Статья 35 :: vuzlib.su

Статья 35 :: vuzlib.su

7
0

ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ


Статья 35

.

Статья 35

1. Право частной собственности
охраняется законом.

2. Каждый вправе иметь имущество
в собственности, владеть, пользоваться и распоряжаться им как единолично, так и
совместно с другими лицами.

3. Никто не может быть лишен
своего имущества иначе как по решению суда. Принудительное отчуждение имущества
для государственных нужд может быть произведено только при условии
предварительного и равноценного возмещения.

4. Право наследования
гарантируется.

Комментарий к статье 35

1. Статья 35 конкретизирует и
детализирует более общие и абстрактные предписания ст. 8 о праве собственности,
как одной из экономических и юридических основ конституционного строя России,
применительно к одной группе субъектов этого права. Право частной собственности
принадлежит частным лицам, то есть физическим лицам (гражданам индивидуально
или совместно) и юридическим лицам (организациям, предприятиям). Речь идет прежде
всего о гражданах России, о лицах, не имеющих российского гражданства, но в
силу ч. 3 ст. 62 Конституции пользующихся равными с гражданами Российской
Федерации правами и несущих равные обязанности (кроме случаев, установленных
федеральным законом или международным договором Российской Федерации), а также
о юридических лицах, причем из ст. 8 Конституции о признании и защите равным
образом всех форм собственности вытекает равенство физических и юридических лиц
как участников частно-правовых имущественных отношений. Поэтому ст. 35 включена
в состав определяющей права и свободы человека и гражданина гл. 2 Конституции.

В юридической и экономической
литературе термины «собственность», «частная собственность»
и т.п. употребляются в различных значениях. Во-первых, из текста ч. 2 ст. 8
вытекает, что частная собственность — это форма законной хозяйственной (в
частности — предпринимательской) деятельности физических или юридических лиц,
выступающих в качестве частных лиц, а не носителей публичной, то есть государственной
или муниципальной власти. Эти физические и юридические лица осуществляют свою
деятельность свободно, используя свои способности и свое имущество (см.
комментарий к ст. 34). Во-вторых, частной собственностью называют только
конкретное вещное право на определенное имущество. В-третьих, так нередко
называют даже в законах само имущество, являющееся объектом права частной
собственности.

Часть 1 ст. 35 имеет в виду право
частного собственника на принадлежащее ему имущество и на его использование для
экономической деятельности самим собственником или созданным им совместно с
другими лицами объединением (предприятием). Это право охраняется законом,
предусматривающим различные гражданско-правовые, административно-правовые,
уголовно-правовые, судебные и другие меры защиты. В их числе — и законная
самозащита гражданских прав.

Нередко право частной
собственности понимается только как индивидуальное право одного человека. Это
неверно. Любое коллективное, кооперативное, семейное и т.п. право собственности
— тоже частное.

Правовое регулирование отношений
частной собственности в соответствии с Конституцией дано главным образом в уже
принятых и действующих двух частях Гражданского кодекса (ГК) Российской
Федерации, а также в ряде законов СССР и РСФСР (по вопросам, например,
наследственного права), которые должны быть заменены третьей частью ГК.

Первая и вторая части ГК,
принятые в 1995 г. и вступившие в действие в 1996 г., содержат соответствующие Конституции Российской Федерации положения, подробно
устанавливающие, в частности, статус физических и юридических лиц, а также
положения о праве собственности, его приобретении, прекращении, осуществлении,
защите и т.д.

2. Содержание права собственности
физических лиц на конституционно обобщенном уровне установлено ч. 2 ст. 35.
Ограничения прав личной собственности граждан, фактическое огосударствление
кооперативной, включая колхозную, и других форм частной собственности и т.п.
более недействительны. Равноправие всех субъектов права собственности на любое
имущество означает также и равенство ограничений, вытекающих для всех
собственников из требований социальной политики государства (ч. 1 ст. 7
Конституции), рационального природопользования (ч. 1 ст. 9), из статуса
некоторых объектов, для которых установлен особый режим, исходя из требований
экологического, здравоохранительного характера, безопасности и т.п. Это
позволяет, регулируя возникновение, содержание, осуществление и защиту прав
частной собственности граждан, тем самым определять и многие основные элементы
других форм права собственности.

Это важно иметь в виду, так как в
тексте множества статей Конституции термины «каждый» или
«никто», которыми начинаются соответственно ч. 2 и 3 ст. 35,
относятся только к физическим лицам, т.е. к человеку и гражданину, как и вся
гл. 2 Конституции.

Конституционное определение
содержания права собственности в ч. 2 комментируемой статьи как совокупности
трех прав — владения (т.е. фактического обладания объектом), пользования (т.е.
получения пользы от объекта) и распоряжения, т.е. купли-продажи, дарения и
других сделок по поводу объекта права собственности — закрепляет традиционное
основное содержание права собственности (в особенности — на средства
производства). Конституция возвращает его в правовую систему России после
долгого периода подавления экономической свободы личности и прямого или
косвенного тотального огосударствления экономики.

Восстановление нормальных
правовых институтов этого рода сопровождается, однако, некоторой недооценкой
мирового опыта развития права собственности за последние 80 лет. Это
объясняется рядом причин. Изменения в праве собственности в середине и конце XX
века были введены исходя из опыта функционирования названных традиционных
институтов в условиях нарастания демократизации государственного строя,
научно-технического прогресса и усиления государственного регулирования
экономики в целях осуществления гуманизирующейся социальной политики, повышения
эффективности народного хозяйства. Отражением этих процессов явилась
модернизация права собственности в духе теории его социальной функции. Для нее
характерны несколько основных элементов. Во-первых, сохранение и укрепление
свободного осуществления трех основных элементов права собственности (владения,
пользования и распоряжения), но — в пределах, установленных законом. Во-вторых,
это ограничения права собственности, которые определяются новым элементом
содержания права собственности, который ранее был сравнительно редким внешним
ограничением этого права, а теперь во многих странах признан его внутренней
составной частью — обязанностями собственника, а также систематическим
контролем за соблюдением этих обязанностей. Право собственности ограничивается
также регулированием экономики со стороны государства, понимаемого как
демократическая социальная служба и действующего преимущественно экономическими
(но в необходимых случаях — и властными) методами.

Конституционные принципы,
закрепляющие современную социальную концепцию права собственности, существуют
во многих странах. Так, ст. 14 (ч. 2) Основного Закона ФРГ 1949 г. гласит: «Собственность обязывает. Пользование ею должно одновременно служить общему
благу». Конституция Испании 1978 г., признавая частную и другие, в т.ч.
государственную, формы собственности, предусматривает ограничение этих прав их
социальной функцией (ст. 33) и устанавливает, что все богатство страны в его
различных формах при всем разнообразии его юридического положения подчинено
всеобщим интересам (ч. 1 ст. 128). Конституция Бразилии 1988 г. во многих статьях говорит о социальной функции права собственности, предъявляемых ею
требованиях, критериях оценки исполнения этих требований, о последствиях их
неисполнения и т.п.

Конституционные
социально-функциональные ограничения и обязанности права собственности, свободы
договоров и т.п. конкретизируются в текущем законодательстве. Они
концентрируются вокруг требований социальной политики (например, в трудовом
законодательстве), экономической политики (налоги подоходные, с наследства и
т.п.), обеспечения рационального использования дефицитных ресурсов (в т.ч.
природных), охраны общества от неизбежных, но опасных воздействий атомных и
других объектов и т.д. Во многих случаях это выражается не только в некотором
сужении меры свободного осуществления права собственности, но и в ограничении
круга субъектов права собственности требованиями особой квалификации физических
лиц, специализации предприятий и т.п. (по отношению к земельным угодьям,
атомным объектам, транспортным средствам, другим источникам повышенной
опасности и др.).

Специфическая форма закрепления
современного состояния права собственности и юридических форм его осуществления
дана в Гражданском кодексе Нидерландов 1972 г. В этом Кодексе большинство статей сформулировано в чисто цивилистическом, т.е. гражданско-правовом духе, без
упоминаний о государственном вмешательстве, ограничении или регулировании. Лишь
в некоторых статьях говорится о необходимости учитывать общественные интересы.
Но отдельные, казалось бы, исключительные положения меняют всю картину. Так в
3-й книге («Имущественное право») ст. 14 гласит: «Полномочие,
которое принадлежит любому лицу в силу частного права, не может осуществляться
в противоречии с писаными или неписаными правилами публичного права».
Итак, прежде чем исполнить любое частно-правовое предписание закона, надо
ознакомиться с содержанием публично-правовых, т.е. административно-правовых,
финансово-правовых и других властных предписаний государства по тому же вопросу
и совершать частно-правовые действия только в пределах, установленных
государством.

В Конституции Российской
Федерации, Гражданском кодексе и ряде других законов России избрана другая
форма: во многих случаях говорится просто об ограничениях права собственности,
которые могут быть установлены законом, но без систематизации этих случаев и их
обобщения системой социально-функциональных принципов. По-видимому, это
соответствует специфике переходной ситуации в России. Провозглашение
государственного регулирования экономики и ограничений прав собственности у нас
могло бы быть воспринято как бюрократическим чиновничеством, так и еще не
вполне уверенными в прочности своего положения частными собственниками как
восстановление давно им знакомых авторитарных порядков, как освящение
государственного и ведомственного произвола, новое подавление экономических
прав и свобод личности, как зеленый свет для коррупции. Для того же, чтобы
защитить еще не окрепшее право частной собственности и в то же время оградить
имущество от злоупотреблений этим правом на нынешнем историческом этапе,
избранная российским законодателем форма правового регулирования отношений
собственности, по-видимому, достаточна.

3. Часть 3 ст. 35 устанавливает
правовые гарантии права частной собственности. Лишение частного физического или
юридического лица вопреки его воле принадлежащего ему имущества возможно только
в силу судебного решения. Термин «решение» употреблен здесь не в
строго юридическом, а в более широком теоретико-организационном или
теоретико-управленческом смысле. Имеются в виду как собственно решения,
принимаемые судом в гражданском судопроизводстве, так и приговоры, выносимые в
уголовном процессе. В последнем случае возможна конфискация имущества (как
дополнительное наказание за преступление). В форме гражданско-правового решения
возможно властное прекращение права собственности одной из спорящих об этом
праве сторон и передача этого права и его объекта другой стороне. В этих и
подобных случаях лишение имущества часто происходит безвозмездно.

Особый порядок установлен в ч. 3
комментируемой статьи для тех случаев, когда прекращается законное право
собственности ради нужд государства.

При этом следует учитывать, что
государство, согласно ст. 3 Конституции, является орудием народовластия, как и
местное самоуправление. За ним стоит народ, общество. Поэтому надо полагать,
что нужды государства надо понимать широко, включая в это понятие и
общественные нужды и нужды местного населения. Иначе получилось бы, что
муниципальные власти Нижнего Новгорода или Новосибирска даже ради острых
общественных и городских нужд не имеют права в соответствии с законом через суд
добиться изъятия частного имущества с должной компенсацией. Кроме того,
исключение упоминания об общественных нуждах из ранее употреблявшейся формулы
«изъятие для государственных и общественных нужд» носило бы
бюрократический, этатистский характер и противоречило бы духу и смыслу всей
Конституции.

Прекращение права собственности
частного лица, физического или юридического, может быть добровольным, по
договору (купли-продажи, дарения, обмена и т.д.). Но в тех случаях, когда
становится необходимым принудительное отчуждение имущества для интересов в
конечном счете общественных, оно может быть произведено только по решению суда
(в отмеченном выше узком смысле) и только при условии предварительного и
равноценного вознаграждения, т.е. выплаты лишаемому своего имущества лицу компенсации,
соответствующей рыночной цене отчуждаемого имущества и сумме причиненных этому
лицу иных убытков, если они имеют место.

Требует конституционно-правовой
оценки и практика досудебного или внесудебного отобрания имущества у
собственника (административные штрафы, конфискации предметов контрабанды или
орудий браконьерства, частичное возмещение по решению администрации
материального ущерба, нанесенного предприятию его работниками, и т.п.). В этих
случаях возможны две ситуации. Если этот собственник признает свою вину,
считает данную санкцию законной и, не возражая, добровольно уплачивает штраф и
т.п., принудительное лишение имущества не имеет места. В противном случае дело
окончательно решается судом в соответствии со ст. 35 Конституции Российской Федерации.

Эти правила относятся к такому
специфическому случаю отчуждения, как реквизиция, например, при стихийном
бедствии и т.п. чрезвычайных обстоятельствах. Статья 56 Конституции, допуская
ограничения некоторых прав и свобод граждан в условиях чрезвычайного положения,
не включает ст. 35 в число тех статей Конституции, которые содержат права и
свободы, не подлежащие ограничению в этих условиях.

Более подробное и полное
определение оснований, условий и порядка принудительного отчуждения имущества
дано в Гражданском кодексе Российской Федерации.

4. Гарантия права наследования
имущества, составляющего частную собственность физического лица, установлена ч.
4 комментируемой статьи. Наследование имеет две основные формы: наследование по
завещанию и наследование по закону, точнее, как в римском праве — от
незавещавшего (ab intestato); ведь закон регулирует обе формы наследования.
Наследниками по завещанию могут быть юридические и физические лица, Российская
Федерация, ее субъекты, местные самоуправления. Свобода завещания, наподобие
свободы собственности и договоров, ограничивается, исходя из социальных
соображений, вытекающих, в частности, из ч. 1 ст. 7 Конституции; это делается,
например с целью защиты интересов малолетних и нетрудоспособных наследников
путем установления обязательной доли наследственной массы, ниже которой доля
данного наследника не должна снижаться. Во многих странах права некоторых
наследников, например неспособных обеспечить рациональное использование
наследуемого имущества (земельных участков, ферм и др.) из-за недостатка
квалификации и других причин, заменяются денежной компенсацией.

В настоящее время вопросы
наследственного права регулируются соответствующими частями Основ гражданского
законодательства СССР и Гражданского кодекса РСФСР, а также общими положениями
ГК РФ 1994-1995 гг. Предстоит принятие 3-й части ГК, в которой будет
содержаться и специальный раздел о наследственном праве.

.

Назад

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ