20. Общие требования и правила оформления заключения судебно-психологической экспертизы :: vuzlib.su

20. Общие требования и правила оформления заключения судебно-психологической экспертизы :: vuzlib.su

11
0

ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ


20. Общие требования и правила оформления
заключения судебно-психологической экспертизы

.

20. Общие требования и правила оформления заключения
судебно-психологической экспертизы

Заключение судебно-психологической экспертизы является
итоговым документом всей работы психолога и источником до­казательств. Согласно
ст. 69 УПК РСФСР доказательством явля­ется заключение эксперта, а экспертиза —
процессуальное дей­ствие по его получению. Акты и справки о результатах исследо­ваний,
которые не отвечают требованиям ст. ст. 78—82 УПК РСФСР, не могут, как бы они
ни именовались, служить основа­нием к отказу в проведении экспертизы. Кроме
того, заключе­ние эксперта не имеет заранее установленной силы, не обладает
преимуществами перед другими доказательствами и, как все иные доказательства, подлежит
оценке.

Таким образом, заключение эксперта — это мотивированный
ответ на поставленные вопросы, к которому он пришел на осно­вании своих
специальных знаний, в результате всестороннего, полного и объективного
исследования представленных материа­лов. Если в ходе исследования установлены
обстоятельства, по поводу которых вопрос перед экспертом не ставился, но они,
по мнению эксперта, имеют существенное значение для рассматри­ваемого дела, то
соответствующие данные также включаются в заключение.

Заключению экспертизы уделено значительное внимание в
процессуальном законодательстве, в частности в ст. ст. 80, 191, , 288 УПК РСФСР
и в ст. 77 ГПК РСФСР.

С.Н. Шишков [60, с. 8—9] отмечает, что в перечне доказа­тельств
по уголовным и гражданским делам упоминаются «заключение эксперта» (ч. 2 ст. 69
УПК) и «заключения эксперта» (ч. 2 ст. 49 ГПК). В судебной психиатрии документ,
со­ставляемый психиатрами-экспертами, именуют обычно «актом
судебно-психиатрической экспертизы», тогда как «заключением» — выводы, к
которым пришли эксперты в результате исследования. Заключением эксперта
называют иногда документ, составляемый по результатам единолично проведенной
СПЭ (например, при производстве СПЭ в судебном заседании, в кабинете
следователя). Подобный разнобой в названиях, хотя и укоренился прочно в
экспертной практике, не соответствует закону, и его следует признать
нежелательным. Если строго придерживаться требований процессуального
законодательства, то психиатры-эксперты, проведшие СПЭ, должны составлять
заключение эксперта-психиатра (при единоличной эксперти­зе) или заключение
экспертов-психиатров (при комиссион­ной экспертизе).

Отнесение экспертного заключения к категории доказа­тельств
по уголовным и гражданским делам обусловливает тре­бования, которые
предъявляются к этому документу процессу­альным законом (ст. 191 УПК и ст. 77
ГПК).

Судебно-психиатрическое экспертное исследование обладает
спецификой по сравнению с другими экспертизами. Согласно ведомственным
методическим указаниям по составлению акта (заключения) судебно-психиатрической
экспертизы данный до­кумент состоит из пяти частей: введение; сведения о
прошлой жизни (анамнез испытуемого); описание физического, невро­логического и
психического состояния; мотивировочная часть;

заключительная часть.

Приведенная пятизвенная структура обязательна для эксперт­ных
заключений, составляемых после производства амбулатор­ных и стационарных
судебно-психиатрических экспертиз в ме­дицинских учреждениях, а также для всех
первичных и повтор­ных СПЭ испытуемого, где бы они ни проводились. При неко­торых
видах экспертиз (например, дополнительных экспертиз, экспертиз в суде по делам,
где экспертиза данного лица прово­дилась на предварительном следствии)
допустимо отступление от подобной структуры заключения. Так, вызванный в суд
один из членов экспертной комиссии, проводившей ранее СПЭ, мо­жет в своем
заключении не повторять данных анамнеза, а лишь упомянуть, что они содержатся в
прежнем заключении (акте). Если вызванному в суд эксперту для ответа на
поставленные во­просы не потребовалось проводить новые исследования, то на­лицо
не экспертиза, а допрос эксперта в суде. При этом экс­пертное заключение не
составляется, а вопросы эксперту и его ответы заносятся в протокол судебного
заседания.

Перечисление в экспертном заключении вопросов, постав­ленных
на разрешение СПЭ, обязательно, поскольку экспертные выводы — это и есть ответы
на упомянутые вопросы. В слу­чаях, когда смысл поставленных экспертам вопросов
непонятен, они должны заявить ходатайство перед органом, назначившим
экспертизу, предложив ему более четко сформулировать экс­пертное задание.

Вместе с тем, если эксперт (эксперты), проведя исследова­ние,
установит обстоятельства, по поводу которых вопросы не ставились, то он вправе
указать на подобные обстоятельства в своем заключении (ст. 191 УПК и ст. 77
ГПК). Это право, полу­чившее наименование права экспертной инициативы,
реализуется при условии, что данные, самостоятельно устанавливаемые экс­пертом,
не выходят за пределы его специальных познаний и от­носятся к делу, по которому
проводится экспертиза.

В случаях, когда все вопросы, поставленные перед эксперта­ми,
выходят за пределы их специальных познаний либо пред­ставленных материалов
недостаточно для дачи заключения, экс­перты в письменной форме сообщают о
невозможности дать за­ключение (ч. 1 ст. 82 УПК и ч. 3 ст. 76 ГПК).

Письменное сообщение эксперта о невозможности дать заклю­чение
является процессуальным документом, который должен содержать вводную часть,
аналогичную вводной части заключе­ния эксперта. Исследовательская часть присутствует
в нем лишь при условии, что эксперты провели какие-то исследования, пока не
убедились, что представленных им материалов недостаточно для формулирования
окончательных выводов. В остальных слу­чаях эксперты приводят лишь подробные
обоснования невоз­можности дать заключение. Не соответствует требованиям про­цессуального
законодательства оформление сообщения о невоз­можности дать экспертное
заключение в виде обычного письма, извещения, разъяснения и т.п.

Письменное заключение — единственная процессуальная форма
для вывода эксперта. Протоколируемые ответы эксперта в ходе допроса (ст. 192
УПК РСФСР) разъясняют письменную часть заключения, но не заменяют его.

Заключение судебно-психологической экспертизы должно быть
написано понятным языком, специальные термины долж­ны быть разъяснены. Важные
моменты заключения — простота, убедительность, аргументированность и ясность.

Если ни на один из вопросов эксперт не мог ответить хотя бы
частично, то составляется сообщение (акт) о невозможности дать
заключение. Если эксперт частично ответил на поставленные вопросы, то
невозможность дать ответы в полном объеме указывается и мотивируется в
заключении (ст. 82 УПК).

Следует отметить, что эксперт дает заключение от своего
имени и несет за него личную ответственность и в случаях, ко­гда экспертиза
осуществляется сотрудником экспертного учреж­дения или иным должностным лицом,
которому она поручена, органом, ее назначившим, или руководителем учреждения на
основании постановления (определения) о назначении экспер­тизы. В заключении
унитарной или комплексной, единоличной или комиссионной судебно-психологической
экспертизы долж­ны быть выделены три части: вводная, исследовательская и за­ключительная.
Отсутствие любой из них лишает заключение до­казательственной силы (ст. ст. 191,
288 УПК).

В соответствии со ст. 191 УПК РСФСР и сложившейся экс­пертной
практикой во вводной части судебно-психологической экспертизы указываются время
начала и окончания экспертизы (число, месяц, год), место составления
заключения, сведения об эксперте (фамилия, образование, специальность, ученая
степень и звание, занимаемая должность). Тут же указывается правовое ос­нование
для проведения судебно-психологической экспертизы — название процессуального
документа, должностного лица или его вышестоящего органа, время и место
вынесения процессуального документа. Место проведения судебно-психологической
эксперти­зы может не совпадать с местом составления итогового документа.
Поэтому в заключении должны быть отмечены место и время проведения
экспериментально-психологического обследования, а также указаны лица,
присутствовавшие при его проведении (сле­дователь, обвиняемый, подозреваемый и
др.).

В распоряжение экспертов, как правило, предоставляются все
необходимые материалы дела, правонарушитель, обвиняе­мый, свидетель,
потерпевший, истец и др. В заключении должно быть указано, все ли материалы
представлены экспертам, по возможности в обобщенном виде должен быть дан их
перечень. Это имеет важнейшее значение, ибо если судебно-психологическая
экспертиза проводится в начале или в середине предва­рительного следствия или
судебного разбирательства, то пере­чень материалов может быть неполным.

В вводной части заключения указываются вопросы, постав­ленные
перед экспертизой. Они излагаются в том порядке и форме, как указано в
постановлении или определении о назна­чении экспертизы. На практике имеют место
случаи постановки вопросов с неправильным употреблением специальных психо­логических
терминов или использования понятий обыденной речи, которые могут иметь
различное толкование. Этого допускать нельзя. При неясности содержания вопроса
эксперт указы­вает в заключении, как он понимает тот или иной вопрос. Он вправе
также обратиться к следователю с просьбой внести уточ­нения. Случается, что
перед экспертами-психологами ставятся вопросы, относящиеся к сфере психиатрии,
этики, юриспруден­ции. В этом случае эксперт не вправе менять формулировки во­просов,
поставленных перед ним судом, следователем, судьей, другим должностным лицом.

Исследование психологических особенностей личности, си­туации,
специфики осуществления трудовых функций и др. должно проводиться в
соответствии с сущностью, а не только с формулировкой поставленного вопроса.

Экспертное заключение должно достаточно подробно отра­жать
ход проведенных исследований, выявленные при этом при­знаки и их интерпретацию
экспертом; какие объекты и каким исследованиям (посредством каких технических
средств и мето­дов) подвергнуты; какие признаки в ходе исследований выявле­ны и
как оценены; по каким вопросам и какие выводы сделаны. По мере необходимости в
заключении фиксируются обстоятель­ства, которые с точки зрения сведущего лица
способствовали преступлению (указываются в соответствии с заданием назна­чившего
экспертизу или в порядке инициативы эксперта). Ст. 191 УПК предполагает требование
описать примененные

экспертом средства и методы, охватывая это выражением «какие
исследования произвел».

Оценка заключения эксперта — необходимое условие его ис­пользования
для обоснования обвинительного акта, которым завершается предварительное следствие,
и приговора суда. В основу этих важнейших процессуальных документов могут быть
положены только такие экспертные заключения, состоятельность и достаточная
обоснованность которых не вызывают никаких сомнений.

Применяются два метода оценки заключений экспертов. Один из
них сводится к логическому анализу заключения, уяс­нению состоятельности
примененных экспертом средств и мето­дов исследования, характера выявленных
признаков и их роли в основании сделанных выводов. Другой метод состоит в
оценке заключения в юридическом, процессуальном отношении, а так в свете всех
других материалов дела. При пользовании первым методом критический анализ носит
как бы внутренний характер, а при пользовании вторым — внешний характер.
Внутренняя оценка ориентирует на уяснение правильности научных положений,
которыми руководствовался эксперт (например, по­ложение об индивидуальности
почерка). Внешняя оценка каса­ется использования экспертом современных
достижений науки и техники, научной состоятельности примененных им техниче­ских
средств и методов исследования, достаточности выявлен­ных признаков для
определенного вывода, определения соответ­ствия исследовательской части
заключения выводам.

При уяснении новой методики экспертного исследования
целесообразно по возможности установить: кем, когда она раз­работана и
рекомендована, как часто применяется, является ли общепризнанной, не ставится
ли кем-либо под сомнение. По­лезно обратить внимание на соблюдение экспертом
рекоменда­ции, согласно которой сначала должны применяться методы, не
изменяющие объект исследования или изменяющие его в мини­мальной степени
(например, с целью выявления уничтоженных рельефных знаков на металлическом
предмете перед химиче­ским травлением применяется метод магнитной суспензии, не
связанный с удалением поверхностного слоя металла).

Важно обратить внимание на то, облечены ли выводы экс­перта
в надлежащую логическую форму, являются ли они ясны­ми и определенными.

При оценке результатов идентификационной экспертизы
требуется уяснить, какое тождество устанавливается в выводе эксперта:
индивидуальное или групповое? Экспертиза оценива­ется и с точки зрения полноты
проведенного исследования, при этом проверяется, на все ли вопросы,
поставленные перед экс­пертом, даны ответы и полностью ли использованы представ­ленные
ему материалы.

Существенным элементом внутренней оценки является про­верка,
оформлено ли заключение эксперта в соответствии с за­коном и отвечает ли его
содержание требованиям ст. 191 УПК. Уяснению подлежит вопрос о том, не вышел ли
эксперт за пре­делы своей компетенции, не обосновал ли выводы материалами дела,
не относящимися к предмету экспертизы, не принял ли на себя решение правовых
вопросов, относящихся к компетенции следователя и суда.

Внешняя оценка предполагает проверку, соблюдены ли в процессе
назначения и проведения экспертизы права обвиняе­мого, установленные законом,
ознакомлен ли он с постановле­нием о назначении экспертизы, удовлетворены ли
его обосно­ванные ходатайства, возбужденные в связи с экспертизой, в ча­стности
о постановке дополнительных вопросов и назначении повторного или
дополнительного исследования, был ли он оз­накомлен с заключением и протоколом
допроса эксперта (если допрос производился), проверялись ли его объяснения и
заявле­ния, сделанные по ознакомлении с заключением.

Оценка заключения с внешней стороны включает проверку
наличия в деле достаточных данных о компетентности эксперта с точки зрения
решения поставленных перед ним вопросов (сведе­ния об образовании, стаже
экспертной работы). Рекомендуется уяснить, отвечает ли эксперт требованию
беспристрастности, не­заинтересованности в исходе дела, не участвует ли он в
данном деле в ином процессуальном качестве, несовместимом со статусом эксперта,
не состоит ли в родственных связях с обвиняемым, по­терпевшим, судьей, следователем,
обвинителем, защитником, гражданским истцом или ответчиком (их
представителями), не находится ли в служебной или иной зависимости от них.

Внешний анализ включает также проверку истинности выво­дов
эксперта путем их сопоставления с другими материалами де­ла. Несоответствие
экспертного заключения имеющимся в деле доказательствам ставит под сомнение его
правильность и является серьезным поводом для назначения повторной экспертизы.

В связи с оценкой заключения необходимо строго различать
понятия обоснованности и истинности выводов эксперта. В практике отмечены
случаи, когда достаточно обоснованный экспертом вывод оказывался неистинным по
вине лица, назна­чившего экспертизу. Причиной этого обычно являлось то, что
образцы одного подозреваемого ошибочно приписывались дру­гому. Во избежание
подобных недоразумений рекомендуется в каждом случае проверять, действительно
ли используемые экс­пертом сравнительные образцы происходят из источника, ука­занного
в постановлении о назначении экспертизы и удостоверительных надписях.

Заключительным этапом оценки экспертизы является опре­деление
роли установленного экспертом факта в доказывании виновности или невиновности
лица, привлекаемого к уголовной ответственности, в решении вопроса о
доказанности или недо­сказанности тех или иных обстоятельств дела.

В заключении судебно-психологической экспертизы могут
приводиться формулы, графики, профили, математические по­казатели частных
психологических особенностей и проявлений, а в отдельных случаях и
итоговые показатели, например про­филя личности по MMPI.

Обоснование выводов в заключении содержит ссылки на: ре­зультаты
исследований; выводы других экспертов, использован­ные в качестве исходных
данных; материалы дела в пределах специальных познаний эксперта; справочные
данные. Если экс­перт пользовался нормативными материалами, то следует ука­зать,
какими именно, в том числе сослаться на правила произ­водства экспертизы
отдельных видов.

В заключении экспертизы излагается психологическая харак­теристика
личности подэкспертного. Иногда перед экспертом ставится вопрос не об
особенностях личности в целом, а более конкретные вопросы — об особенностях
эмоционально-волевой сферы, интеллекта, о специфике познавательных процессов и
т.п. Необходимо отметить, что в любом случае особенности личности
подэкспертного должны быть определены и описаны в заключении.

Если эксперты не смогли получить необходимую информа­цию о
предмете исследования, то об этом, а также о причинах неполучения информации
должно быть указано в заключении.

Исходя из схемы экспертного исследования, принятой в су­дебной
экспертологии, в судебно-психологической экспертизе можно выделить
аналитический и синтетический разделы иссле­довательской части. Первый связан с
применением отдельных методов и фиксацией полученных с их помощью результатов,
второй — с синтезом этих данных и описанием психических процессов, состояний и
явлений интеллектуальной, эмоцио­нальной и волевой сфер личности.

В результативной (заключительной) части заключения судеб­но-психологической
экспертизы даются ответы на поставленные вопросы, являющиеся одновременно
выводами по экспертизе. Выводы формулируются в той последовательности, в
которой были поставлены вопросы. Ответы должны соответствовать смыслу
поставленных вопросов, формулироваться ясно и четко, быть утвердительными или
отрицательными, не допускающими двусмысленностей и различных толкований. В
случаях, когда дать точный ответ не представляется возможным или перед экс­пертами-психологами
ставится вопрос, не входящий в их компе­тенцию, об этом должно быть прямо
указано в заключении.

Известны случаи, когда перед судебно-психологической экс­пертизой
ставятся юридические вопросы о наличии или отсутст­вии в момент совершения
правонарушения сильного душевного волнения, вменяемости и дееспособности, о
мотивах самоубий­ства, причинах правонарушения и т.п. Еще раз считаем нужным
подчеркнуть, что эксперт-психолог не может давать юридиче­скую оценку явлениям
и событиям, однако он может дать им психологическую оценку, охарактеризовать
психологическое со­стояние подэкспертного, что послужит основанием для соответ­ствующего
юридического решения. Такой ответ эксперта пред­почтительнее, чем указание в
заключении экспертизы на то, что вопрос не входит в компетенцию экспертизы.

Заключение СПЭ может оцениваться и другими участниками
уголовного процесса, которые могут ходатайствовать о проведе­нии повторной
экспертизы. Все это говорит о том, что заключе­ние судебно-психологической
экспертизы должно создавать возможность для проверки полученных ею данных
следователем, судьей, другим полномочным органом, а также
специалистами-психологами при проведении повторной экспертизы.

Эксперт может быть допрошен следователем или судом. Сле­дователь,
суд, другой полномочный орган определяют обосно­ванность заключения и его
значение в системе доказательств. Необоснованное заключение может быть
отвергнуто. При этом назначается повторная экспертиза.

Кроме того, эксперт может по заданию органа, назначившего
экспертизу, или по своей инициативе изложить в заключении причины и условия,
способствовавшие совершению преступле­ния или правонарушения, выяснение которых
требует специ­альных познаний.

В соответствии с ст. 193 УПК РСФСР заключение эксперта либо
его сообщение о невозможности дать заключение предъяв­ляются обвиняемому.

Все справочные и сопоставительные таблицы, фотоиллюст­рации,
акты, составленные экспертом и прилагаемые к заклю­чению, рассматриваются как
составная часть заключения. При­общается также справка о расходах на
экспертизу.

.

Назад

ПОДЕЛИТЬСЯ
Предыдущая статьяБухобслуживание
Следующая статьяО. КОНТ :: vuzlib.su

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ