Статья 100. Амбулаторное принудительное наблюдение и лечение у психиатра :: vuzlib.su

Статья 100. Амбулаторное принудительное наблюдение и лечение у психиатра :: vuzlib.su

96
0

ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ


Статья 100. Амбулаторное принудительное наблюдение и лечение у психиатра

.

Статья 100. Амбулаторное принудительное наблюдение и лечение
у психиатра

Амбулаторное принудительное наблюдение и лечение у психиатра
может быть назначено при наличии оснований, предусмотренных статьей 97
настоящего Кодекса, если лицо по своему психическому состоянию не нуждается в
помещении в психиатрический стационар.

Комментарий к статье 100

1. В данной статье, так же как и в следующей (ст. 101), речь
идет о специфических критериях назначения отдельных мер медицинского характера.
Общее основание для всех принудительных мер приведено в ч. 2 ст. 97, где в
качестве такового выступает возможность причинения этими лицами существенного
вреда либо опасности их для себя или других лиц. Данный критерий применительно
к каждой конкретной мере должен иметь либо разную степень выраженности, либо
сопровождаться дополнительными признаками.

Вопрос об общественной опасности психически больных довольно
детально разрабатывался в судебно — психиатрической литературе. О потенциальной
опасности больного предлагается судить по двум параметрам: психическому
состоянию и характеру совершенного деяния, причем детально разбираются варианты
их различных соотношений. В УК РСФСР выбор меры медицинского характера ставился
в зависимость от этих двух параметров (ст. 59, 60).

2. К сожалению, в статьях настоящего Кодекса принципы
подхода к данной проблеме четко не сформулированы, но в них нет и положений,
противоречащих изложенному выше. Поскольку при практическом решении вопросов о
назначении принудительных мер медицинского характера нередко выявляется разное
их понимание экспертами — психиатрами, с одной стороны, и представителями
следственных органов и суда — с другой, важно, чтобы все они придерживались единых
принципов. Наряду с необходимостью учета двух названных параметров следует
указать еще на одно принципиальное положение, сформулированное в упоминавшейся
Временной инструкции о порядке применения принудительных и иных мер
медицинского характера. Речь идет о принципе необходимости и достаточности
принудительной меры для предотвращения новых опасных действий со стороны
больного, а также проведения показанных ему лечебно — реабилитационных
мероприятий. В соответствии с этим принципом принудительная мера медицинского
характера должна назначаться только в тех случаях, когда иным путем невозможно
достигнуть целей, сформулированных в ст. 98 настоящего Кодекса, а вид
принудительного лечения не должен быть более строгим, чем достаточно для
осуществления этих целей.

3. Наряду с потенциальной опасностью больного при выборе
конкретной принудительной меры следует учитывать также обусловленное
психическим расстройством поведение в лечебном учреждении. В связи с
трудностями содержания некоторых больных, связанными с систематическими
нарушениями режима, упорным отказом от лечения, приходится прибегать к
изменению меры медицинского характера и переводу их в больницы с интенсивным
(строгим) наблюдением, хотя их потенциальную опасность (возможное совершение
новых особо тяжких деяний) и нельзя оценить как высокую.

4. Амбулаторное принудительное наблюдение и лечение может
быть назначено лицам, которые по своему психическому состоянию и с учетом
характера совершенного деяния представляют наименьшую опасность для общества.
Введение в Закон данной меры не предусматривает увеличения числа лиц,
направляемых на принудительное лечение. Напротив, применение этой меры призвано
сузить круг пациентов, к которым применялось бы стационарное принудительное
лечение. Такая мера может быть применена к довольно ограниченному кругу лиц,
способных, в частности, относительно правильно оценивать свое психическое
состояние, соблюдать назначенный режим, имеющих достаточно упорядоченное и
организованное поведение, не требующих постоянного контроля со стороны
медицинских работников. Именно такое сочетание и позволяет сделать вывод о том,
что лица не нуждаются в помещении их в психиатрический стационар. Из числа лиц,
упомянутых в п. «а» и «б» ст. 97 УК, в клиническом
отношении этим требованиям преимущественно соответствуют:

лица, совершившие общественно опасное деяние в состоянии
временного болезненного расстройства психической деятельности, которое
закончилось ко времени производства по делу и не имеет отчетливой тенденции к
повторению (во всяком случае, при соблюдении назначенного режима и лечения).
Это могут быть, например, лица, систематически не употребляющие алкоголь, у
которых имело место патологическое опьянение или спровоцированное алкоголем
сумеречное расстройство сознания, перенесшие интоксикационный психоз, вызванный
случайным отравлением, симптоматический экзогенный психоз в результате острого
соматического заболевания, у женщин — острый психоз в послеродовом периоде и
т.п.;

лица, страдающие хроническими психическими расстройствами и
слабоумием, прошедшие принудительное лечение в стационаре с положительным
эффектом, однако нуждающиеся в течение некоторого времени во врачебном контроле
и поддерживающем лечении с целью недопущения рецидивов заболевания и внезапных
изменений поведения. До введения данной меры такие пациенты без достаточных
оснований задерживались на принудительном лечении в стационаре, что нередко
приводило к усугублению их социальной дезадаптации и способствовало ухудшению
состояния после выписки из больницы, вызванному резким изменением условий и
возрастанием психологической нагрузки. Необходимость проведения диспансерного
наблюдения и лечения названных больных именно в форме назначаемой судом
принудительной меры продиктована тем, что, во-первых, в соответствии с ч. 2 ст.
97 настоящего Кодекса речь идет о лицах, представляющих опасность для общества,
а во-вторых, принудительный характер амбулаторного лечения дает возможность при
изменении состояния изменить данную меру на стационарную в рамках того же
уголовного дела, в то время как направление под обычное (непринудительное)
диспансерное наблюдение после отмены принудительного лечения в стационаре такую
возможность исключает.

5. Принудительное амбулаторное наблюдение и лечение лиц с
психическими расстройствами, не исключающими вменяемости, а также нуждающихся в
лечении от алкоголизма и наркомании, хотя и регламентируются той же статьей,
что и для лиц, страдающих тяжелыми психическими расстройствами, исключающими
вменяемость либо препятствующими назначению или исполнению наказания, являются
принципиально иной принудительной мерой, поскольку, во-первых, она соединена с
наказанием, а во-вторых, применяется в отношении лиц, не лишенных способности к
адекватному отображению происходящего, пониманию смысла и значения применяемого
в отношении них наказания.

6. По поводу лиц с психическими расстройствами, не
исключающими вменяемости, следует сказать, что их число довольно велико. Значит
ли это, что в отношении их всех должны применяться принудительные меры
медицинского характера? Безусловно, нет; такие меры должны применяться лишь к
тем из них, кто в силу психического расстройства не мог «в полной мере
осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий
(бездействия) либо руководить ими» (см. комментарий к ст. 22). Следовательно,
в приговоре суда на основании заключения экспертов должно быть специально
указано, что данному лицу наряду с наказанием назначается амбулаторное
принудительное наблюдение и лечение у психиатра (см. комментарий к ст. 99).
Психические расстройства, которые в соответствии с настоящим Кодексом наиболее
часто требуют применения этой принудительной меры, относятся, главным образом,
к категории так называемых пограничных и включают психопатии, относительно
легкие формы олигофрении (умственной отсталости), органические поражения
головного мозга (травматические, сосудистые, инфекционные и т.п.),
невротические состояния и некоторые другие.

7. Аналогичным должен быть подход и к лицам, нуждающимся в
лечении от алкоголизма и наркомании. Факт заболевания алкоголизмом или
наркоманией и наличия показаний для соответствующего лечения должен быть
установлен с помощью судебно — психиатрической или судебно — наркологической
экспертизы.

.

Назад

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ