Статья 4 :: vuzlib.su

Статья 4 :: vuzlib.su

43
0

ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ


Статья 4

.

Статья 4

1. Суверенитет Российской
Федерации распространяется на всю ее территорию.

См. Декларацию о государственном
суверенитете Российской Советской Федеративной Социалистической Республики от
12 июня 1990 г.

2. Конституция Российской
Федерации и федеральные законы имеют верховенство на всей территории Российской
Федерации.

3. Российская Федерация обеспечивает
целостность и неприкосновенность своей территории.

Комментарий к статье 4

1. Современное понятие
суверенитета существенно отличается от традиционного представления о нем,
сложившегося в условиях абсолютизма и этатизма в XVI — XVII веках и сводящегося
к независимости государства от любой другой власти как внутри государства, так
и вне его. Независимость государства внутри страны сегодня ограничена
конституционно признанием того: что источником государственного суверенитета
является народный суверенитет (ч. 1 ст. 3 Конституции); что человек, его права
и свободы есть высшая ценность, которую государство обязано признавать,
соблюдать и защищать (ст. 2) от нарушения, в частности государственными
органами (ст. 45, ч. 2 ст. 46 и др.), при том что основные права и свободы
человека неотчуждаемы и принадлежат каждому от рождения (ч. 2 ст. 17), а
ограничение этих прав и свобод государством может иметь место только в
определенных исключительных случаях (ч. 5 ст. 13, ст. 55, ч. 1 ст. 56, ч. 2 ст.
63 и др.); что права и свободы человека и гражданина определяют смысл,
содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной
власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием (ст. 18); что за
субъектами Российской Федерации сохраняется вся полнота государственной власти
вне пределов ведения Российской Федерации и ее полномочий по предметам
совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов (ст. 73); что местное
самоуправление, органы которого не входят в систему органов государственной
власти, самостоятельно в пределах своих полномочий в решении местным населением
вопросов местного значения (ст. 12, 130-133 Конституции Российской Федерации).

Очевидные ограничения
государственного суверенитета имеют, так сказать, внешнюю направленность. Народ
Российской Федерации, принимая Конституцию и при этом «сознавая себя
частью мирового сообщества» (см. преамбулу), признал: что общепризнанные
принципы и нормы международного права и международные договоры Российской
Федерации являются составной частью ее внутреннего права. При этом если
международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем
предусмотренные законом, то применяются правила международного договора (ч. 4
ст. 15, ч. 2 ст. 67, ст. 69 и др.); что права и свободы человека и гражданина
признаются и гарантируются в Российской Федерации согласно общепризнанным
принципам и нормам международного права и в соответствии с Конституцией
Российской Федерации 1993 г. (ч. 1 ст. 17); что в соответствии с международными
договорами Российской Федерации каждый вправе обращаться в межгосударственные
органы по защите прав и свобод человека, если исчерпаны все имеющиеся
внутригосударственные средства правовой защиты (ч. 3 ст. 46).

Российская Федерация может
участвовать в межгосударственных объединениях и передавать им часть своих
полномочий в соответствии с международными договорами, но это ограничение ее
суверенитета Конституция связывает с сужением ее права даже на заключение таких
договоров — оно возможно, только если это не влечет ограничения прав и свобод
человека и не противоречит основам конституционного строя Российской Федерации.
Некоторые полезные ограничения этого рода связаны с членством России в ООН,
ОБСЕ, Совете Европы и других экономических, экологических и иных международных
организациях, с заключением многих международных договоров, которые
согласовывают и ставят в зависимость друг от друга волю государств-участников.
Вступление России в Совет Европы влечет за собой необходимость пересмотра
некоторых положений законодательства, касающегося прав и свобод человека и
гражданина, создания условий для беспрепятственного обращения граждан в
Европейский суд по правам человека и т.д.

Разумеется, перечисленные
ограничения, характерные для всех цивилизованных стран конца XX века и добровольно
принятые народами и государствами, выражают объективно необходимую тенденцию
дальнейшей гуманизации, демократизации общества.

Наиболее значительные ограничения
государственного и национального суверенитета устанавливают для себя
государства-члены таких сообществ, как, например Европейский Союз. В таких
сообществах или союзах создаются надгосударственные органы, решения которых
имеют прямое действие в странах-членах независимо от национальных властей.

По этому пути движутся и
некоторые другие интеграционные союзы (в СНГ, в Южной и Центральной Америке и
т.д.).

В связи с созданием в рамках СНГ
интеграционных группировок различных уровней сотрудничества, включая создание
надгосударственных органов для руководства процессом интеграции, лидеры
стран-членов в то же время постоянно подчеркивают необходимость полного
сохранения суверенитета этих стран, добровольности их участия в интеграции,
права на свободный выход из таких группировок и из СНГ.

Формулировка ч. 1 комментируемой
статьи получила развитие и конкретизирована в других положениях Конституции —
это и преамбула, где говорится о сохранении исторически сложившегося
государственного (а значит, и территориального) единства Российской Федерации;
ч. 2 ст. 6, где речь идет о территории Российской Федерации, в пределах которой
каждый ее гражданин обладает всеми правами и несет равные обязанности,
предусмотренные в Конституции; ст. 71, в которой территория России отнесена к
федеральному ведению; ч. 1 ст. 74, которая не допускает на территории
Российской Федерации установления таможенных границ, пошлин и иных препятствий
для свободного перемещения товаров, услуг и финансовых средств; ч. 1 ст. 76,
согласно которой на всей территории Российской Федерации ее федеральные
конституционные законы и федеральные законы имеют прямое действие, и др. (см.
комментарий этих статей).

2. Суверенитет России юридически
выражен в верховенстве на ее территории российской Конституции и федеральных
законов.

Это положение следует понимать в
сочетании с другими положениями Конституции. Хотя в ч. 2 ст. 4 Конституция и
федеральные законы названы рядом (чтобы подчеркнуть их верховенство над другими
нормативными правовыми актами в Российской Федерации), хотя эти законы,
согласно ч. 1 ст. 76 Конституции, имеют прямое действие на всей территории Российской
Федерации, правовая сила, уровень верховенства Конституции и федеральных
законов различны. Конституция имеет высшую юридическую силу, прямое действие и
применяется на всей территории России; законы же, в том числе федеральные, как
и иные правовые акты, принимаемые в России, не должны противоречить Конституции
(ч. 1 ст. 15). Поэтому ясно, что, говоря о верховенстве федеральных законов
наряду с Конституцией, ст. 4 имеет в виду некоторые непременные условия —
соответствие этих законов федеральной Конституции, их принятие и опубликование
в установленном этой Конституцией порядке (ч. 3 ст. 15 и др.). Таким образом,
речь идет о верховенстве прежде всего Конституции Российской Федерации, а также
федеральных законов, соответствующих Конституции.

Ведь именно Конституция и
основанные на ней федеральные конституционные законы и иные федеральные законы
закрепляют пределы ведения Российской Федерации и ее полномочий по предметам
совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов (ст. 5, 11, 71, 72),
определяют правомочия федеральных органов государственной власти (ст. 11,
80-129, 134-137).

Именно Конституция закрепляет, а
основанные на ней федеральные законы конкретизируют признание Россией высшей
силы некоторых принципов и норм международного права (ч. 4 ст. 15, ч. 1 ст. 17,
ст. 62 и 63), включая решения некоторых международных органов (ч. 3 ст. 46).

Именно Конституция подтверждает и
закрепляет независимые от органов государства права и свободы граждан России
(ч. 2 ст. 17), а также независимые от федеральных властей правомочия субъектов
Российской Федерации (ст. 73) и местного самоуправления (ст. 12, 130-133).

Таким образом, верховенство
Конституции Российской Федерации и основанных на ней федеральных законов
является одним из важнейших принципов всего конституционного права, а
следовательно, и всего законодательства в России. Акты, не соответствующие
Конституции Российской Федерации, подлежат отмене в установленном порядке. В
случае явного противоречия между Конституцией Российской Федерации и законом
исполнению подлежит Конституция. Это — важнейшее выражение ее верховенства.

Противоречие между федеральным
законом, соответствующим Конституции, и противоречащим этому закону актом
меньшей юридической силы (указом Президента, актом Правительства и т.п.)
решается в пользу федерального закона.

Противоречие между федеральным
законом и законом или иным нормативным актом субъекта Российской Федерации
решается в зависимости от конституционного и договорного распределения
предметов ведения и функций между Российской Федерацией и ее субъектом (ч. 3
ст. 11, ст. 71-73). Это значит, что если данный вопрос Конституцией Российской
Федерации, Федеральным договором или иным договором между органами
государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти
субъекта Российской Федерации отнесен к предметам ведения и полномочиям
Российской Федерации, то действует федеральный закон. Но в случае противоречия
между федеральным законом и нормативным правовым актом субъекта Российской
Федерации, изданным по вопросам, в которых субъекты Российской Федерации
обладают всей полнотой государственной власти (ст. 73) и осуществляют
собственное правовое регулирование, включая издание законов (ч. 4 ст. 76),
действует акт субъекта Российской Федерации (ч. 6 ст. 76).

Суверенитет Российской Федерации,
верховенство ее Конституции и соответствующих ей федеральных законов особенно
важны в связи с ее провозглашением федеративным, демократическим, правовым,
социальным и светским государством с республиканской формой правления. Это
требует точного разграничения предметов ведения и полномочий между двумя
конституционными уровнями государственной структуры (федерация, ее субъекты), а
также местным самоуправлением и гибкой системы их согласования. Реализация
принципов конституционного строя, статуса человека и гражданина, устройства
гражданского общества и государства требует не только совершенствования
федерального законодательства, но и преодоления еще сохраняющейся недостаточной
согласованности Конституции Российской Федерации, федеральных законов,
конституций (уставов) и законов субъектов Федерации.

3. С вопросами о суверенитете и
территории Российской Федерации связана и проблема изменения состава субъектов
Российской Федерации. Конституция не только относит вопросы федеративного
устройства и территории к ведению Российской Федерации (ст. 71), но и прямо
предусматривает возможность принятия в Российскую Федерацию и образование в ее
составе нового субъекта (ст. 137), не упоминая о возможности выхода из ее
состава. (О соотношении территориальной целостности Российской Федерации и
общепризнанных принципов равноправия и самоопределения народов см. комментарий
к преамбуле Конституции.)

Часть 3 комментируемой статьи
посвящена внешнеполитическому, межгосударственному аспекту суверенитета
Российской Федерации. Целостность и неприкосновенность ее территории,
пространственные пределы ее суверенных прав, как выражение ее суверенитета в
отношениях с другими государствами, предусмотрены многочисленными
международно-правовыми актами. В их числе — Устав ООН, Устав Совета Европы,
основополагающие документы СНГ и др. Защита и обеспечение целостности и
неприкосновенности территории от опасности нападения со стороны других
государств является одной из функций Российской Федерации, как и любого
государства. Некоторые государства имеют территориальные претензии к России;
такие вопросы должны решаться только мирными средствами в соответствии со
справедливыми материально-правовыми и процедурными требованиями международного
права.

.

Назад

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ