§ 1. Иммунитет государства как принцип   международного права :: vuzlib.su
Ищите Господа когда можно найти Его; призывайте Его, когда Он близко. (Библия, книга пророка Исаии 55:6) Узнать больше о Боге
Главная Новости Книги Статьи Реферати Форум
ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ

§ 1. Иммунитет государства как принцип   международного права

.

§ 1. Иммунитет государства как принцип   международного права

Принцип иммунитета государства от иностранной юрисдикции, т.е.  от  юрисдикции любого другого государства, является общепризнан­ным принципом международного права: он настолько укоренился в международном праве, что безоговорочно признается всеми государст­вами, соблюдается в практике их взаимоотношений и утверждается в международно-правовой доктрине.

Термин «принцип», как и в других аналогичных случаях, означает юридическую норму общего характера, в концентрированном виде вы­ражающую существо соответствующих правоотношений.

Поскольку об иммунитете государства речь идет как о междуна­родно-правовом принципе, то он должен быть соответствующим обра­зом выражен, в частности потому, что является прежде всего обычно-правовой нормой.

   Однако этот принцип лежит ныне в основе ряда кодификационных  универсальных конвенций. В их числе Венская конвенция о дипломатических сношениях 1961 г., Венская конвенция о специальных миссиях 1969 г., Венская конвенция о представительстве государств в их   отношениях с международными организациями универсального ха­рактера 1975 г., Венская конвенция о консульских сношениях 1963 г. (подробнее см. гл. XV). Следовательно, принцип иммунитета государ­ства от иностранной юрисдикции может быть сформулирован также исходя из изложенных в этих конвенциях международно-правовых норм.

Представляется, что принцип иммунитета может быть сформули­рован следующим образом: «Каждое государство пользуется иммуни­тетом от юрисдикции другого государства».

Предстоит, однако, выяснить значение употребленных терминов «иммунитет» и «юрисдикция». «Иммунитет» означает в данном случае изъятие или освобождение от юрисдикции. Соответственно, определе­ние принципа иммунитета в иной редакции будет гласить: «Каждое государство не подчинено юрисдикции другого государства».

Термин «юрисдикция» употребляется в международном (а также в национальном) праве в различных его значениях. Однако в данном случае он употребляется в широком его значении как осуществление  государством совокупности его властных правомочий. Следовательно, принцип иммунитета означает: «Каждое государство не подчинено власти другого государства».

Однако государственная власть, будучи единой, проявляется как власть законодательная, исполнительная (административная) и судеб­ная, что и выражается в общем виде понятием «юрисдикция».

Таким образом, принцип иммунитета также означает, что каждое государство пользуется иммунитетом от законодательной, админи­стративной и судебной юрисдикции другого государства.

Принцип иммунитета как право каждого государства на изъятие из юрисдикции других государств и одновременно как международно-правовая обязанность не подчинять своей юрисдикции другие государ­ства является обычноправовой нормой общего международного права, т.е. нормой, установленной и признанной международным сообщест­вом государств. И в качестве таковой она не нуждается в специальном обосновании. Однако это обычно делается, что позволяет лучше уяс­нить как юридическую природу этого принципа, так и возможные пре­делы его действия. Ниже приводятся некоторые соответствующие по­ложения, более подробно изложенные нами ранее. *

*   См.: Ушаков Н.А. Юрисдикционные иммунитеты государств и их собственности М.,1993.

 

Иммунитет государства, гласит Словарь международного права, это «принцип международного права, вытекающий из начала государ­ственного суверенитета. Иммунитет государства состоит в том, что в силу равенства всех государств одно государство не может осущест­влять власть в отношении другого государства («равный не имеет влас­ти над равным»)» .*

* Словарь международного права. М., 1986. С. 100.

 

Л.А. Лунц утверждал, что иммунитета государства «вытекают из общепризнанного начала международного публичного права — из на­чала суверенитета государств».*

 

 *  Лунц Л.А. Курс международного частного права: Особенная часть М 1975 С. 75.

 

Я. Броунли подчеркивает, что «суверенный иммунитет» зиждется, в частности, на принципе, находящем свое выражение в правиле рав­ный над равным не имеет юрисдикции, отражающем статус равенства, присущий суверенам .*

*  См.: Броунли Я. Международное право. М., 1977. Ч. I. С. 425.

 

Советская международно-правовая наука, отмечал в одном из своих трудов Е.Т. Усенко, твердо придерживается воззрения на имму­нитет как на следствие суверенитета государств, их независимости и  равноправия. Глубокий смысл иммунитета, его существо заключается именно в неподчинении одного государства другому. *

*    См.: Усенко Е.Т. Иммунитет государства от иностранной юрисдикции. М., 1962. С. 11

 

Можно также утверждать, что международно-правовая доктрина в  целом рассматривает иммунитет государства как непосредственное следствие принципов уважения суверенитета и равноправия госу­дарств.

Соответствующее обоснование иммунитета государств давалось и национальными судебными инстанциями. Так, широкую известность получило решение Верховного суда США по делу The Schcouner Ex­change v. Macfeddom, вынесенное в 1812 г. главным судьей Маршал­лом. Оно, в частности, гласило:

   «Эта полная и абсолютная территориальная юрисдикция, прису­щая в равной мере каждому суверену и немогущая быть источником экстерриториальных прав, не рассматривает, по-видимому, иностран­ных суверенов и их суверенные права в качестве своих объектов. Вся­кий суверен, не будучи ни в каком отношении ответственным перед  другим сувереном и будучи связан обязательством высшего характера  не унижать достоинства своей нации, подчиняя себя и свои суверенные  права юрисдикции другого, может вступать в пределы иностранной ' территории лишь с прямо выраженного на то разрешения или же в  уверенности, что все связанные с его независимым положением иммунитеты, хотя бы прямо и не оговоренные, подразумеваются сохраняю­щимися за ним и будут ему предоставлены.

Это совершенное равенство и абсолютная независимость суверенов и этот общий интерес, побуждающий их к взаимным сношениям и взаимному обмену добрыми услугами, привели к возникновению целой категории ситуаций, в которых считается, что каждый суверен частично отказывается от осуществления этой полной исключитель­ной территориальной юрисдикции, присущей, как говорилось, каждо­му государству». *

*  Цит. по: Броунли Я. Указ. соч. С. 462-463.

 

 

Далее в решении суда перечислялись следующие примеры ситуа­ций: свобода персоны  суверена от ареста и задержания на иностранной территории, иммунитет иностранных дипломатических представите­лей и проход иностранных войск при наличии на то разрешения.

Высказанное более полутора веков тому назад суждение судьи Маршалла весьма близко современному пониманию юридической при­роды иммунитета государства от иностранной юрисдикции. Оно исхо­дит из того, что в основе юридической природы положений об иммунитете лежит принцип уважения суверенитета государств в междуна­родном общении.

Целесообразно, однако, рассмотреть вопрос о действии принципа иммунитета государства от иностранной юрисдикции во времени и в пространстве.

Иммунитет государства во времени действует с момента возникно­вения данного государства и вступления его в общение с другими го­сударствами и до тех пор, пока это государство существует.

С точки же зрения пространственной сферы принцип иммунитета действует в том пространстве, где действует юрисдикция предоставля­ющего иммунитет государства. Такой пространственной сферой дей­ствия юрисдикции государства является главным образом его терри­тория, т.е. область территориального верховенства государства и его независимости во внутренних делах. Иначе говоря, иммунитет дейст­вует прежде всего в сфере территориальной юрисдикции государства.

Однако юрисдикция государства действует не только в пределах его территории, т.е. в пределах его территориального верховенства. Она действует также на территории, не находящейся под суверенитетом какого-либо государства, а именно в морских пространствах за преде­лами территориальных вод, в Антарктике и в космическом простран­стве.

При этом налицо существенная разница между юрисдикцией в пре­делах государственной территории и юрисдикцией за ее пределами.

Первая — территориальная юрисдикция, полновластие государст­ва в пределах своей территории, — будучи правовой категорией, про­истекает не из права, а из присущего государству свойства, выражае­мого понятием «суверенитет». Международное право лишь исходит из этого свойства и утверждает его, возводя уважение суверенитета госу­дарства в норму межгосударственных взаимоотношений.

Вторая — юрисдикция вне государственной территории — сущест­вует лишь в силу разрешительной международно-правовой нормы, ес­тественно, исходящей из взаимных интересов государств и междуна­родного сообщества государств в целом.

Соответственно объем и пределы такой юрисдикции определяются нормами современного международного права. Специфичен и имму­нитет в этой пространственной сфере от иностранной юрисдикции.

Вытекая из основных принципов международного права — уваже­ния суверенитета и суверенного равенства государств, принцип имму­нитета государства от юрисдикции любого другого государства тем не менее не перестает быть самостоятельным принципом общего между­народного права и в этом качестве общепризнанной международноправовой нормой.  Иными словами, речь идет о взаимном обязательстве государств воздерживаться от осуществления своей власти в отношении любого другого государства в пределах своей территории, а также  пространствах вне государственной территории, на которые распро­страняется юрисдикция данного государства. Тем самым государства на взаимной и равноправной основе подчиняют себя действию этой нормы, так же как и международному праву в целом.  

Надо полагать, что ныне достаточно очевидно, что взятие на себя международно-правовых обязательств, в том числе об иммунитете ино­странного государства, является осуществлением государствами своего суверенитета, а не умалением или ограничением его, разумеется, при условии, что такие обязательства не противоречат основным принци­пам международного права, имеющим императивный характер.

 Будучи одним из принципов общего международного права, прин­цип иммунитета государства от иностранной юрисдикции не относится к числу основных принципов международного права и не носит импе­ративного характера. Международное сообщество государств не при­дало ему императивного характера, исходя, очевидно, из того, что то или иное отступление от условий его действия во взаимоотношениях двух или нескольких государств не затрагивает жизненно важных ин­тересов других государств и международного сообщества государств в целом.

 Принцип иммунитета в общей форме означает, как уже говорилось,  обязательство любого государства воздерживаться от осуществления   своей   юрисдикции, понимаемой как совокупность властных прерогатив или властной компетенции, в отношении любого другого государства. Этому обязательству соответствует право других государств на иммунитет.

Государство может в порядке исключения отказаться в одностороннем порядке от части своих прав, проистекающих из принципа иммунитета. Однако обязанное государство не может, естественно, в одностороннем порядке ввести какие-либо ограничения прав другого или  других государств. С его стороны возможно осуществление лишь тех   исключений из этих прав, которые установлены по общему международному праву или по специальному соглашению с управомоченным  государством. В таком соглашении речь может идти об отказе от иммунитета лишь в отношении конкретных ситуаций либо на взаимной  основе, либо в одностороннем порядке.   

В цитировавшейся выше работе Е.Т. Усенко автор также говорил,  что под иммунитетом в международном праве понимают неприменение к иностранному государству законов данного государства.

Представляется, что такая общая формула весьма наглядна и пло­дотворна, но требует пояснения и известного уточнения.

Так, достаточно очевидно, что термин «закон» употреблен здесь в смысле национального законодательства или внутреннего права дан­ного государства. А термин «неприменение» должен пониматься как неприменение своего законодательства данным государством в лице его органов власти, в частности и в особенности судебными и админи­стративными его органами.

Соответственно различают судебный иммунитет как неподсуд­ность иностранного государства органам правосудия данного государ­ства и иммунитет от административной юрисдикции как непримене­ние административными органами мер по решению органов правосу­дия. В общем виде такое толкование означает воздержание государств от принудительного применения своего национального права.

В то же время общая формула о неприменении к иностранному государству законов данного государства не должна толковаться в смысле полного изъятия иностранного государства из действия наци­онального права данного государства, или иначе, в смысле неподчине­ния государства национальному праву другого государства.

Иммунитет государства вовсе не означает, что, действуя в сфере юрисдикции другого государства, оно не должно сообразовывать свои действия с предписаниями национального права этого другого государ­ства. Это ясно следует  из  соответствующих кодификационных конвен­ций. Так, ст. 41 Венской конвенции о дипломатических сношениях, в частности, устанавливает: «Без ущерба для их привилегий и иммунитетов все лица, пользующиеся такими привилегиями и иммунитетами, обязаны уважать законы и постановления государства пребывания. Они также обязаны не вмешиваться во внутренние дела этого государ­ства».

Иммунитет от иностранной юрисдикции вовсе не означает, что го­сударство, пользующееся иммунитетом в сфере юрисдикции другого государства, может не считаться с правопорядком этого другого госу­дарства. Наоборот, оно обязано его соблюдать. В частности, оно может совершать только такие действия в сфере правопорядка другого госу­дарства, которые допускаются последним. Все это служит цели уваже­ния суверенитета государства, предоставляющего иммунитет, а соблю­дение иммунитета иностранного государства -  делу уважения суве­ренности этого государства.

Споры же по поводу несоблюдения национального права иностран­ным государством и о причинении такими действиями убытков подле­жат разрешению не с помощью судебной или иной внутригосударственной процедуры, а в рамках каналов, используемых во взаимоотно­шениях государств и именуемых обычно дипломатическими.

Следует также помнить, что формула об определении иммунитета как неприменения к иностранному государству законодательства дан­ного государства явно не имеет в виду ту часть национального законо­дательства, которая содержит положения об иммунитете иностранного государства от национальной юрисдикции, ибо эта часть национально­го законодательства подлежит как раз применению.

Национальное законодательство об иммунитете иностранного го­сударства должно соответствовать установленным международно-пра­вовым предписаниям, содержать лишь такие правила об изъятиях из иммунитета, которые вытекают из норм общего международного права или в соответствующих случаях из действующих международных со­глашений. В случае же противоречия законодательства государства международно-правовым требованиям иностранное государство впра­ве не подчиниться такому законодательству, заявить протест и потре­бовать его отмены или изменения.

Таковы основные соображения о происхождении и сущности прин­ципа иммунитета государства от иностранной юрисдикции как диспозитивного принципа общего международного права.

.

Назад

Главная Новости Книги Статьи Реферати Форум
 
 
 
polkaknig@narod.ru © 2005-2006 Матеріали цього сайту можуть бути використані лише з посиланням на даний сайт.