правосознания. Сюда можно отнести, прежде всего, традиционные для отечественной культуры «расщепления идеологии, социального и политического менталитета», когда, с одной стороны, выделяется радикальный либерализм реформаторов, стремящихся защищать права и свободы человека, но игнорирующих социальные проблемы большинства населения, а с другой – столь же радикальный государственный патернализм, стремившийся защищать простого человека, но игнорировавший его экономические и политические права. Лишившись привычных форм государственного патернализма, граждане внезапно оказались перед лицом непривычной для них конкуренции, необходимости проявлять личную инициативу, рисковать в условиях неопределенности. В результате происходит ломка ранее сложившихся стереотипов в сознании и поведении, что является по своей сути глубокой нервно-психической травмой для большинства людей.

Состояния неуверенности, тревожности, социальной незащищенности нарастают в связи с увеличением уровня безработицы, развалом многих видов промышленного производства, что становится основной причиной роста противоправных настроений. Криминогенные явления проникают даже в структуру правоохранительной системы, проявляясь в фактах профессиональной деформации сотрудников органов внутренних дел и работников суда.

Важным фактором социальной и морально-правовой дестабилизации является направленность средств массовой информации на резкую и полную ломку исторически сложившегося менталитета наших граждан, акцентуацию внимания только на отрицательных и трагических событиях прошлого и игнорирование имевших место успехов и достижений. Это приводит к исторической дезориентации людей, комплексу неполноценности, опустошенности сознания, которую пытаются заполнить заимствованными из других культур образцами, причем не самого высокого уровня. Использование низкопробных образцов современного зарубежного искусства, стимулирующих формирование у молодежи агрессивности, сексуальной распущенности, беспринципности, индивидуализма и других деструктивных эмоций, в значительной степени становятся причиной противоправного поведения личности.

Одним из характерных современных проявлений преступности является ее омоложение, снижение возрастного порога правонарушителей. Если 20-30 лет назад понятие «трудные дети» соотносилось, как правило, с подростками 14-16 лет, то в настоящее время это понятие все чаще соотносится с младшими подростками 11-12 лет и даже с младшими школьниками. Нередко следствие сталкивается с детьми 11-13 лет, совершающими тяжкие уголовные преступления. На воображение детей с особой силой действуют картины проявления насилия и садизма в современных зарубежном кино, так как у детей еще нет стойких нравственных убеждений и не выработано табу на убийство, а также другие формы насилия против другого человека. Наблюдаемые детьми самые разнообразные виды и способы насилия и убийства воспринимаются ими как нечто обыденное, естественное и становятся образцами соответствующего поведения. Известно, что в американских школах сейчас иногда наблюдаются коллективные убийства, посредством которых некоторые подростки хотят за что-то отомстить своим соученикам и учителям.

Государство ослабило свои воспитательные функции в отношении  молодежи, уступив эти функции различным силам, преследующим свои социальные цели, в частности различным религиозным конфессиям, националистическим организациям и т.п. Однако это фактически еще более углубляет социальные конфликты, стимулируя агрессивность молодежи против представителей других конфессий и социальных групп.

Таким образом, проводимые в стране экономические и политические реформы пока еще не привели к повышению благосостояния народа, социальной защищенности и росту правосознания. Кризис правовой системы проявился в развитии социальной ситуации по криминальному типу. Одним из ее источников явилась легализация капиталов, накопленных в сфере теневой экономики еще в период застоя при советской власти; другим источником стали коррумпированные представители государственной номенклатуры; третьим источником – профессиональная уголовная преступность, связанная с представителями криминальной экономики, которые используют уголовников в целях сокрытия следов хищений, нарушений законодательства, преступного воздействия на конкурентов и т.д.

Укрепление форм организованной преступности привело к тому, что были фактически легализованы такие криминальные формы бизнеса, как рэкет, проституция, азартные игры, с которыми пока еще не справляется закон и право. Кризис правосознания проявляется в его несоответствии содержанию принятой государством системы права, так как субъект правоисполнительного поведения либо не верит в справедливость закона, либо сомневается в способности закона защитить его права и свободы.

В сложившейся социальной конфликтной ситуации люди испытывают нервное потрясение от воздействия антагонистических воздействий. С одной стороны, гражданин удовлетворен провозглашением примата общечеловеческих ценностей, прав и свобод, а с другой – он нередко сталкивается с грубостью и равнодушием чиновников, своей беззащитностью перед растущей преступностью. Человек, естественно, удовлетворен признанием его права на труд, но живет в условиях постоянной тревоги перед растущей безработицей. Предусмотренное законом право на достойную оплату труда зачастую не соблюдается как в государственных учреждениях, обеспечивающих оплату лишь в нижних пределах прожиточного минимума, так и в приватных отраслях труда по причине произвола работодателей. Становление новой правовой системы в демократической Украины еще не завершилось формированием адекватных правоохранительных и правоисполнительных структур. Не успев отойти от прежних тоталитарных установок правовой системы, граждане оказались в пространстве правового беспредела. В этой связи, как отмечают ряд авторов (С.С. Алексеев, М.И. Еникеев и др.), общественное сознание еще не подготовлено в полной мере к принятию и проведению коренной социально-правовой перестройки.

Для развития гармоничных отношений между декларируемыми нормами права и правосознанием граждан необходимо формирование соответствующих четко действующих правоохранительных и правоисполнительных органов государства с тем, чтобы каждый гражданин ощущал полную гарантию защиты своих прав и свобод. Только на этой основе возможно формирование сознательного правопослушного поведения, когда человек стремится соблюдать и поддерживать закон, воспринимая его как гарант защиты своих интересов, чести и достоинства.

Важнейшую роль в развитии правового сознания должна сыграть обновленная и рационально построенная система нравственного, трудового и интеллектуального воспитания, которая способна обеспечить формирование у молодежи активного жизнеутверждающего менталитета и превращение культуры правового поведения в неотъемлемое  свойство личности.

.

Назад

Главная Новости Книги Статьи Реферати Форум
 
 
 
polkaknig@narod.ru © 2005-2006 Матеріали цього сайту можуть бути використані лише з посиланням на даний сайт.