§ 2. Виды международных обязательств государств :: vuzlib.su

§ 2. Виды международных обязательств государств :: vuzlib.su

45
0

ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ


§ 2. Виды международных обязательств государств

.

§ 2. Виды международных обязательств государств

Поскольку международная ответственность государства
возникает в случае нарушения им международного обязательства, для определе­ния
условий и момента такого нарушения существенное значение при­обретает вопрос о
видах (характере) международных обязательств го­сударств (об источниках таких
обязательств см. гл. I). *

* Подробно этому вопросу посвящена гл. 5 нашего труда
«Проблемы теории международного права» (М., 1988). Других публикаций по этому
вопросу в отечествен­ной или мировой международно-правовой доктрине, видимо,
нет. Во всяком случае автору они неизвестны.

Очевидно, что международные обязательства государств возника­ют
главным образом из международно-правовых норм, именуемых в теории права
регулятивными, в отличие от норм правоохранительных, касающихся регламентации
мер юридической ответственности, в дан­ном случае ответственности государств.
Регулятивные нормы в указан­ном смысле являются первичными, а охранительные —
вторичными.

Поэтому виды международных обязательств для целей междуна­родной
ответственности государств рассматриваются, естественно, применительно лишь к
регулятивным, «первичным» международно-правовым нормам. При этом различные виды
международных обяза­тельств государств следует выделять лишь постольку,
поскольку они предопределяют различный, соответствующий каждому такому виду,
характер поведения государств.

Регулятивные международно-правовые нормы, о которых идет
речь как об одном из источников международных обязательств госу­дарств,
существуют как универсальные (составляющие общее между­народное право) и
локальные (многосторонние и двусторонние). Соответственно можно различать
универсальные (общие) и локальные международные обязательства.

Однако их анализ показывает, что между ними нет в принципе
сколько-нибудь существенных различий и видовое их подразделение по этому
признаку не имеет смысла, за исключением случая, когда речь идет об
универсальных международных обязательствах не только в отношении других
государств, но и в отношении международного со­общества государств в целом,
тяжкое нарушение которых квалифици­руется ныне как международное преступление
государства (см. § 3).

Для видового подразделения международных обязательств госу­дарств
не имеет также значения тот факт, что данная норма общего международного права
является диспозитивной или императивной.

В итоге регулятивные нормы международного права в целом в их
совокупности возлагают на государства определенные международные обязательства,
т.е. устанавливают необходимость определенного их по­ведения в международных
отношениях.

Но такое поведение может заключаться либо в действии, либо в
бездействии или в воздержании государства от действия. Следователь­но,
существуют международные обязательства двух видов: междуна­родные обязательства
действия и международные обязательства воз­держания от действия.

Международные обязательства действия требуют от государства
совершать определенные активные позитивные действия. Так, в соот­ветствии с
принципом мирного разрешения международных споров государства обязаны
стремиться к скорейшему и справедливому раз­решению своих международных споров
путем переговоров, обследова­ния, посредничества, примирения, арбитража,
судебного разбиратель­ства, обращения к региональным органам или соглашениям
или иными мирными средствами по своему выбору.

Таким образом, международное обязательство действия — это ак­тивное
международное обязательство. В свою очередь, международные обязательства
воздержания от действия (бездействия) — это пассив­ные международные
обязательства, поскольку речь идет о несовершении определенного характера
действий. Так, каждое государство в своих международных отношениях обязано
воздерживаться от угрозы силой или ее применения как против территориальной
неприкосновен­ности или политической независимости любого государства, так и
каким-либо другим образом, несовместимым с целями ООН. В этой норме-принципе
указано, какие именно действия запрещены. В других случаях обязательство
бездействия лишь в общем виде указывает на  характер запрещенных негативных
действий. Так, государство не имеет   права вмешиваться прямо или косвенно во
внутренние и внешние дела других государств.

Такое видовое разделение международных обязательств госу­дарств
— обязательств действия или воздержания от действия — имеет весьма существенное
значение для установления условий их соблюде­ния или нарушения, а также для
установления момента их нарушения, т.е. для квалификации поведения государства
в качестве правомерного или противоправного.

В общем виде, следовательно, можно различать международные
обязательства, которые требуют от государства конкретно определен­ного
поведения (действий или бездействия), и международные обяза­тельства, которые
требуют от государства лишь обеспечения определенного положения или результата
с помощью любого свободно из­бранного или доступного средства.

Международные обязательства первого вида обычно именуют
«обязательствами поведения» или «обязательствами средства», второ­го вида —
«обязательствами результата».

Вместе с тем следует иметь в виду, что отличие
«обязательства поведения» от «обязательства результата» не в том, что первое не
преследует определенной цели или результата, а в том, что цель или результат
«обязательства поведения» должны быть достигнуты кон­кретным специально
обозначенным в международном обязательстве поведением (родом поведения),
средством или действием, например, путем издания соответствующего
внутригосударственного законода­тельного акта. Обязательство же результата
такого обозначения не содержит.

Необходимо, конечно, учитывать, что применительно к той или
иной международно-правовой норме или блоку норм преследуемая со­циальная цель
может достигаться как обязательством поведения, так и обязательством
результата. Но свобода усмотрения государства, в этих случаях существенно
различна.

Более конкретно обязательства поведения или средства
касаются главным образом пассивных международных обязательств воздержа­ния от
действия, о которых говорилось выше. Поведение, средство или способ соблюдения
такого международного обязательства в этом слу­чае всегда конкретно определены,
хотя степень такой конкретизации различна.

Так, обязательства государств, например по Протоколу о
запреще­нии применения на войне удушливых, ядовитых или других подобных газов и
бактериологических средств 1925 г., имеют четкий и опреде­ленный характер.

Установлены весьма конкретные международные обязательства
воздержания от действий, подлежащие осуществлению во внутригосу­дарственной
сфере. Таковы, в частности, многие обязательства, касаю­щиеся дипломатических
сношений.

Менее конкретизированы такие, к примеру, международные обяза­тельства
воздержания от действий, как обязательства не прибегать в  международных
отношениях к угрозе силой или к ее применению или  о невмешательстве в дела, по
существу входящие во внутреннюю компетенцию любого государства.

    К обязательствам поведения или средства относятся также
те ак­тивные международные обязательства государств, которые предусматривают
конкретно-определенные позитивные действия, призванные  обеспечить достижение
данной, предусмотренной международным обязательством социальной цели.

Так, когда в международном договоре установлено, что его
участ­ники при определенных условиях будут разрешать свои споры о толковании и
применении его положений с помощью обращения к меж­дународному арбитражу по
требованию любой стороны в споре, то такое обязательство является, разумеется,
обязательством поведения или средства.

Иное положение характерно для международных обязательств ре­зультата,
которые предусматривают обеспечение определенного ре­зультата свободно
избранным государством средством.

Из самого существа обязательства результата следует, что к
таким обязательствам относится часть активных международных обяза­тельств
действия, когда выбор таких действий, мер и средств принад­лежит самому
обязанному государству.

Естественно, что установление обязательств результата
предопре­деляется условиями их целесообразности. Так, в принципе можно счи­тать,
что международные обязательства результата более целесообраз­ны там, где речь
идет о позитивных действиях государства в сфере его внутреннего порядка. Это,
однако, не означает, что обязательства ре­зультата нецелесообразны в
межгосударственных взаимоотношениях, хотя достаточно очевидно, что здесь
преобладают обязательства пове­дения или средства.

Так, обязательством результата является общая норма-принцип,
требующая разрешать межгосударственные споры исключительно мирными средствами,
свободно согласованными сторонами в споре. Венская конвенция о дипломатических
сношениях 1961 г., например, обязывает ее участников «принимать все надлежащие
меры» для пре­дупреждения посягательств на свободу и достоинство
дипломатического агента. Избрание таких мер подлежащим государством зависит,
очевидно, от внутригосударственной ситуации в данный конкретный момент.

Используя установленную свободу позитивных действий для до­стижения
требуемого результата, государство может избранным сред­ством не достичь его, и
возникшая ситуация имеет окончательный ха­рактер, поскольку ее нельзя изменить.
В этом случае налицо неиспол­нение государством своего международного
обязательства.

Однако специфика многих обязательств результата состоит в
воз­можности обеспечить требуемый результат другим, последующим средством или
действием, поскольку требуемый результат не стал окончательно недостижимым.
Если в конечном счете требуемый ре­зультат достигнут, государство исполнило
свое международное обяза­тельство.

Возможность обеспечить последующим поведением требуемый ре­зультат
должна следовать из контекста международного обязательства государства, его
существа или из совокупности положений договора, его установившего. Так,
согласно Декларации о принципах междуна­родного права 1970 г. стороны в споре, не достигшие его разрешения избранным ими средством, обязаны стремиться
урегулировать его дру­гими согласованными ими мирными средствами.

Очень важно учитывать международные обязательства
результата, допускающие возможность достижения требуемого результата после­дующими
действиями, когда речь идет об обязательствах, подлежащих осуществлению во
внутреннем порядке государства и касающихся об­ращения с соответствующими
физическими и юридическими лицами, о которых говорилось ранее.

Частным случаем международного обязательства результата явля­ется
обязательство государства предотвратить свободно избранным им средством
наступление определенного события, которое касается дея­тельности частных лиц
или явлений природы в условиях, когда госу­дарство могло бы его предотвратить,
но не предотвратило, не предпри­няв мер, возможных в данных обстоятельствах.
Речь, в частности, может идти об обязательствах предупреждения вреда территории
со­седнего государства и ее населению, если такое обязательство прямо
установлено. К примеру, в международно-правовой доктрине в этой связи часто
приводится дело Trail Smelta между США и Канадой, рас­сматривавшееся
международным арбитражем на основе конвенции между этими государствами от 25
апреля 1935 г.

В правовом плане государство не обязано осуществлять
законода­тельные меры для достижения требуемого результата, сколь бы ни были
они в данном случае целесообразными и предпочтительными.  Более того, наличие в
национальном праве норм, по своей сути противоречащих требованиям его
международного обязательства, еще не означает нарушения последнего, если такие
нормы в силу тех или иных   обстоятельств фактически не действуют. Лишь
практическое применение таких норм создает ситуацию несоблюдения государством
его международного обязательства.

Если же речь идет об обязательстве поведения или средства,
со­ответствующие законодательные меры должны предприниматься, когда они
обусловлены таким обязательством, вне зависимости от отсутствия
внутригосударственной ситуации, ему противоречащей.  Иначе государство не
выполнит своего международного обязательства.

     В итоге рассмотрения различных видов международных
обязательств государств следует констатировать исключительную важность их
различения как в плане юридическом, так и в плане практической  деятельности
государств по исполнению своих международных обязательств.

     Вышеизложенное объясняет также, почему понятие
международных обязательств поведения и результата сформулированы Комиссией
международного права для тех целей статей ее Проекта об ответствен­ности
государств, которые касаются происхождения или оснований такой ответственности.

.

Назад

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ