Статья 24 :: vuzlib.su

Статья 24 :: vuzlib.su

34
0

ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ


Статья 24

.

Статья 24

1. Сбор, хранение, использование
и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не
допускаются.

2. Органы государственной власти
и органы местного самоуправления, их должностные лица обязаны обеспечить
каждому возможность ознакомления с документами и материалами, непосредственно
затрагивающими его права и свободы, если иное не предусмотрено законом.

Комментарий к статье 24

1. Конституционное положение о
недопустимости сбора, хранения, использования и распространения информации о
частной жизни лица является одной из гарантий закрепленного в ст. 23
Конституции права на неприкосновенность частной жизни. Оно призвано защитить
частную жизнь, личную и семейную тайну от какого бы то ни было проникновения в
нее со стороны как государственных органов, органов местного самоуправления,
так и негосударственных предприятий, учреждений, организаций, а также отдельных
граждан.

Особое значение запрет собирать,
хранить, использовать и распространять информацию о частной жизни лица
приобретает в связи с созданием информационных систем на основе использования
средств вычислительной техники и связи, позволяющих накапливать и определенным
образом обрабатывать значительные массивы информации.

Основные положения работы с
информацией о частной жизни получили закрепление в Федеральном законе от 20
февраля 1995 г. «Об информации, информатизации и защите информации»
(СЗ РФ, 1995, N 8, ст. 69). Согласно этому закону информация о гражданах
(персональные данные), т.е. сведения о фактах, событиях и обстоятельствах жизни
гражданина, позволяющие идентифицировать его личность, относится к категории
конфиденциальной (ст. 2, ч. 5 ст. 10, ч. 1 ст. 11). Перечни персональных
данных, включаемых в состав федеральных информационных ресурсов, информационных
ресурсов совместного ведения, информационных ресурсов субъектов Российской
Федерации, информационных ресурсов органов местного самоуправления, а также
получаемых и собираемых негосударственными организациями, должны быть
закреплены на уровне федерального закона (ч. 1 ст. 11). В настоящее время такой
закон еще не принят.

Сбор персональных данных может
осуществляться как путем истребования их у лица, которого они касаются, так и
путем получения их из иных источников или посредством проведения
соответствующими органами и должностными лицами собственных поисковых
мероприятий.

Так, законодатель в определенных
случаях (при поступлении на работу, оформлении водительских прав, уплате
налогов и т.д.) обязывает граждан представлять компетентным органам информацию
о своих анкетных данных, состоянии здоровья, полученных доходах, а также иные
сведения, могущие иметь значение для обеспечения безопасности государства и
населения, защиты финансовых интересов государства, охраны прав граждан.

Собирание конфиденциальной
информации самими органами предусматривается, в частности, УПК, Законом РСФСР
от 18 апреля 1991 г. «О милиции» (ВВС РФ, 1991, N 16, ст. 503),
Законом Российской Федерации от 20 мая 1993 г. «О федеральных органах налоговой полиции» (ВВС РФ, 1993, N 29, ст. 1114), Федеральным законом от 3
апреля 1995 г. «Об органах федеральной службы безопасности в Российской
Федерации» (СЗ РФ, 1995, N 15, ст. 1269), Федеральным законом от 12
августа 1995 г. «Об оперативно-розыскной деятельности» (СЗ РФ, 1995,
N 33, ст. 3349). К примеру, УПК устанавливает, что при производстве дознания,
предварительного следствия и разбирательстве уголовных дел в суде подлежат
доказыванию обстоятельства, влияющие на степень и характер ответственности
обвиняемого, указанные в ст. 38 и 39 УК, а также иные обстоятельства,
характеризующие личность обвиняемого (п. 3 ч. 1 ст. 68). При производстве по
делам несовершеннолетних особое внимание должно обращаться на выяснение условий
жизни и воспитания несовершеннолетнего (п. 2 ч. 1 ст. 392). В соответствии с
Законом «Об оперативно-розыскной деятельности» собирание сведений о
личности может осуществляться путем опроса граждан, наведения справок,
исследования предметов и документов, наблюдения и т.д. Проведение всех этих
мероприятий возможно лишь при наличии предусмотренных Законом оснований (ст. 7)
и условий (ст. 8) и не должно выходить за пределы конкретных потребностей.

Хранение информации о частной
жизни лица должно осуществляться таким образом, чтобы при этом исключалась
возможность ее утраты или несанкционированного использования. Особый характер
этой информации требует, чтобы после решения задач, в связи с которыми она
собиралась, эта информация была уничтожена и не могла быть использована в
других целях вопреки интересам соответствующего лица. Частью 6 ст. 5 Закона
«Об оперативно-розыскной деятельности», в частности,
предусматривается, что полученные в результате оперативно-розыскных мероприятий
материалы в отношении лиц, виновность которых в совершении преступления не
доказана в установленном порядке, хранятся один год, а затем уничтожаются, если
служебные интересы или правосудие не требуют иного.

Использование персональных данных
органами и лицами, получившими их на законных основаниях, должно осуществляться
в соответствии с теми задачами, ради решения которых они собирались, хотя в
принципе нельзя исключить того, что в каких-то случаях информация может быть
использована и в целях, которые первоначально не определялись. Это может иметь
место, в частности, если в процессе сбора персональных данных, необходимых для
принятия решения о допуске к государственной тайне (п. 1 ч. 2, ст. 7 Закона
«Об оперативно-розыскной деятельности»), будут получены сведения о
совершенном преступлении.

Как указывается в ч. 2 ст. 11
Закона «Об информации, информатизации и защите информации»,
персональные данные не могут быть использованы в целях причинения
имущественного и морального вреда гражданам, затруднения реализации прав и
свобод граждан Российской Федерации. Ограничение прав граждан Российской
Федерации на основе использования информации об их социальном происхождении, о
расовой, национальной, языковой, религиозной и партийной принадлежности
запрещено и карается в соответствии с законодательством. Использование
информации о частной жизни лица в корыстных или иных незаконных целях должно
влечь для виновного дисциплинарную, материальную или даже (при причинении
существенного вреда правам и законным интересам граждан) уголовную
ответственность.

Распространение информации о
частной жизни лица, т.е. ее передача помимо воли этого лица другим субъектам,
допускается лишь в строго определенных законом случаях. Причем нужно отметить,
что именно в части регулирования порядка распространения информации действующее
законодательство носит наиболее детализированный характер. Оно во многих
случаях определяет и те органы, которым может передаваться конфиденциальная
информация, и порядок передачи этой информации.

Закон «Об информации,
информатизации и защите информации», в частности, устанавливает, что
осуществлять деятельность, связанную с обработкой и предоставлением
пользователям персональных данных, наряду с государственными органами вправе
лишь такие негосударственные организации и частные лица, которые в порядке,
установленном законодательством Российской Федерации, получили специальную
лицензию.

Наиболее детально действующее
законодательство регламентирует порядок использования и распространения
информации, собираемой в связи с выявлением, раскрытием и расследованием
преступлений, что вполне объяснимо, если учесть ее характер и предназначение.
Так, в соответствии с Федеральным законом «Об оперативно-розыскной
деятельности» органам (должностным лицам), осуществляющим
оперативно-розыскную деятельность, запрещается «разглашать сведения,
которые затрагивают неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну,
честь и доброе имя граждан и которые стали известными в процессе проведения
оперативно-розыскных мероприятий, без согласия граждан, за исключением случаев,
предусмотренных федеральными законами» (ч. 7 ст. 5).

Согласно ч. 6 ст. 5 Закона
«О милиции» милиция не вправе разглашать сведения, относящиеся к
личной жизни гражданина, порочащие его честь и достоинство или могущие
повредить его законным интересам, если исполнение обязанностей или правосудие
не требуют иного. Хотя эта норма в какой-то мере и сдерживает противозаконное
распространение информации о частной жизни, однако вряд ли ее можно признать
достаточной с точки зрения защиты интересов личности. Учитывая многообразие
функций милиции, понятие «исполнение обязанностей» может толковаться
весьма произвольно и не способно выполнять роль реальной гарантии интересов
личности.

Положения, обеспечивающие
конфиденциальность информации, закрепляются также в ряде других федеральных
законов. Так, согласно ст. 41 Закона от 27 декабря 1991 г. «О средствах массовой информации» «редакция не вправе разглашать в
распространяемых сообщениях сведения, предоставляемые гражданином с условием
сохранения их в тайне». А согласно ч. 5 ст. 6 Федерального закона «Об
органах федеральной службы безопасности в Российской Федерации» сведения о
частной жизни, затрагивающие честь и достоинство гражданина или способные
повредить его законным интересам, не могут сообщаться кому бы то ни было без
добровольного согласия гражданина, за исключением случаев, предусмотренных
федеральным законом. В соответствии же с ч. 1 ст. 30 (п. 6) и ст. 61 (ч. 2)
Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан от 22
июля 1993 г. (ВВС РФ, 1993, N 33, ст. 1318) пациент имеет право на сохранение в
тайне информации о факте обращения за медицинской помощью, о состоянии
здоровья, диагнозе и иных сведениях, полученных при его обследовании и лечении,
а органы и лица, которым эти сведения стали известны при обучении, исполнении
профессиональных, служебных и иных обязанностей, обязаны не допускать их
разглашения.

Имея в виду интересы обеспечения
конфиденциальности информации о частной жизни гражданина, полученной депутатом
Совета Федерации или депутатом Государственной Думы в связи с исполнением ими
своих обязанностей, Конституционный Суд Российской Федерации признал конституционным
положение ст. 19 Федерального закона «О статусе депутата Совета Федерации
и статусе депутата государственной Думы Федерального Собрания Российской
Федерации», предоставляющее депутатам возможность отказаться в ходе
судопроизводства от дачи показаний о такого рода информации (см.: Постановление
Конституционного Суда Российской Федерации от 20 февраля 1996 г. по делу о проверке конституционности положений ч. 1 и 2 ст. 18, ст. 19 и ч. 2 ст. 20
Федерального закона от 8 мая 1994 г. «О статусе депутата Совета Федерации
и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской
Федерации. — ВКС, 1996, N 2, с. 12).

В целях недопущения избыточного
распространения сведений, касающихся частной жизни граждан, УПК предусматривает
недопустимость разглашения данных предварительного следствия (ст. 139), а также
рассмотрение уголовных дел в закрытых судебных заседаниях (ч. 2 ст. 18).

2. На основе положений ч. 2 ст.
24 Конституции Президентом Российской Федерации 31 декабря 1993 г. был подписан Указ о дополнительных гарантиях права граждан на информацию (САПП, 1994, N 2,
cт. 74), согласно которому деятельность государственных органов, организаций и
предприятий, общественных объединений, должностных лиц должна осуществляться на
принципе доступности для граждан информации, представляющей общественный
интерес или затрагивающей их личные интересы.

Впоследствии право граждан на
ознакомление с документами и материалами, непосредственно затрагивающими их
права и свободы, было закреплено и в ряде федеральных законов.

Так, согласно Закону «Об
информации, информатизации и защите информации» гражданам и организациям
было предоставлено право на доступ к документированной информации о них, на
уточнение этой информации в целях обеспечения ее полноты и достоверности, они
имеют право знать, кто и в каких целях использует или использовал эту
информацию. При этом на владельца документированной информации о гражданах была
возложена обязанность предоставлять информацию бесплатно по требованию тех лиц,
которых она касается (ст. 14).

В качестве гарантии интересов
лиц, виновность которых в совершении преступления не доказана в установленном
законом порядке и которые располагают фактами проведения в отношении их
оперативно-розыскных мероприятий, Законом «Об оперативно-розыскной деятельности»
предусмотрено их право истребовать от органа, осуществляющего
оперативно-розыскную деятельность, сведения о полученной о них информации. Это
право может быть ограничено только в пределах, допускаемых требованиями
конспирации и исключающих возможность разглашения государственной тайны (так,
при ознакомлении с оперативными данными не подлежат оглашению сведения о
конфиденциальных источниках информации).

Особый порядок ознакомления с
собранными в отношении лица материалами закреплен в уголовно-процессуальном
законодательстве. В соответствии со ст. 201-203 УПК по окончании
предварительного следствия обвиняемому и его защитнику должно быть
предоставлено право ознакомиться со всеми собранными материалами уголовного
дела.

.

Назад

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ