Статья 51 :: vuzlib.su

Статья 51 :: vuzlib.su

5
0

ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ


Статья 51

.

Статья 51

1. Никто не обязан
свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников,
круг которых определяется федеральным законом.

2. Федеральным законом могут
устанавливаться иные случаи освобождения от обязанности давать свидетельские
показания.

Комментарий к статье 51

1. Показания лиц, которые
обладают какой-либо информацией об обстоятельствах, подлежащих установлению в
ходе конституционного, гражданского, уголовного, административного или
арбитражного судопроизводства, — свидетелей, потерпевших, обвиняемых и истцов,
ответчиков и др. — являются одним из важнейших процессуальных средств, с
помощью которого обеспечивается установление истины по делу и решение иных
задач, стоящих перед правосудием. С учетом значимости показаний различных
участников процесса и других лиц, привлекаемых к производству по делу,
государство закрепляет обязанность свидетельствовать в качестве одной из
важнейших юридических обязанностей граждан (см., в частности, ст. 64 ФКЗоКС,
ст. 62 ГПК, ст. 73, 75 УПК), неисполнение которой в форме отказа от дачи
показаний или дачи заведомо ложных показаний может влечь наступление даже
уголовной ответственности (ст. 180-182 УК).

Вместе с тем Конституция России
закрепляет в качестве одного из неотъемлемых право любого человека не
свидетельствовать в суде или ином органе против себя самого, своего супруга и
близких родственников. Это право служит гарантией, обеспечивающей достоинство
человека (ст. 21), неприкосновенность его частной жизни, личной и семейной
тайны (ст. 23, 24), возможность защиты им своих прав и свобод (ст. 45),
рассмотрение дел в судах на основе презумпции невиновности и состязательности
(ст. 49, 123).

Наличие подобной гарантии,
провозглашаемой на конституционном уровне, приобретает особый смысл, если
учесть, что еще не так давно в нашем государстве признание обвиняемым по
уголовному делу своей вины рассматривалось в качестве «царицы
доказательств» и соответствующие органы всяческими способами добивались
получения от обвиняемого такого признания.

Подпунктом «g» п. 3 ст.
14 Международного пакта о гражданских и политических правах право «не быть
принуждаемым к даче показаний против самого себя или к признанию себя
виновным» предусмотрено в качестве одной из гарантий при рассмотрении
любого предъявленного лицу обвинения. Комментируемая статья Конституции,
однако, не ограничивает возможности осуществления этого права лишь сферой
уголовного судопроизводства и, соответственно, вопросами установления
виновности лица в совершении преступления. Сообразно этому в отраслевом
законодательстве не предусматривается обязанность давать показания не только
для подозреваемого и обвиняемого (ст. 46, 52 УПК), но и для гражданского истца
и гражданского ответчика, стороны в конституционном судопроизводстве (ст. 54,
55 УПК; ст. 60 ГПК; ст. 53 ФКЗоКС) — лиц, чьи показания (объяснения) по
собственному делу объективно, помимо их воли, могут быть использованы во вред
отстаиваемым интересам.

Из положения, закрепленного в ч.
1 ст. 51, следует несколько практических выводов.

Во-первых, любой человек вправе
по своему усмотрению решать, свидетельствовать ему в отношении себя самого,
своего супруга и близких родственников или отказаться от дачи показаний. При
этом процессуальная роль допрашиваемого лица не имеет существенного значения:
даже если человек не является подозреваемым или обвиняемым, от него нельзя под
угрозой ответственности требовать показаний по делу, возбужденному в отношении
него, или по тем противоправным действиям, к которым он может быть причастен.
Точно так же не имеет значения, является ли супруг или близкий родственник
допрашиваемого участником процесса.

Во-вторых, отсутствие обязанности
свидетельствовать против себя самого или против своих близких родственников
предполагает право человека отказаться не только от дачи показаний, но и от
предоставления правоприменительным органам иных компрометирующих его
доказательств: предметов и орудий преступлений, других вещественных
доказательств, документов и т.д.

В-третьих, суды и иные
правоприменительные органы не могут обязать допрашиваемое лицо в той или иной
форме свидетельствовать против себя, супруга и близких родственников. Они не
вправе использовать для получения таких показаний угрозы (в том числе
ответственностью), шантаж, иное принуждение, равно как и обман (в частности,
умолчание о праве отказаться от дачи показаний). Это, конечно, не означает, что
следователь или суд не может предлагать лицу дать подобные показания или
пытаться в законных рамках с помощью специальной тактики и методики ведения
допроса добиваться таких показаний.

В-четвертых, отказ от дачи
показаний, равно как и заранее не обещанные укрывательство преступления или
недонесение о нем, а применительно к обвиняемому (подозреваемому) — также дача
заведомо ложных показаний, не могут влечь уголовную или иную ответственность
для лиц, указанных в комментируемой статье (см. 18, 19 УК).

К сожалению, отраслевое — как
процессуальное, так и материальное — законодательство пока еще не восприняло в
полной мере положения ст. 51 Конституции, в связи с чем правоприменитель при
выполнении тех или иных процессуальных действий, а также при решении вопросов,
связанных с установлением ответственности участников процесса, зачастую
вынужден пользоваться не специальными нормами закона, а непосредственно
предписаниями указанной статьи Конституции.

Круг близких родственников, о
которых идет речь в ч. 1 комментируемой статьи, подлежит определению в
федеральном законе. Действующие в настоящее время УПК (п. 9 ст. 34) и УК (прим.
к ст. 19) относят к их числу родителей, детей, усыновителей, усыновленных,
родных братьев и сестер, деда, бабушку и внуков.

2. Частью 2 ст. 51 законодателю
предоставлено право расширять круг лиц, которые освобождаются от обязанности
давать свидетельские показания. Так, в соответствии с ч. 2 ст. 61 ГПК в
качестве свидетелей в гражданском процессе не могут быть вызваны и допрошены
представители по гражданскому делу или защитники по уголовному делу — об
обстоятельствах, которые стали им известны в связи с исполнением обязанностей
представителя или защитника. Сходное положение закреплено и в ч. 2 ст. 72 УПК,
согласно которой в качестве свидетеля не могут допрашиваться: защитник
обвиняемого — об обстоятельствах дела, которые стали ему известны в связи с
выполнением обязанностей защитника; адвокат, представитель профессионального
союза и другой общественной организации — об обстоятельствах, которые стали им
известны в связи с исполнением ими обязанностей представителя.

УПК (п. 11 ст. 5) также
предусматривает освобождение священнослужителя от обязанности давать показания
об обстоятельствах, ставших ему известными из исповеди. Освобождение от
обязанности давать свидетельские показания по гражданскому или уголовному делу
Федеральный закон от 8 мая 1994 г. «О статусе депутата Совета Федерации и
статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской
Федерации» предусмотрел также для вышеуказанных депутатов — относительно
обстоятельств, ставших им известными в связи с выполнением ими депутатских
обязанностей (ст. 19 — СЗ, 1994, N 2, ст. 74).

Рассматривая вопрос о проверке
конституционности указанной нормы, Конституционный Суд Российской Федерации в
своем постановлении N 5-П от 20 февраля 1996 г. признал ее соответствующей Конституции, «но не допускающей расширительного толкования и отказа от дачи
свидетельских показаний об обстоятельствах, не связанных с осуществлением
депутатской деятельности, однако необходимых в интересах правосудия при
выполнении требований статей 17 (часть 3) и 52 Конституции Российской
Федерации». Суд также отметил, что по смыслу ст. 51 Конституции депутат
может быть освобожден от дачи свидетельских показаний о доверительно сообщенной
ему информации, распространение которой в форме свидетельских показаний по
существу будет означать, что лицо, доверившее ее, ставится в положение, когда
оно фактически (посредством доверителя) свидетельствует против самого себя.

Отсутствие у вышеперечисленных
лиц обязанности давать свидетельские показания относительно определенных групп
информации не означает, что они вообще не могут быть допрошены в гражданском,
уголовном или ином судопроизводстве. Их отказ дать свидетельские показания об
обстоятельствах, не указанных в соответствующем законе, может влечь применение
мер уголовной ответственности на общих основаниях.

В ст. 61 ГПК и в ст. 72 УПК
предусматривается также, что не могут быть вызваны и допрошены в качестве
свидетелей лица, которые в силу своих физических или психических недостатков не
способны правильно воспринимать факты, имеющие значение для дела, или давать о
них правильные показания. Как представляется, смысл этой нормы несколько иной,
нежели ч. 2 ст. 51. В то время как конституционная норма обеспечивает в первую
очередь права и свободы человека и гражданина, доверившего информацию адвокату,
священнику, врачу или т.п., указанные нормы процессуального законодательства
обеспечивают интересы правосудия, предохраняя его от получения недостоверной
информации.

.

Назад

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ