§ 1. Понятие и пространственное действие :: vuzlib.su

§ 1. Понятие и пространственное действие :: vuzlib.su

32
0

ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ


§ 1. Понятие и пространственное действие

.

§ 1. Понятие и пространственное действие

Современное международное морское право — отрасль общего
международного права, регулирующая исследование и использование пространств
Мирового океана и его ресурсов в мирных целях, а также полеты летательных
аппаратов в воздушном пространстве над Миро­вым океаном.

Соответственно субъектами международного морского права явля­ются
государства и их объединения — международные организации и органы, наделенные
международным сообществом государств опреде­ленными правомочиями (правами и обязанностями)
в сфере действия морского права.

Поскольку пространственной сферой действия современного мор­ского
права являются не только воды Мирового океана, его дно и недра, но и воздушное
пространство над ним до границы с космосом, то спра­ведливо считать современное
морское право комплексной отраслью, включающей в себя определенные положения
международного воз­душного права.

Основные источники морского права — те же, что и международ­ного
права вообще: международный обычай и международный договор.

Долгое время международное морское право регулировалось ис­ключительно
международными обычаями, складывавшимися на про­тяжении веков. Однако
невиданная интенсификация морской деятель­ности государств в условиях
непрестанно развивающейся научно-тех­нической революции потребовала кодификации
и прогрессивного раз­вития международного морского права с учетом объективных
потреб­ностей в такой кодификации.

С этой целью в 1958 г. в Женеве состоялась первая Конференция ООН по морскому праву, в основу работы которой были положены проекты
универсальных конвенций, разработанные в 1949—1957 гг. Комиссией международного
права ООН. В конференции участвовали 86 государств, т.е. подавляющее их число в
тот момент.

Конференция разработала и приняла четыре Женевские конвен­ции
по морскому праву 1958 г., а именно: Конвенцию об открытом море; Конвенцию о
территориальном море и прилежащей зоне; Кон­венцию о континентальном шельфе и
Конвенцию о рыболовстве и ох­ране живых ресурсов моря.

Конвенции получили широкое признание государств, ставших их
участниками, положили начало кодификации и прогрессивному раз­витию
современного морского права.

Однако первая Женевская конференция не смогла достичь сколь­ко-нибудь
заметного единодушия по весьма важному вопросу — о пре­дельной ширине территориального
моря (иное наименование — терри­ториальные воды). Одни государства выступали за
трехмильный, дру­гие — за шестимильный, третьи — за двенадцатимильный лимит.
Иначе говоря, речь шла о переделе территории государств, имеющих морское
побережье.

Специально для обсуждения этого вопроса в 1960 г. в Женеве была созвана вторая Конференция ООН по морскому праву. Но и она окон­чилась
безрезультатно. В итоге некоторые государства, особенно воз­никшие в результате
деколонизации новые независимые государства, стали расширять свои
территориальные воды вплоть до 200 морских миль или же устанавливать прибрежные
экономические и рыболовные зоны, подчиненные их исключительной юрисдикции,
шириной до 200—300 миль. Возникла сложная и опасная ситуация в деле исследо­вания
и использования Мирового океана на равноправной основе всеми государствами с
должным учетом их географического положения и интересов применительно к
Мировому океану.

С целью решения этой острой и глобальной проблемы по решению
Генеральной Ассамблеи ООН в 1973 г. была созвана III Конференция ООН по
морскому праву.

Конференция состоялась в 1973—1982 гг., было проведено 11 ее
сессий. Специальная сессия для подписания Конвенции состоялась в декабре 1982 г. на Ямайке.

В конечном счете конференция завершилась выдающимся успе­хом:
был разработан и принят текст Конвенции Организации Объеди­ненных Наций по
морскому праву, регулирующей все основные виды деятельности государств по
исследованию и использованию про­странств и ресурсов Мирового океана.

Этого удалось достичь, в частности, благодаря методу работы
кон­ференции: принятию ее текста на основе консенсуса, т.е. отсутствия
возражения против устанавливаемого юридического правила со сторо­ны какого-либо
государства — участника конференции, и «пакетного подхода» — принятия решений
применительно к различным группам устанавливаемых норм с учетом неразрывной
связи между ними. Го­сударства-участники проявляли готовность поступиться
некоторыми своими интересами применительно к какой-то группе норм при усло­вии,
что их существенные права и интересы будут в должной мере отражены в другой
группе норм.

В преамбуле Конвенции подчеркивается «тесная взаимосвязь про­блем
морского пространства и необходимость рассматривать их как единое целое».
Весьма существенное значение приобретает, естествен­но, и вопрос о всеобщем
участии в ней государств, по крайней мере ведущих морских держав.

Конвенция ООН по морскому праву вступила в силу 16 ноября 1994 г. после того, как ее ратифицировали и стали ее участниками 60 государств. Как гласит ее преамбула,
целью Конвенции является установление «правового режима для морей и океанов,
который спо­собствовал бы международным сообщениям и содействовал бы исполь­зованию
морей и океанов в мирных целях, справедливому и эффектив­ному использованию их
ресурсов, сохранению их живых ресурсов, изу­чению, защите и сохранению морской
среды».

Конвенция ООН по морскому праву 1982 г. и Женевские конвен­ции по морскому праву 1958 г. являются бессрочными международно-правовыми
актами и сохраняют свою юридическую силу для их госу­дарств-участников. В то же
время, согласно ст. 311 Конвенции ООН по морскому праву, она имеет
преимущественную силу в отношениях между государствами-участниками перед
Женевскими конвенциями по морскому праву 1958 г., т.е. в том случае, когда два государства являются одновременно участниками Конвенции 1982 г. и той или иной конвенции 1958 г. Это, разумеется, не касается тех пространств Мирового
океана, юридический статус и режим которых не был опре­делен в конвенциях 1958 г.

Итак, основным источником современного международного мор­ского
права является всеобъемлющая Конвенция ООН по морскому праву, устанавливающая
правовой статус и юридический режим обо­значенных в ней пространств Мирового
океана, а также регулирующая полеты летательных аппаратов в воздушном
пространстве над ним, т.е. в воздушном пространстве до границы его с
космическим пространст­вом.

Будучи отраслью общего международного права, современное мор­ское
право может применяться только во взаимосвязи с другими его нормами или по
крайней мере в зависимости от случая, с некоторыми из них. Безусловно, оно
должно исходить и сообразовываться с основ­ными принципами современного
международного права. Очевидно также, что к числу его положений относятся и
нормы договоров о со­кращении вооружений или разоружении, например
соответствующие положения Договора о запрещении испытаний ядерного оружия в ат­мосфере,
в космическом пространстве и под водой 1963 г., Договор о запрещении размещения на дне морей и океанов и в его недрах ядерного  оружия и других видов оружия
массового поражения 1971 г. и другие соответствующие договоры. Применительно к
полетам летате­льных аппаратов в воздушном пространстве над Мировым океаном
международное морское право тесно взаимодействует с международным  воздушным
правом и т.д.

Тем не менее основным источником современного морского права
является Конвенция ООН по морскому праву. Это весьма обширный
международно-правовой акт, включающий собственно Конвенцию (320 статей) и
девять приложений к ней, составляющих неотъемлемую  часть согласно ст. 318
Конвенции.

Конвенция помимо преамбулы включает 17 тесно взаимосвязан­ных
между собой частей, а именно: Часть I — Введение; часть II — Тер­риториальное
море и прилежащая зона; часть III — Проливы, исполь­зуемые для международного
судоходства; Часть IV — Государства-ар­хипелаги; Часть V — Исключительная
экономическая зона; Часть VI — Континентальный шельф; Часть VII — Открытое
море; Часть VIII — Режим островов; Часть IX — Замкнутые или полузамкнутые
моря;  Часть Х — Право государств, не имеющих выхода к морю, на доступ к  морю
и от него и на свободу транзита; Часть XI — Район; Часть XII — Защита и
сохранение морской среды; Часть XIII — Морские научные исследования; Часть XIV
— Разработка и передача морской технологии; Часть XV — Урегулирование споров;
Часть XVI — Общие положения и Часть XVII — Заключительные положения.

   Приложения озаглавлены: Далеко мигрирующие виды; Комиссия
пo границам континентального шельфа; Основные условия поиска,  разведки и
разработки ресурсов Района; Устав предприятия; Согласительная процедура; Статут
Международного трибунала по морскому праву; Арбитраж; Специальный арбитраж;
Участие международных организаций.

Одно лишь перечисление частей Конвенции и ее приложений на­глядно
свидетельствует о том, насколько продвинулось международ­но-правовое
регулирование исследования и использование пространств Мирового океана по
сравнению с Женевскими конвенциями 1958  г. Последние имели в виду лишь четыре
вида морских пространств — территориальное море, прилежащую к нему зону,
открытое  море и континентальный шельф. Ныне же речь идет также о таких, в
частности, морских пространствах, как исключительная экономическая зона,
международный район морского дна, воды государств-архипелагов, проливы,
используемые для международного судоходства, ; замкнутые или полузамкнутые
моря.

Конвенция ООН прежде всего и главным образом устанавливает
правовой статус и юридический режим тех морских странств Мирового   океана, о
которых в ней идет речь. Это тесно между собой связанные, но различные
юридические понятия. Последнее очевидно, когда речь идет, например, об
исключительной экономической зоне или о между­народном районе морского дня
(Районе), поскольку соответствующих географических понятий не существует. Но
это не столь очевидно при­менительно, например, к континентальному шельфу как
району мор­ского дна, имеющему такой юридический статус, пределы которого не
совпадают с пределами континентального шельфа в географическом смысле.

Итак, Конвенция определяет юридический статус обозначенных в
ней морских пространств (территориальное море, прилежащая зона, открытое море,
континентальный шельф и т.д.) и их пределы (границы) в целях установления их
юридического режима, т.е. совокупности прав и обязательств участников Конвенции
применительно к пространству, имеющему данный статус.

В ч. I Конвенции, озаглавленной «Введение», определяются
неко­торые базовые термины-понятия Конвенции, в том числе касающиеся возможных
ее участников. Это прежде всего «государство-участник» — государство, которое
согласилось на обязательность для него Конвен­ции и для которого она находится
в силе (подп. 1 п. 2 ст. 1). Второй же подпункт этой статьи гласит, что
Конвенция применяется к перечис­ленным в п. 1 «b»—«f» ст. 305 Конвенции
субъектам права, которые становятся участниками Конвенции в соответствии с
условиями, ха­рактерными для каждого из них.

Это главным образом «самоуправляющиеся ассоциированные го­сударства»,
обладающие компетенцией по вопросам, регулируемым Конвенцией, в том числе
компетенцией заключать соответствующие договоры.

Что-либо конкретное о таких ассоциированных государствах ска­зать
сегодня невозможно. Практически участниками Конвенции пока становятся
государства.

В то же время участниками Конвенции в соответствии со ст.
305 могут стать «международные организации согласно Приложению IX». Это
породило существенную путаницу в понимании существа данного Приложения, в
частности, в отечественной международно-правовой доктрине.

Статья 1 Приложения IX, озаглавленная «Употребление термина
«международная организация», гласит: «Для целей статьи 305 и насто­ящего
приложения термин «международная организация» означает уч­режденную
государствами межправительственную организацию, кото­рой ее государства-члены
передали компетенцию в вопросах, регулируемых настоящей Конвенцией, в том числе
компетенцию по заключе­нию договоров, относящихся к таким вопросам».

Последующие статьи этого Приложения вносят дополнительные
уточнения в его условия. Эти дополнительные условия практически невозможно
соблюсти. Однако главное, что следует из ст. 1 Приложе­ния и что следует
установить, состоит в том, что речь в Приложении IX идет не о международных
организациях как таковых, а об объеди­нениях государств, именуемых в гл. Х
настоящего труда конфедера­циями или наднациональными организациями.

Применительно к морскому праву речь практически идет о Евро­пейском
экономическом сообществе (ЕЭС), ныне Европейском союзе (ЕС), которому
государства-члены передали полномочия заключать международные договоры об
использовании их исключительных эко­номических зон. Других подобных
конфедераций государств (надна­циональных организаций) пока нет.

С учетом вышесказанного ЕЭС подписало Конвенцию.

Не вдаваясь в подробности положений Приложения IX, можно с
полным основанием утверждать, что единственное межгосударствен­ное объединение,
которое имелось в виду при формулировании поло­жений этого Приложения, это
именно ЕЭС.

Напомним в заключение этого параграфа то, что говорилось в
главе о территории согласно международному праву и действительно при­менительно
к морским пространствам.

В числе морских пространств есть пространства, составляющие
ин­тегральную часть государственной территории прибрежного государ­ства, на
которую распространяются его суверенитет и юрисдикция (внутренние воды,
территориальное море и воздушное пространство над ними). Правовой режим таких
пространств устанавливается при­брежным государством с учетом его
соответствующих международных обязательств.

В то же время другая часть морских пространств имеет статус
не­государственной (международной) территории, правовой режим кото­рой
устанавливается исключительно международным правом, в част­ности и в
особенности международным морским правом, о котором идет речь.

.

Назад

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ