12.2. Мотивация преступного поведения :: vuzlib.su
Ищите Господа когда можно найти Его; призывайте Его, когда Он близко. (Библия, книга пророка Исаии 55:6) Узнать больше о Боге
Главная Новости Книги Статьи Реферати Форум
ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ

12.2. Мотивация преступного поведения

.

12.2. Мотивация преступного поведения

Преступление – это общественно опасное, виновное, наказуемое по закону деяние.

Совокупность установленных уголовным законом признаков, характеризующих определенное общественно опасное деяние как преступление, образует состав преступления.

В состав преступления входят четыре группы признаков (элементов состава), характеризующих: 1) объект; 2) объективную сторону преступления; 3) субъект; 4) субъективную сторону преступления.

Субъектом преступления закон признает физическое лицо, совершившее преступление и способное нести за содеянное уголовную ответственность. Способность лица нести уголовную ответственность определяется его возрастом (14-16 лет) и вменяемостью – способностью лица отдавать отчет в своих действиях и руководить ими.

Субъективную сторону преступления составляют вина (в форме умысла и неосторожности), мотивы и цели преступления.

Преступление реализуется посредством способа действия и объективируется в результате действия. Способ и результат деяния в уголовном праве считаются объективными сторонами состава преступления. Однако психологически и способ, и результат действия – компоненты волевого действия субъекта.

Психологический анализ преступного деяния – анализ психологического содержания структурных элементов преступного действия.

Преступление как волевое действие индивида осуществляется как развернутое сложное волевое действие или как простое волевое действие.

Все импульсивно-ситуативные преступления совершаются в форме простого волевого действия; все предумышленные преступления – в форме сложного волевого действия.

Многие преступления совершаются импульсивно, спонтанно, без специально сформированной цели. Эти преступные акты образуют класс малоосознанных реакций. Импульсивные действия регулируются установками – подсознательными побуждениями, общей личностной направленностью.

Во всех поведенческих стереотипах, основанных на подсознательной установке, мотивы и цели совпадают. Здесь мотивы трансформированы в механизм установки.

Обязательным признаком субъективной стороны преступных импульсивных действий является цель, мотив же совпадает с целью.

Импульсивное поведение может быть вызвано различными причинами: 1)эмоциогенной обстановкой при несформированности у индивида адекватных реакций; 2) общей эмоциональной неустойчивостью индивида; 3) состоянием опьянения; 4) привычными формами поведения; 5) психопатическими аномалиями личности.

Во всех импульсивных реакциях проявляется личностная готовность индивида к определенным действиям. При конфликтных эмоциональных состояниях чувства, эмоции подавляют рациональные механизмы регуляции поведения и приобретают ведущую регуляционную функцию, превращаются в основной механизм импульсивных действий.

При анализе преступного деяния, совершенного в форме сложного волевого действия (т.е. с осознанным преступным умыслом), учитывается комплекс объективно-субъективных взаимосвязей между отдельными компонентами деяния, особенности допреступного, преступного и послепреступного поведения субъекта преступления.

Сознательное поведение человека определяется сложным комплексом побуждений.

1. Отвечая на вопрос «почему индивид пришел в состояние активности?», мы обращаемся к источникам мотивационной активности – потребностям, интересам, установкам, инстинктам и т.д.

2. Отвечая на вопросы «на что направлена активность индивида?», «почему избраны данные акты поведения и соответствующие средства?», мы обращаемся к механизму сознательной регуляции поведения, его мотивам (которые неизбежно связаны с выбором цели, принятием решений в альтернативных ситуациях).

3. Отвечая на вопрос «какова динамика данного поведенческого акта?», мы обращаемся к эмоционально-энергетическим регуляционным факторам, поведенческим стереотипам индивида.

Проблема мотивации состоит в выяснении не только первоначальных побудительных моментов человеческой активности, но и всех факторов, направляющих, регулирующих и поддерживающих развитие деятельности человека.

Традиционно сложившаяся в юриспруденции однонаправленная схема человеческого поведения «мотив – цель – способ – результат» в действительности более сложна. Мотив преступного деяния нельзя понимать как изолированный, одномоментный психический акт. Мотивация поведения – системообразующий фактор механизма поведения.

«Модель мотивационной стороны преступления, описываемую в уголовном законе, следует считать весьма условной. Она охватывает, да и то выборочно, лишь отдельные мотивационные факторы, что, естественно, не совпадает с фактической моделью мотивационной стороны, присущей реальному преступному поведению».

Мотивация – смыслообразующий и смыслоконтролирующий фактор поведения.

В механизме совершения преступления побуждения индивида коррелируют с принятыми им способами поведения. Между элементами системы «мотив – цель – способ» существуют не односторонние, а двусторонние, обратные связи: мотив↔цель↔способ.

Системообразующим элементом этой системы является не только мотив, но и привычный способ поведения. Привычные генерализованные действия личности так же, как и мотив, определяют направленность человеческого поведения. Комплекс отработанных у человека действий определяет в значительной мере всю систему его целеполаганий. Не владея обобщенным способом действия, индивид никогда не поставит соответствующей цели и мотивационно ее не санкционирует. Центральным компонентом поведения является не отдельный мотив сам по себе, а мотивационная сфера личности преступника, в которой значительную роль играют обобщенные способы поведения индивида. Но актуализация способов поведения индивида, его операционально-исполнительских возможностей предопределяется условиями среды, реальными возможностями их осуществления. Если внешняя среда позволяет реализовать личностные устремления – мотивационная сфера дает необходимую санкцию.

Понять поведение преступника – значит понять его поведенческие стереотипы и устойчивые мотивы поведения.

Преступное деяние имеет свою динамику, свое начало и свой конец. Оперативно-розыскная и следственная практика показывает, что, как правило, преступное деяние имеет два этапа: мотивационный (подготовительный) и этап его практического осуществления.

Подготовка преступного деяния в сознании лица (его мотивация) составляет первый, подготовительный этап, который состоит из осознания мотива и цели действия, борьбы мотивов и принятия решения действовать. Побуждения сами по себе не могут явиться источником деяния. Чтобы стать таким источником, они должны быть осознаны лицом в качестве мотива (см. рис. 27).

Как правило, конкурирующие мотивы являются побуждениями разного психологического и социального уровня, например, низменные чувства и доводы разума; чувство мести и интересы дела; мотивы, связанные с удовлетворением органических потребностей и служебный долг; корыстный интерес и должностная обязанность и т.д.

Понятие мотивации употребляется чаще всего в двух смыслах:

1) мотивация – это система факторов, вызывающих активность человека и определяющих направленность его поведения. Сюда включаются такие психические образования,  как потребности, мотивы, цели, интересы и т.д.;

2) мотивация – это характеристика процесса, обеспечивающего поведенческую активность на определенном уровне; другими словами – мотивирование.

Мотивация преступного поведения является одним из важнейших его элементов, выявление и изучение которого позволяет глубже понять причины этого поведения и особенности личности преступника.

Мотив – это признак, характеризующий субъективную сторону преступления. Его установление необходимо для разграничения составов, имеющих сходные признаки (например, хулиганство и причинение легких телесных повреждений). В ряде случаев выяснение мотива имеет значение для доказывания виновности. Кроме того, мотив преступления может учитываться как отягчающее или смягчающее ответственность обстоятельство, свидетельствовать об отсутствии в действиях обвиняемого общественной опасности.

Представления о том, что такое мотив поведения, в юридических науках и психологии совпадают не полностью.

В психологии под мотивом понимаются: 1) побуждения к деятельности, связанные с удовлетворением потребностей субъекта, совокупность внутренних и внешних условий, которые вызвали активность субъекта и определили ее направленность; 2) побуждающий и определяющий направленность деятельности предмет (материальный или идеальный), ради которого она осуществляется; 3) осознаваемая причина, лежащая в основе выбора действий и поступков личности.

Уголовное право для обозначения мотивов поведения оперирует такими понятиями, как месть, корысть, хулиганские побуждения, низменные побуждения, ревность, неприязненные отношения и т.д. Некоторые из этих понятий включают в себя самые различные психологические мотивы. Например, корыстные действия могут быть мотивированы, с психологической точки зрения,  стремлением к обогащению, потребностью в самоутверждении, завистью, желанием вести праздный образ жизни, страстью к развлечениям или азартным играм, потребностью в удовлетворении труднопреодолимых влечений (например, к алкоголю или наркотикам). Исследование психологических мотивов деяния углубляет познание юридически значимых побуждений, лежащих в основе правонарушения.

При рассмотрении многоэпизодного уголовного дела о грабежах и разбойных нападениях, совершенных группой взрослых и несовершеннолетних преступников, было установлено, что мотивы участия в преступлениях были у членов группы весьма различны. Одни из них стремились завладеть имуществом и деньгами, другие – показать свою смелость, наконец, третьи боялись, что с ними расправятся, если они не будут совершать преступления. Изучение психологических мотивов совершения преступлений каждым участником группы позволило точно квалифицировать их деяния, оценить степень их общественной опасности и роль каждого преступника в функционировании преступной группы.

Все психические мотивы можно разделить на устойчивые, превратившиеся в силу этого в свойство характера, и ситуативно возникающие. Для установления устойчивых мотивов требуется детальное изучение условий жизни обвиняемого, его образа жизни, свойств и черт его характера. Ситуативно возникающие мотивы чаще всего производны от устойчивых. В отдельных случаях ситуативные мотивы не связаны с устойчивыми и даже противоречат им. На возникновение подобных мотивов в большей степени влияет, как правило, эмоциональное состояние человека. Поэтому для установления ситуативно возникающих мотивов следует располагать данными о некоторых особенностях эмоциональности обвиняемого.

Мотивом (от лат. movere – толкать, приводить в движение) называется объект, который выступает в качестве средства удовлетворения потребности. Мотив – это то, что побуждает человека к определенной активности, деятельности. При одной и той же потребности мотивами поведения могут быть разные объекты. Мотивы относительно самостоятельны, так как потребность не определяет строго совокупность мотивов, их силу и устойчивость.

Цель – это осознаваемый результат, на который направлено поведение.

Мотивы можно дифференцировать:

– по видам активности человека (например, профессиональные, общественно-политические, учебно-познавательные, преступные);

– по времени проявления (например, постоянно, длительно, кратковременно, ситуативно действующие мотивы);

– по силе проявления (сильные, составляющие особо действенную мотивацию; умеренные, которые характеризуются средней силой их проявления; слабые, оказывающие на поведение малозначимое влияние, хотя и побуждающие его);

– по критерию их содержания (например, эстетические, идейные, нравственные мотивы, основывающиеся на нравственных нормах, и безнравственные);

– по критерию уровня регуляторной функции (коллективистские мотивы, в которых выражается влияние коллектива на поведение и деятельность человека; мотивы члена преступной группы, поведение которого строится в соответствии с нормами этой группы, существующими в ней взаимоотношениями и др.).

Потребности людей многочисленны и разнообразны: от элементарных биологических и физиологических потребностей в самосохранении (пища, тепло, одежда) и размножении (любовь, материнство, дети) до сложного переплетения социальных потребностей материального и духовного характера (информация, знания, труд, творчество, общение, самовыражение и самоутверждение, общественная деятельность и т.п.). По мере эволюции человека меняются и потребности, они усложняются, обретают «социальные наслоения». «Набор» присущих человеку потребностей зависит от характера общества, социального положения в нем данного индивида и его нравственно-психологических свойств.

Осмысленная человеком потребность, признанная им существенной и подлежащей удовлетворению, обретает значение интереса. Интерес – движущая сила конкретного поступка или определенной линии поведения. Но человек – существо общественное, а общественное существование предполагает, что наряду с узколичностными интересами существуют интересы общности, не зависящие от непосредственных потребностей и желаний человека, но весьма существенные для него, ибо нельзя жить в обществе и быть свободным от общества. Общество предоставляет своим членам определенные возможности для удовлетворения их индивидуальных потребностей в соответствии с характером самого общества и положения в нем данного индивида. Одновременно оно требует соблюдения общественных интересов.

Соотношение «частного» и «общественного» – важная социальная и моральная проблема, существенная для понимания преступности и ее причин, ибо несовпадение индивидуального и общественного интересов, противопоставление и предпочтение индивидуального интереса общественному, закрепленному и охраняемому правом, создают конфликт, который может привести к преступлению.

Таким образом, непосредственными психологическими причинами отдельного преступления являются нежелание лица согласовать свои потребности и интересы с требованиями общественной необходимости, стремление удовлетворить их в ущерб общественным интересам.

По своему социальному содержанию и значению различают потребности:

– жизненно необходимые, обеспечивающие условия существования человека (еда, тепло, самозащита);

– социально оправданные (приобретение знаний, общение, самовыражение, стандартные бытовые условия);

– престижные – социально допустимые, но пока еще не ставшие общей нормой, стандартом;

– извращенные, антисоциальные, удовлетворение которых объективно противоречит как общественным интересам, так и подлинным интересам человеческой личности (пьянство, наркомания, паразитизм, сексуальный разврат и т.п.).

Чтобы удовлетворить осознанную как интерес потребность, индивид осмысливает имеющиеся для этого объективные возможности, оценивает способствующие и препятствующие этому обстоятельства, взвешивает возможные положительные и отрицательные для себя последствия своего поступка и, определив окончательно цель, избирает конкретные пути и средства ее достижения, принимает и осуществляет решение.

Особенностью психологического процесса, ведущего человека от ощущения потребности к конкретному поступку, является то, что на всем его протяжении индивид неоднократно осуществляет выбор соответствующего решения: удовлетворить потребность или воздержаться от этого, каким путем ее удовлетворить, какие средства для этого избрать. Возможность такого выбора определена наличием различных вариантов решения. Если их нет – поступок вынужденный и в некоторых случаях не является преступлением в виду отсутствия вины.

Иногда описанный процесс сжимается во времени или даже протекает мгновенно, так что действие совершается необдуманно, инстинктивно. В подобных случаях либо имеет место аффект, либо проявляется особая психологическая готовность лица к определенному виду поведения, обусловленная совокупностью его нравственно-психологических свойств. В зависимости от своей нравственной сущности, под влиянием такой психологической готовности (установки) одни люди, не размышляя, совершают героический поступок, подвиг, другие могут, не задумываясь, совершить преступление. Последнее характерно для так называемых непредумышленных, необдуманных и аффектированных преступлений.

Исследованиями установлено, что не менее половины правонарушений являются антисоциальными главным образом в связи со средствами, применяемыми субъектами для достижения целей, которые сами по себе могли бы рассматриваться как социально нейтральные или даже полезные (если отвлечься от средств их достижения), а также в связи со способами удовлетворения потребностей.

В значительной степени это относится к случаям удовлетворения потребностей престижных или социально приемлемых, но не соответствующих общественным возможностям и установленному правопорядку, а тем более потребностей антисоциальных. Таким образом, преступность совершаемого деяния определяется преимущественно не содержанием испытываемой потребности, а тем, что она удовлетворяется недозволенным способом или запрещенными средствами, ценой существенного нарушения правоохраняемых интересов, что в конечном счете зависит от нравственной сущности человека. Например, всякий человек в большей или меньшей мере испытывает потребность в самовыражении и самоутверждении. На основе этой потребности у него формируется интерес как-то проявить себя, добиться внимания к себе, заставить считаться с собой. Движимый этими мотивами, один поставит перед собой цель занять престижное служебное или общественное положение; другой, не чувствуя в себе силы для этого, постарается выделить себя из окружающих иным способом – самовольным присвоением себе звания или власти должностного лица, хулиганством и т.п. Но даже положительный выбор – стремление занять престижное положение – может быть достигнут как общественно одобряемыми, «легальными» средствами – овладением знаниями, профессиональным совершенствованием, активной общественной деятельностью и т.п., так и при помощи обмана, взяток, различных злоупотреблений. Подобный выбор зависит от ряда объективных (внеличностных) обстоятельств, в которых находится человек, в частности от имеющихся возможностей для удовлетворения испытываемой потребности. Но в большей степени он обусловлен нравственными свойствами индивида. Из сказанного следует, что важным направлением борьбы с преступностью, предупреждения ее является надлежащее нравственное формирование личности, выработка у каждого индивида социально-оправданных потребностей, умения регулировать свои потребности, согласовывать их с общественными интересами, подчинять требованиям социальной необходимости.

Нейтральная сущность мотива преступления с точки зрения его социальности или антисоциальности

Один и тот же мотив в зависимости от ситуации может быть побуждением или к преступлению, к иному правонарушению, или к правомерному действию, а так называемые преступные мотивы есть, по сути дела, модификации обычных человеческих мотивов, которые направляются на цели, запрещенные законом или связанные с использованием противоправных средств.

Нет мотивов, которые порождали бы только преступное поведение. В этом смысле мотивы нейтральны. Следователь, прокурор, суд, работники исправительно-трудовых учреждений, как правило, квалифицируют мотив в рамках содержащейся в уголовном законе «номенклатуры» мотивов, игнорируя при этом то обстоятельство, что многие мотивы не являются специфически криминогенными, так как могут определять и не преступное поведение.

В уголовном праве мотивы являются составной частью субъективной стороны преступления и подлежат обязательному выявлению и доказыванию. Например, мотив преступления имеет существенное значение:

– для определения степени общественной опасности преступного деяния;

– для определения степени общественной опасности личности преступника;

– для квалификации преступления;

– для применения соответствующих статей, на основе которых лицо может быть освобождено от уголовной ответственности и наказания;

– при назначении вида и размера наказания;

– при определении в приговоре режима содержания в местах лишения свободы.

В вопросе определения нейтральности мотива необходимо исходить из того, что любой мотив может побуждать и к положительным, и к отрицательным, и к безразличным действиям. Преступных мотивов не бывает.

«Мальчик для развлечения читает поучительную книгу, – рассуждает Иеремий Бентам, – мотив считается вероятно хорошим и во всяком случае не считается дурным. Он спускает свой волчок: мотив опять не считается дурным. Он выпускает в толпу людей бешеного быка: его мотив назовут, вероятно, ужасным. Однако во всех трех случаях мотив может быть один и тот же: это не что иное, как любопытство. Или за деньги можно удовлетворить ненависть человека, умертвив его врага. За деньги можно обработать его поле. В первом случае мотив будет называться жадностью и считаться дурным и ужасным, а во втором, по недостатку соответствующего названия, он будет называться умением наживать деньги и считаться по крайней мере невинным, если не похвальным. Но в обоих случаях мотив один и тот же: это не что иное, как денежный интерес».

Общепризнанно, что в основе мотива лежат потребности, интересы, чувства и другие элементы психологической жизни человека, если они приобрели значение побуждения к конкретному поступку. Формирование же мотива как осознанного побуждения происходит в процессе мотивации. Результатом мотивации всегда будет нейтральный мотив. Охарактеризует же мотив именно тот поступок, который совершит индивид, руководствуясь именно этим, а не каким-нибудь другим мотивом. Связь мотива с преступлением осуществляется не в результате каких-либо метаморфоз в мотивации – мотив остается неизменным (корысть, ревность и т.п.), а посредством «включения» самостоятельного психического явления «целеполагания». Мотив ведет человека к преступлению (а не к иному способу разрешению ситуации) при появлении преступного намерения. В течение определенного периода времени нейтральный мотив и преступная цель сосуществуют в психике, при этом последняя как бы бросает тень антисоциальности, пороча невинное по своей природе побуждение.

Таким образом, двигателем как положительной, так и отрицательной, и даже безразличной человеческой активности является нейтральный по своей сущности мотив.

Отдельные поступки, а тем более поведение человека в целом, в том числе и преступное, в основном направляются не одним, а несколькими мотивами, находящимися друг с другом в сложных иерархических отношениях. Среди них имеются ведущие, которые и стимулируют поведение, придают ему личностный характер. Так, в большинстве случаев в основе хищений лежат не только корыстные мотивы, но и мотивы самоутверждения личности в глазах престижной (референтной) группы.

Кроме того, как установлено исследованиями, именно ведущие мотивы имеют неосознанный характер. По этой причине преступники во многих случаях не могут вразумительно объяснить, почему они совершили данное преступление.

Обобщая результаты исследований последних лет, можно выделить следующие мотивы антисоциальной деятельности: мотивы самоутверждения (статусные), защитные, замещающие, игровые мотивы, мотивы самооправдания.

Мотивы самоутверждения

Потребность в самоутверждении – важнейшая потребность, стимулирующая широчайший спектр человеческого поведения. Она проявляется в стремлении человека утвердить себя на социальном, социально-психологическом и индивидуальном уровнях.

Утверждение личности на социальном уровне означает стремление к завоеванию социального статуса, т.е. к достижению определенного социально-ролевого положения, связанного с признанием личности в сфере профессиональной или общественной деятельности. Утверждение на социальном уровне обычно связано с завоеванием престижа и авторитета, успешной карьерой, обеспечением материальных благ.

Утверждение на социально-психологическом уровне связано со стремлением завоевать личный статус, т.е. добиться признания со стороны ближайшего окружения на групповом уровне – семьи, референтной группы (друзей, приятелей, сверстников, коллег по работе и т.д.). Но это может быть и группа, с которой человек не контактирует, но в которую стремится попасть, стать ее членом. В таких случаях преступление выступает в качестве способа его проникновения в подобную группу, достижения признания. Наиболее характерно это для подростков, молодых людей.

Утверждение личности на индивидуальном уровне (самоутверждение) связано с желанием достичь высокой самооценки, повысить самоуважение и уровень собственного достоинства. Достигается это путем совершения таких поступков, которые, по мнению человека, способствуют преодолению каких-либо психологических изъянов, слабостей и в то же время демонстрируют сильные стороны личности.

Чаще всего подобное самоутверждение происходит бессознательно. Оно характерно, например, для расхитителей так называемого престижного типа, которые стремятся достичь определенного социального статуса или же сохранить его любым путем, в том числе и преступным. Недостижение его, а тем более его утрата означает для них жизненную катастрофу.

Среди взяточников и расхитителей встречаются лица, стремящиеся к утверждению и на социальном, и на социально-психологическом, и на индивидуальном уровнях. Среди воров, грабителей, разбойников, мошенников чаще встречаются лица, которые утверждаются на втором и третьем уровнях.

Нередко совершение корыстного преступления обеспечивает лицу решение каких-либо внутренних проблем, помимо статусных. Обладание материальными благами придает человеку уверенность, снижает беспокойство по поводу своей социальной определенности, устраняет, чаще временно, чувство зависти, собственной неполноценности.

Самоутверждение – распространенный ведущий мотив при совершении изнасилований. Изнасилование – не только удовлетворение сексуальной потребности, проявление частнособственнической психологии и примитивного отношения к женщине, не только неуважение к ней, к ее чести и достоинству, но и утверждение своей личности таким уродливым и общественно опасным способом.

Субъективные причины изнасилований связаны в первую очередь с особенностями самовосприятия преступника, с его ощущением, часто на подсознательном уровне, собственной неполноценности, ущербности как мужчины. Часто такое ощущение, переживание принимает жестко фиксированный характер, человек как бы «приковывается» к объекту фрустрации, от которого он зависим (женщина вообще). Стремление избавиться от этой зависимости и в то же время самоутвердиться в мужской роли может толкнуть такое лицо на совершение изнасилования.

Особый интерес в связи с этим представляет опасная категория насильников, внезапно нападающих на незнакомых женщин и старающихся силой преодолеть их сопротивление. Поведение таких преступников схоже с действиями охотника, поджидающего или выслеживающего добычу. В большинстве своем такие «охотники» положительно характеризуются в быту, на работе и в семье.

Как отмечают ученые, «подобные насильники занимают по отношению к женщине подчиненную, пассивную позицию, женщина доминирует над мужчиной и направляет его. Как правило, у них нарушена аутоидентификация с мужской ролью при мощном напряжении сексуальной потребности, фиксации на половых отношениях, сводящихся лишь к половым актам вне нравственно-психологической близости. Установлено также, что подобные лица имели в детстве властную, доминирующую мать и безвольного, подчиненного отца. Создавая собственную семью, они психологически воссоздавали свою раннесемейную ситуацию, образно говоря, занимали место отца и выбирали в качестве жены женщину, похожую по своим психологическим чертам и поведению на мать».

«Охотники» зависимы не только от матери и жены, но и от женщин вообще, поскольку отношения с ними подсознательно строят на материнско-детской базе. Поэтому в качестве мотивов изнасилования у «охотников» выступают, с одной стороны, стремление уничтожить психологическое доминирование женщин вообще, а не конкретных лиц, а с другой стороны – желание добиться в акте  сексуального насилия идентификации с мужской половой ролью, самоутвердиться, обрести личностно-эмоциональную автономию. Однако добиться окончательного освобождения от психологической зависимости от женщин путем однократной попытки насилия не удается. Именно по этой причине лицо продолжает совершать неожиданные и яростные нападения на женщин, иногда по нескольку десятков раз.

Считается также, что стремление избавиться от психологического диктата женщины, «навязанного» в детстве матерью, лежит в основе многих случаев изнасилования женщин старческого возраста.

Что касается наиболее опасных преступных проявлений – серийных сексуальных убийств, то, по мнению исследователей, в их основе лежат следующие мотивы:

1) сексуальные посягательства на женщин, сопровождаемые проявлениями особой жестокости, обусловливаются не столько сексуальными потребностями преступников, сколько необходимостью избавиться от психологической зависимости от женщины как символа, абстрактного образа, обладающего большой силой;

2) социальное или биологическое отвержение (действительное или мнимое) женщиной порождает у лица страх потерять свой социальный и биологический статус, место в жизни. Насилуя и убивая потерпевшую, т.е. полностью господствуя над ней, преступник в собственных глазах предстает сильной личностью;

3) нападения на подростков и особенно на детей нередко детерминируются бессознательными мотивами, когда имеют место снятие и вымещение тяжких психотравмирующих переживаний детства, связанных с эмоциональным неприятием родителями, с унижениями по их вине. В таких случаях ребенок или подросток, ставший жертвой, также выступает в качестве символа тяжелого детства: преступник уничтожает этот символ, пытаясь таким образом освободиться от постоянных мучительных переживаний. В данном случае проявляется мотив вымещения;

4) сексуальные нападения на детей и подростков, сопряженные с их убийством, могут порождаться неспособностью преступника устанавливать нормальные половые контакты со взрослыми женщинами либо тем, что такие контакты не дают желаемого удовлетворения в силу различных половозрастных дефектов;

5) получение сексуального удовлетворения и даже оргазма при виде мучений и агонии жертвы. Это – сугубо садистская мотивация.

К сказанному следует добавить, что ведущим мотивом ряда серийных убийств, в том числе и сексуальных, является некрофилия – неодолимое влечение к смерти, уничтожение всего живого. Наиболее ярким представителем некрофилов был Чикатило.

Далеко не каждый убийца может быть отнесен к некрофильским личностям. Среди убийц немало таких, кто совершил преступление в состоянии сильного переживания, из мести, ревности или ненависти к другому человеку, под давлением группы или иных тяжелых обстоятельств в своей жизни и при этом может сожалеть о случившемся. «Некрофил же, – отмечает Ю.М.Антонян, – это человек, который все проблемы склонен решать только путем насилия и разрушения, которому доставляет наслаждение мучить и заставлять страдать, одним словом, тот, который не может существовать, не превращая живое в неживое».

Защитная мотивация

Исследования показывают, что значительное число убийств имеет субъективный, как правило, неосознаваемый смысл защиты от внешней угрозы, которой в действительности может и не быть. В данном случае страх перед вероятной агрессией обычно стимулирует совершение упреждающих агрессивных действий, защитную агрессивность.

Нередко защитной мотивацией вызывается изнасилование и последующее убийство жертвы. Это имеет место в тех случаях, когда поведение женщины, реальное или мнимое, воспринимается преступником как унижающее его мужское достоинство или угрожающее его самовосприятию и оценке себя в мужской роли. Например, женщина вступает в сексуальную игру с мужчиной, отводя ему в ней пассивную роль. Женщина готова вести любовную игру только до определенного предела. Мужчина же об этом не знает. Но как только нужный ей предел любовной игры достигается, женщина становится жестокой и неумолимой. Таким своим неожиданно препятствующим поведением она вызывает у мужчины состояние фрустрации. И дело здесь не только в том, что он испытывает сильное сексуальное возбуждение, требующее удовлетворения. Категорический отказ от сексуального сближения воспринимается мужчиной как тяжкое унижение его достоинства, удар по его самооценке, самолюбию, что вызывает у него взрыв ярости.

Мотивы замещения

Нередки случаи совершения насильственных преступлений по механизму замещающих действий. Суть этих действий состоит в том, что если первоначальная цель становится по каким-либо причинам недостижимой, то лицо стремится заменить ее другой – доступной. Благодаря «замещающим» действиям происходит разрядка (снятие) нервно-психического напряжения в состоянии фрустрации.

«Замещение» действий, т.е. смещение в объекте нападения, может происходить разными путями. Во-первых, путем «генерализации» или «растекания» поведения, когда насильственные побуждения направлены не только против лиц, являющихся источником фрустрации, но и против их родственников, знакомых и т.д. В этих случаях лицо, поссорившись с одним человеком, адресует свою агрессию близким или друзьям этого человека. Во-вторых, путем эмоционального переноса. Например, подросток, ненавидящий своего отчима, портит его вещи. В-третьих, агрессия при «замещающих» действиях направляется против неодушевленных предметов или посторонних лиц, подвернувшихся под руку. Это так называемая респондентная агрессия, наиболее опасная, поскольку ее объектом часто выступают беззащитные люди. В-четвертых, разновидностью «замещающих» действий является «аутоагрессия», т.е. обращение агрессии на самого себя. Не имея возможности «выплеснуть» свою враждебность вовне, человек начинает распекать себя и нередко причиняет себе различные повреждения.

Игровые мотивы

К числу основных мотивов преступного поведения относится игровой. Этот тип мотивации достаточно распространен среди воров, расхитителей, мошенников, реже – среди других категорий преступников. К представителям преступников- «игроков» принадлежат те, кто совершает преступления не столько ради материальной выгоды, сколько ради игры, доставляющей острые ощущения.

Игровые мотивы часто встречаются в преступных действиях воров-карманников и тех, кто совершает кражи из квартир, магазинов и других помещений. Указанные мотивы ярко проявляются в мошенничестве, где осуществляется интеллектуальное противоборство, состязание в ловкости, сообразительности, умении максимально использовать благоприятные обстоятельства и быстро принимать решения. Карточные шулера ведут двойную игру – и по правилам, и обманывая, получая тем самым максимальные переживания от риска.

Изучая преступников-«игроков», исследователи выделили среди них два типа личности и соответственно два типа подобной мотивации: игровой активный и игровой демонстративный.

Представители первого типа отличаются способностью к длительной активности и импульсивностью. Они испытывают постоянное влечение к острым ощущениям, что толкает их на поиск возбуждающих рискованных ситуаций. Типичные экстраверты, они нуждаются во внешней стимуляции, чрезвычайно общительны, контактны. Пускаясь на самые отчаянные авантюры, не испытывают страха перед возможным разоблачением и не думают о последствиях. «Играя» с законом и соучастниками, они рискуют свободой и угрозой расправы со стороны сообщников, поскольку основным мотивом их поведения является получение острых ощущений.

Лица второго типа характеризуются стремлением произвести сильное впечатление на окружающих, занять лидирующее положение в преступной группе. Обладая артистическими способностями, гибким поведением, они легко приспосабливаются к изменяющейся ситуации, что помогает им совершать преступления.

Мотивы самооправдания

Одним из универсальных мотивов преступного поведения в подавляющем большинстве случаев является мотив самооправдания: отрицание вины и, как следствие, отсутствие раскаяния за содеянное. Искреннее осуждение своих действий встречается довольно редко, но и при этом вслед за признанием обычно следуют рассуждения, направленные на то, чтобы свести вину к минимуму.

Возникает вопрос: за счет каких психологических механизмов происходит снятие с себя ответственности за содеянное? Здесь действуют механизмы психологической самозащиты, которые снижают, нейтрализуют или совсем снимают барьеры нравственно-правового контроля при нарушении уголовно-правовых запретов. Именно на этой основе происходит самооправдание и внутреннее высвобождение от ответственности за совершаемое и совершенное преступление.

К числу последних относятся перцептивная защита, отрицание, вытеснение, рационализация, проекция и т.д.

Обобщенно мотивы самооправдания преступного поведения проявляются:

1) в искаженном представлении о криминальной ситуации, в которой избирательно преувеличивается значение одних элементов и преуменьшается роль других, в результате чего возникает иллюзия необязательности применения уголовного наказания;

2) в исключении ответственности за возникновение криминальной ситуации, которая понимается как роковое стечение обстоятельств;

3) в изображении себя жертвой принуждения, вероломства, коварства и обмана других лиц либо собственных ошибок и заблуждений, которые и привели к противоправным действиям;

4) в убеждении в формальности нарушаемых норм, обыденности подобных действий, в силу чего они расцениваются как допустимые;

5) в отрицании жертвы преступления и предмета преступного посягательства и тем самым в игнорировании вредных последствий и общественной опасности деяния;

6) в умалении и приукрашивании своей роли в совершенном преступлении;

7) в облагораживании истинных мотивов своих действий, в результате чего они представляются оправдывающими его и даже правомерными (защита справедливости и т.д.);

8) в рассмотрении себя в качестве жертвы ненормальных условий жизни, среды, которые толкнули на совершение преступления;

9) в гипертрофии собственных личностных качеств в утверждении своей исключительности, ставящей лицо, по его мнению, выше закона.

Сложность установления мотива преступления иногда приводит к утверждению о «безмотивности», «немотивированности» преступления, что принципиально неверно, так как всякое сознательное поведение побуждается осознанными или неосознанными мотивами. Поэтому попытки установить мотив преступления только со слов обвиняемого, без учета его основных психологических особенностей, анализа поведения могут привести к серьезным ошибкам.

Во-первых, следует подчеркнуть, что речь идет не о «безмотивных» преступлениях как таковых, а о представлении субъекта, будто его деяние не вызвано никакими мотивами. Во-вторых, необходимо иметь в виду, что здесь мы имеем дело с особым деянием – преступлением, выражающим специфическое отношение субъекта к социальным ценностям. В-третьих, нельзя не учитывать, что в конфликтных ситуациях, связанных с высоким напряжением личности (именно это, как правило, характеризует психологию преступного деяния), наиболее часто наблюдаются проявления «ложного» сознания и самосознания. Следовательно, когда мы говорим о «безмотивности» преступлений, имеется в виду определенная характеристика представлений субъекта о специфических деяниях и их побуждающих началах в особых условиях конфликта.

Факт «безмотивности» имеет философское и психологическое объяснение. С точки зрения философии, не существует вообще таких деяний, которые не побуждались бы внешними по отношению к личности и внутренними детерминантами. Однако личность не во всех случаях четко представляет те действительные факторы, которые определяют содержание и направленность ее действий.

Субъект может не осознавать своих подлинных мотивов в первую очередь в силу особенностей влияния на его поведение внешнего общественного детерминанта. Этот детерминант может опосредоваться в деяние, минуя самосознание индивида и даже вопреки ему. Дело в том, что общественный фактор влияет непосредственно на потребности, интересы, влечения личности, которые могут иметь и неосознанный характер. Даже будучи неосознанными, эти психологические феномены в состоянии определять не только отдельные действия и поступки личности, но и направленность ее деятельности. В таких случаях подлинная побудительная причина поведения скрыта от сознания индивида. Отсюда и возникает представление, будто поступок (действие, деятельность) совершен безмотивно.

С точки зрения психологии, особенности осознания мотивов зависят как от личностного фактора, так и от специфики той конкретной ситуации, в которой действует индивид. В личностном аспекте «безмотивность» выступает как один из важных компонентов духовного мира личности, совершающей деяния, направленные на разрушение и отрицание социальных ценностей. Более того, в личном плане «безмотивность» есть не что иное, как существенная черта циничного отношения субъекта к собственному циничному деянию. Характерным для цинизма является такое отрицание и разрушение ценностей, которое в поведении индивида мотивируется не идеей, утверждающей некую иную систему ценностей, а его частными интересами или представлением, будто его поступки вовсе не имеют мотивации, являются самоцелью. Эта позиция, с одной стороны, вызвана психологически оправданным стремлением к самореабилитации, с другой стороны, она является следствием особого эмоционального состояния, вызываемого конкретной ситуацией. Такая ситуация нередко требует быстрых, не столько рациональных, сколько эмоциональных решений, когда мотив действия может ускользать из-под контроля сознания.

.

Назад

Главная Новости Книги Статьи Реферати Форум
 
 
 
polkaknig@narod.ru © 2005-2006 Матеріали цього сайту можуть бути використані лише з посиланням на даний сайт.