§ 7. Системность международного права :: vuzlib.su
Ищите Господа когда можно найти Его; призывайте Его, когда Он близко. (Библия, книга пророка Исаии 55:6) Узнать больше о Боге
Главная Новости Книги Статьи Реферати Форум
ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ

§ 7. Системность международного права

.

§ 7. Системность международного права

Согласно предложенному определению, международное право —  это совокупность и система норм, регулирующих международные отношения (государств и иных субъектов этих отношений).

То, что право — национальное и международное — представляет собой совокупность и систему соответствующих норм, в отечественной доктрине права никогда не вызывало сомнения. Так, рассматривая вопрос  об определении права (по -  существу, внутригосударственного), С.C. Алексеев отмечал: «В отечественной юридической литературе господствующими являются определения, которые, суммируя основные характеристики права, начинаются со слов «система норм...»; такие о определения, подчеркивающие нормативность права, продемонстрировали свою жизненность». *

  *   Алексеев С.С. Общая теория права. М„ 1981. Т. 1. С. 102.

 

 Подытоживая сказанное о нормах современного международного права, отметим, что в их числе выделяются нормы общего международного права и нормы локальные, конвенционные (договорные) и  обычноправовые,  общие (рассчитанные на многократное применение) и индивидуальные (рассчитанные на применение в конкретно  определенных случаях), нормы императивные и диспозитивные. Совокупность таких норм и составляет содержание международного    права.

Однако важным достижением общей теории права и теории международного права в последнее время стало понимание системности внутригосударственного и международного права, появившееся в результате развития общей теории систем.  В отечественной правовой  литературе ныне подчеркивается, что международное право это не только совокупность, но и система его норм.

В каком же смысле международное право понимается как система  международно-правовых норм ?  Очевидно, в том, который придается  общезначимому понятию «система».    

 Приведем толкование этого понятия, принадлежащее В.М. Садовскому: «Между элементами множества, образующего систему, устанав­ливаются определенные отношения и связи. Благодаря им набор эле­ментов превращается в целое, где каждый элемент оказывается в конеч­ном счете связанным со всеми элементами и его свойства не могут быть поняты без учета этой связи. В свою очередь, свойства системы оказы­ваются не просто суммой свойств отдельных элементов, ее составляю­щих, а определяются наличием и спецификой связи и отношений между элементами, т.е. конституируются как интегральные свойства системы как целого. Наличие связей и отношений между элементами системы и порождаемые ими интегративные, целостные свойства сис­темы обеспечивают относительно самостоятельное, обособленное су­ществование, функционирование (а в некоторых случаях и развитие) системы».  *

                *    Садовский В.М.  Основания общей теории  систем. М., 1974. С. 83 - 84.

 

Эта характеристика системы вполне применима для выявления системности международного права.

Международное право выступает как совокупность составляющих его элементов — международно-правовых норм. Между его нормами явно существуют определенные отношения и связи, вне которых от­дельные нормы не могут действовать и применяться.

Именно как единое целое международное право приобретает опре­деленные интегративные свойства регулятора международных обще­ственных отношений. Отдельно взятая норма вне связи со всеми дру­гими нормами такими свойствами, естественно, не обладает.

Целостные свойства международного права как системы норм дей­ствительно обеспечивают ему относительно самостоятельное, обособ­ленное существование и функционирование.

Остается, однако, выявить те конкретные отношения и связи между международно-правовыми нормами, которые объединяют их в целост­ную, относительно автономную правовую систему. К сожалению, во­прос о системообразующих отношениях и связях между нормами меж­дународного права в отечественной теории международного права практически не разработан. Поэтому далее излагаются некоторые со­ображения автора по данному поводу.

Представляется, что основными условиями системности междуна­родно-правовых норм являются:

а) наличие норм общего международного права, которые регулиру­ют взаимоотношения между всеми его субъектами и которым в своей основе должны соответствовать нормы локальные и индивидуальные;

б) наличие в числе норм общего международного права его основ­ных принципов, имеющих характер jus cogens, т.е. общеобязательного права; им должны соответствовать как остальные нормы общего меж­дународного права, так и локальные и индивидуальные;

в) наличие в международном (а также во внутригосударственном) праве непосредственно в нем закрепленных, чаще же подразумеваемых правил-постулатов, касающихся взаимоотношений и взаимосвязи между нормами: требования непротиворечивости международно-пра­вовых норм императивным нормам общего международного права, в частности основаным принципам международного права; правила об условиях действительности норм, т.е. об условиях вступления их в силу; о неретроспективности норм, за исключением специального со­глашения о придании им обратной силы; об изменении действующей нормы или ее отмене последующей нормой аналогичного содержания;  о преимущественной силе специальной нормы по отношению к норме общей, т.е. устанавливающей общее правило.

Проиллюстрируем изложенное в пункте «в» примерами из Вен­ской конвенции о праве международных договоров 1969 г.

Так, ст. 53 этой Конвенции устанавливает: «Договор является ни­чтожным, если в момент заключения он противоречит императивной норме общего международного права».

В соответствии со ст. 11 согласие государства на обязательность для него договора может быть выражено подписанием договора, обме­ном документами, образующими договор, ратификацией договора, его принятием, утверждением, присоединением к нему или любым другим способом, о котором условились.

Договор вступает в силу, согласно ст. 24, в порядке и в дату, пред­усмотренные в самом договоре или согласованные между участвовав­шими в переговорах государствами.

На основании ст. 4 Конвенция применяется только к договорам, заключенным государствами после ее вступления в силу в отношении этих государств.

Статья 28 гласит: «Если иное намерение не явствует из договора или не установлено иным образом, то положения договора не обяза­тельны для участника договора в отношении любого действия или факта, которые имели место до даты вступления договора в силу для указанного участника, или в отношении любой ситуации, которая пере­стала существовать до этой даты».

О преимущественной силе специальной нормы по отношению к общей свидетельствуют, в частности, положения Устава ООН, касаю­щиеся функций и полномочий Генеральной Ассамблеи. Так, в силу    ст. 10 Генеральная Ассамблея полномочна обсуждать любые вопросы или дела в пределах Устава или относящиеся к полномочиям и функ­циям любого из органов ООН и делать рекомендации, за исключе­ниями, предусмотренными ст. 12, т.е. нормой специальной, каса­ющейся вопросов, находящихся на рассмотрении Совета Безопас­ности.

Международно-правовые нормы благодаря указанным и иным свя­зям между ними составляют единое целое — международно-правовую систему, международное право и в результате могут толковаться и при­меняться лишь с учетом их взаимосвязи со всеми другими или, по крайней мере, с некоторыми другими его нормами.

.

Назад

Главная Новости Книги Статьи Реферати Форум
 
 
 
polkaknig@narod.ru © 2005-2006 Матеріали цього сайту можуть бути використані лише з посиланням на даний сайт.