Статья 97. Основания применения принудительных мер медицинского характера :: vuzlib.su

Статья 97. Основания применения принудительных мер медицинского характера :: vuzlib.su

58
0

ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ


Статья 97. Основания применения принудительных мер медицинского характера

.

Статья 97. Основания применения принудительных мер
медицинского характера

1. Принудительные меры медицинского характера могут быть
назначены судом лицам:

а) совершившим деяния, предусмотренные статьями Особенной
части настоящего Кодекса, в состоянии невменяемости;

б) у которых после совершения преступления наступило
психическое расстройство, делающее невозможным назначение или исполнение
наказания;

в) совершившим преступление и страдающим психическими
расстройствами, не исключающими вменяемости;

г) совершившим преступление и признанным нуждающимися в
лечении от алкоголизма или наркомании.

2. Лицам, указанным в части первой настоящей статьи,
принудительные меры медицинского характера назначаются только в случаях, когда
психические расстройства связаны с возможностью причинения этими лицами иного
существенного вреда либо с опасностью для себя или других лиц.

3. Порядок исполнения принудительных мер медицинского характера
определяется уголовно — исполнительным законодательством Российской Федерации и
иными федеральными законами.

4. В отношении лиц, указанных в части первой настоящей
статьи и не представляющих опасности по своему психическому состоянию, суд
может передать необходимые материалы органам здравоохранения для решения
вопроса о лечении этих лиц или направлении их в психоневрологические учреждения
социального обеспечения в порядке, предусмотренном законодательством Российской
Федерации о здравоохранении.

Комментарий к статье 97

1. В статье дан перечень лиц, к которым суд может применить
принудительные меры медицинского характера. Общими признаками, свойственными
всем этим лицам, являются наличие психического расстройства (в том числе в
форме алкоголизма или наркомании) и совершение деяния, предусмотренного
Особенной частью УК. Вместе с тем из ч. 1 статьи следует, что применение
принудительных мер медицинского характера в отношении этих лиц не является
обязательным, но они могут быть назначены.

2. Перечень открывают лица, признанные невменяемыми (п.
«а»). Статистика говорит о том, что среди направляемых на
принудительное лечение невменяемые составляют подавляющее большинство.
Применение к ним принудительных мер связано с тем, что неспособность понимать
фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо
руководить ими, с одной стороны, полностью исключает их уголовную
ответственность, а с другой — может привести к совершению повторного
общественно опасного деяния (ООД) <1>. В УК РСФСР в отношении этих лиц
употреблялось понятие «душевнобольной» (ст. 58), которое было
недостаточно четко определено и применялось обычно к психически больным
хроникам. Подобный подход в ряде случаев позволял оспаривать назначение
принудительного лечения лицам, совершившим деяние в состоянии временного
психического расстройства или ином болезненном состоянии. Новая редакция не
исключает правомерности применения принудительной меры медицинского характера в
отношении лиц, признанных невменяемыми в связи с совершением ООД в состоянии
любого из психических расстройств, предусмотренных ч. 1 ст. 21 настоящего
Кодекса.

    ———————————

<1> Здесь и далее: ООД — общественно опасное деяние.

3. В пункте «б» речь идет о гораздо меньшей по
количеству, но довольно разнородной категории лиц, освобождение от уголовного
наказания которых предусмотрено ст. 81 УК. Общим признаком является психическое
расстройство, наступившее после совершения ООД. При этом деяние квалифицируется
как преступление, а развившееся заболевание, каким бы тяжелым оно ни было,
может быть основанием для освобождения от наказания, но не от уголовной
ответственности (да и то только на время, пока у лица не восстановится
способность осознавать фактический характер и общественную опасность своих
действий (бездействия) и руководить ими). Лицам, заболевшим психическим
расстройством до вынесения судом приговора, невозможно назначить наказание; для
тех, у кого расстройство наступило после вынесения приговора, невозможно
исполнение (дальнейшее исполнение) уже назначенного наказания. Не менее
существенны различия для категорий лиц, у которых после совершения преступления
наступило временное и хроническое (необратимое) психическое расстройство. В
первом случае принудительное лечение назначается до выхода из болезненного
состояния, т.е. до восстановления способности осознавать фактический характер и
общественную опасность своих действий (бездействия) и руководить ими. О
выздоровлении (в указанном смысле) такого лица администрация лечебного учреждения,
в котором оно находится на принудительном лечении, извещает суд. На основании
заключения комиссии врачей — психиатров суд прекращает применение к нему
принудительной меры медицинского характера и возобновляет приостановленное
уголовное дело или принимает решение о продолжении исполнения неотбытой части
наказания, к которому лицо ранее было приговорено (см. комментарий к ст. 103).

Во втором случае, когда психическое расстройство,
препятствующее назначению или исполнению наказания, носит заведомо хронический
(необратимый) характер, суд в соответствии со ст. 410 УПК РСФСР с самого начала
принимает решение о прекращении уголовного дела или освобождении лица от
наказания. При этом после прекращения принудительного лечения не должен
ставиться вопрос о возобновлении производства по уголовному делу или исполнении
неотбытой части наказания (ч. 2 ст. 412 УПК).

Наконец, возможны и такие случаи, когда психическое
расстройство, первоначально расцененное как временное, приобретает хронический
характер и, наоборот, первоначально расцененное как хроническое — заканчивается
выздоровлением. В таких случаях суд должен исследовать вопрос о том, способно
ли данное лицо в настоящее время, когда рассматривается вопрос о прекращении
принудительного лечения, осознавать фактический характер и общественную
опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими. При восстановлении
этой способности принимается решение о возобновлении производства по делу или
продолжении отбывания наказания, при ее утрате — об освобождении от наказания
(от дальнейшего отбывания наказания).

4. Если в отношении лиц, признанных невменяемыми,
принудительное лечение осуществляется вплоть до выздоровления или исчезновения
обусловленной психическим расстройством возможности причинения существенного
вреда либо опасности для себя или других лиц, то в отношении лиц, заболевших
психическим расстройством после совершения преступления, наряду с
выздоровлением главным основанием для прекращения применения принудительных мер
является восстановление способности осознавать фактический характер и
общественную опасность своих действий (бездействия), а также руководить ими,
ибо именно эти качества необходимы для участия в производстве по делу, а также
для понимания смысла назначенного наказания. Опасность же этого лица, если она
не обусловлена психическим расстройством, может быть пресечена средствами
уголовно — правового порядка.

5. В пунктах «в» и «г» настоящей статьи
говорится о лицах, психическое расстройство которых, включая заболевание
алкоголизмом или наркоманией, не освобождает их от уголовной ответственности
или наказания, но является показанием для проведения лечебных мероприятий. В
отличие от лиц, подпадающих под предыдущие пункты настоящей статьи, к которым
может быть применена любая из предусмотренных УК принудительных мер
медицинского характера, в данном случае в соответствии с ч. 2 ст. 99 может быть
применена только одна из этих мер — амбулаторное принудительное наблюдение и
лечение у психиатра. Это связано с тем, что помещение в психиатрические
стационары различного типа, предусмотренное ч. 1 ст. 99, несовместимо с
отбыванием наказания (по крайней мере, с пребыванием в местах лишения свободы),
которому обычно подвергаются эти лица.

6. Наличие психического расстройства, не исключающего
вменяемости, заболевания алкоголизмом или наркоманией, и показания для лечения
устанавливаются судом на основании заключения в первом случае судебно —
психиатрической, а во втором — судебно — психиатрической или судебно —
наркологической экспертизы.

Обоснованность применения принудительных лечебных мер к
лицам, способным осознавать фактический характер и общественную опасность своих
действий (бездействия) и руководить ими, вызывает сомнение, так как
противоречит принципам добровольности лечения лиц, не страдающих тяжелыми
психическими расстройствами, провозглашенным в Законе РФ «О
психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» и в
Основах законодательства РФ об охране здоровья граждан, но существует
определенный опыт проведения принудительного лечения алкоголиков и наркоманов в
соответствии со ст. 62 УК РСФСР, вполне применимый и в контексте настоящего
Кодекса. Имеются и необходимые инструктивно — методические материалы <1>.

    ———————————

<1> Методические рекомендации МВД СССР и МЗ СССР
«О принудительном лечении в исправительно — трудовых учреждениях
осужденных, страдающих алкоголизмом». М., 1977; Методические рекомендации
Минздрава СССР «Судебно — психиатрическое обоснование рекомендаций к
применению ст. 62 УК РСФСР и соответствующих статей УК других союзных
республик». М., 1983; Методические рекомендации МВД СССР «Выявление
больных наркоманией в условиях следственного изолятора и исправительно —
трудовых учреждений. Медико — социальные критерии прекращения принудительного
лечения». Омск, 1984.

Что же касается лиц, страдающих иными психическими
расстройствами, не исключающими вменяемости, то в соответствии с ч. 1 ст. 18
УИК применение этой меры, как и в отношении больных алкоголизмом или
наркоманией, возложено на учреждения, исполняющие наказания в виде ограничения
свободы, ареста, лишения свободы. С этой целью предусмотрено, в частности,
создание в уголовно — исполнительной системе лечебных исправительных учреждений
(ст. 74 УИК). К сожалению, в УИК нет указаний на условия отбывания наказания и порядок
проведения принудительного лечения в этих учреждениях. В отношении осужденных к
иным видам наказания принудительная мера медицинского характера в соответствии
с ч. 1 ст. 104 УК исполняется в учреждениях органов здравоохранения,
оказывающих амбулаторную психиатрическую (наркологическую) помощь.

7. В ч. 2 комментируемой статьи сформулировано принципиально
важное положение, касающееся всех категорий лиц, к которым могут быть применены
принудительные меры медицинского характера, и всех видов этих мер. Из него
следует, что неправомерно применение принудительных мер медицинского характера
к лицам, которые хотя и совершили опасные деяния, но их последующее психическое
расстройство не связано с возможностью причинения иного существенного вреда
либо с опасностью для себя или других лиц. Это положение в значительной мере
направлено против укоренившейся практики применения принудительных мер
медицинского характера и даже выбора их вида в зависимости от тяжести
совершенного ООД при игнорировании актуального психического состояния лица и
его потенциальной общественной опасности (или отсутствия таковой). Применяя это
принципиальное положение, судебно — психиатрические экспертные комиссии,
врачебные комиссии, освидетельствующие осужденных, комиссии врачей — психиатров
больниц, осуществляющих принудительное лечение, т.е. все врачебные комиссии,
которым дано право рекомендовать судам применение принудительных мер
медицинского характера, и сами суды должны учитывать, что нельзя исходить из
оценки психического состояния лица только в данное время. Оно действительно
может не представлять существенной опасности во время освидетельствования в
результате временного улучшения состояния. Современная психиатрия располагает
опорными данными для достаточно объективной оценки характера течения болезни на
всем ее протяжении и прогнозирования возможных изменений состояния, чтобы, по
крайней мере в значительной части случаев, предвидеть вероятность повторных
ООД. Из чего и следует исходить, принимая решение о применении или неприменении
принудительных мер.

8. В п. 6 комментария к настоящей статье уже говорилось о
недостаточной регламентации в законодательстве порядка исполнения некоторых
принудительных мер медицинского характера. В Законе РФ «О психиатрической
помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» только одна ст. 13
посвящена этому вопросу. В ней установлено, что принудительное лечение,
во-первых, осуществляется в учреждениях органов здравоохранения, во-вторых,
находясь в психиатрическом стационаре, эти лица пользуются теми же правами, что
и другие пациенты, находящиеся там на общих основаниях, в-третьих, они
признаются нетрудоспособными на весь период пребывания в психиатрическом
стационаре и имеют право на пособие по государственному социальному страхованию
и пенсию на общих основаниях. Иными словами, все лица, находящиеся в
психиатрическом стационаре на принудительном лечении, должны получать листок
временной нетрудоспособности либо соответствующую (первую или вторую) группу
инвалидности.

Во Временной инструкции о порядке применения принудительных
и иных мер медицинского характера в отношении лиц с психическими
расстройствами, совершивших общественно опасные деяния <1>, достаточно
подробно освещены порядок приема в стационар, проведения принудительного
лечения, периодических освидетельствований для решения вопроса о возможном
прекращении или продолжении принудительного лечения, выписки из
психиатрического стационара, а также критерии выбора принудительной меры
медицинского характера. В этой части инструкция вполне применима и к положениям
УК. Однако в ней совершенно не освещена новая, введенная настоящим Кодексом,
принудительная мера — амбулаторное принудительное наблюдение и лечение у
психиатра.

    ———————————

<1> Утверждена Приказом МЗ СССР от 21 марта 1988 г. N 225, согласована с Верховным Судом СССР, Прокуратурой СССР, Минюстом СССР, МВД СССР.

Этот пробел должен быть восполнен, как об этом говорится в
ч. 3 комментируемой статьи, федеральным законодательством, а также изданием
новой инструкции.

9. В ч. 4 статьи говорится о том, что суд может передать
необходимые материалы на лиц, в отношении которых принимается решение о
неприменении принудительных мер медицинского характера, органам здравоохранения
для их лечения или направления в психоневрологические учреждения социального
обеспечения в соответствии с законодательством о здравоохранении. При этом
необходимо учитывать, что в соответствии с упоминавшимся Законом о
психиатрической помощи, если больной не представляет опасности для себя или
других лиц, органы здравоохранения могут применять к нему какие-либо
медицинские меры лишь преимущественно с его согласия (ст. 11, 28). Если же лицо
представляет опасность, то в соответствии с ч. 2 настоящей статьи к нему должны
быть применены принудительные меры медицинского характера. Направление в
интернат собеса также осуществляется в добровольном порядке за исключением тех
случаев, когда лицо признано в установленном законом порядке недееспособным
(ст. 41 Закона РФ «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при
ее оказании»).

.

Назад

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ