Краткосрочные изменения на рынке акций максимальны в поворотных точках и уменьшаются, когда тенденция...

Краткосрочные изменения на рынке акций максимальны в поворотных точках и уменьшаются, когда тенденция становится определенной :: vuzlib.su

58
0

ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ


Краткосрочные изменения на рынке акций максимальны в поворотных точках и
уменьшаются, когда тенденция становится определенной

.

Краткосрочные изменения на рынке акций максимальны в
поворотных точках и уменьшаются, когда тенденция становится определенной

Стало ясно, что тенденция девальвации дол­лара устойчива. И
Сороса это ничуть не беспокоило. Он не плошал. Он делал на этом деньги. К
началу ноября фонд вырос до 850 миллионов, а Сорос владел йенами и марками на
полтора миллиарда, то есть на сумму, вдвое превышав­шую размеры активов фонда.
Он писал в днев­нике: «Причина, по которой я еще больше ого­ляю тылы, — моя
уверенность в малой вероятности изменения тенденции. Один из выводов, кото­рый
я вынес из практики свободно плавающих обменных курсов, сводится к тому, что
измене­ния максимальны в переломные моменты и умень­шаются, когда тенденция
становится устойчивой». Он продал английских фунтов на 87 миллионов, нефти на
200 млн. долларов, скупил акций и фьючерсов на миллиард и облигаций почти на
полто­ра миллиарда долларов. Общий объем его поку­пок и продаж на различных
рынках приблизил­ся к четырем миллиардам долларов.

Сорос демонстрировал непоколебимую уве­ренность в своей
правоте. 8 декабря 1985 года он записал в дневнике: «Я твердо убежден в том,
что события будут развиваться именно так, а не иначе, как и всегда, о чем
свидетельствует уровень моей финансовой уязвимости, который я считаю
допустимым». Если в августе Сорос считал, что грядет экономический кризис,
теперь он заметно успокоился. Правительство с успе­хом снижало курс доллара.
Рынки акций и об­лигаций оживились. По мнению Сороса, на рынке акций возможен
даже бум. В декабре Сорос излучал оптимизм. Он назвал современность «зо­лотым
веком капитализма», а игра на повыше­ние, по его мнению, продлится до конца его
активной жизни.

1985 год был для Сороса очень удачным. По сравнению с 1984 годом
«Квантум» продемонстрировал ошеломительные темпы роста — 122,2%! Стоимость его
активов выросла с 448,9 млн. долларов в конце 1984 года до 1003 млн. долла­ров
в конце 1985 года. Достижения фонда при­мерно вчетверо превышали рост индекса
Доу-Джон-са (на 34%, включая дивиденды). Безупречная репутация Сороса получила
отличное подкреп­ление.

Один доллар, вложенный в его фонд в 1969 году, в конце 1985
года стоил уже 164 доллара, за вычетом пошлин и издержек. Сорос с гордостью
пояснял журналисту Дэну Дорфману, что тот же доллар, вложенный в акции 500
крупнейших компаний, вырос бы за этот же период лишь до 4,7 доллара.

Сорос не признался Дорфману, какая часть активов фонда
принадлежит ему лично, чтобы не раскрывать размер своего состояния. Однако
журналист, опираясь на некие источники, оце­нил долю Сороса в фонде в 15—30%.
Учитывая, что прибыль «Квантума» за 1985 год составила 548 миллионов, Сорос
заработал от 83 до 166 млн. долларов.

— Это все ложь, ложь! Отстаньте! — твердил

Сорос, когда журнал «Ныо-Йорк мэгэзин» по­просил его
прокомментировать эти цифры.

Завтракая с Дорфманом в своей квартире на Пятой авеню, с
видом на Центральный парк, Сорос объяснял свои успехи в 1985 году: крупными
покупками немецких марок и японских иен; удачными операциями с облигациями, осо­бенно
с краткосрочными облигациями американ­ского казначейства; ростом курса акций
ино­странных компаний.

Операции с американскими акциями удались хуже. «Я не
слишком хорошо играю на поглощениях», — признался Сорос. Это подтвержда­ли
колебания пакета акций компании «Уолт Дисней», которым он владел в середине
80-х годов. В итоге он добился успеха, но путь к нему оказался весьма тернист.

В 1984 году «Квантум» был одним из круп­нейших
акционеров компании, помимо членов семьи Диснея. Акции пользовались растущим
спросом, поскольку несколько попыток поглощения этого флагмана шоу-бизнеса
позорно про­валились. Когда мастер операций по поглощению Сол Стайнберг положил
на фирму глаз, мало кто допускал, что поглощение все-таки состоится.

Мало кто верил и в то. что Стайнберг сумеет понизить курс
акций компании. Но именно это и случилось, и Сорос, подобно остальным акцио­нерам,
понес немалые убытки, когда курс акций «Диснея» упал до 20 долларов за штуку.
Но компания, хотя и заметно ослабевшая, сумела наверстать упущенное, и Сорос
возобновил по­купки ее акций. Маркес доверял интуиции Ра­фаэля по поводу
будущего компании: «Аллан сразу понял, что происходит. Мы рассматрива­ли
«Диснея» как владельца недооцененных ак­тивов, которые в силу ряда причин
принесут неплохие прибыли. Он же рассматривал его как богатую фирму, на росте
акций которой можно успешно спекулировать. Соответственно, фонд получил
пятикратную прибыль».

1985 год увенчался признанием Сороса «че­ловеком года номер
два» в списке ста наиболее преуспевших торговцев на Уолл-стрит, состав­ленном
журналом «Файнэншл уорлд». Если ве­рить журналу, доля Сороса в прибыли фонда
составила 66 миллионов, помимо 17,5 млн. дол­ларов пошлин и 10-миллионного
бонуса от клиентов. Всего же за этот год он заработал 93,5 млн. долларов.

К началу января 1986 года Сорос резко пере­тряхнул весь
портфель инвестиций. Играя на повышение курса акций американских компа­ний, он
активнее торговал акциями и фьючерсами на акции 500 крупнейших фирм, а также
акциями компаний других стран, и довел общий объем операций до двух миллиардов
долларов. Свои покупки доллара он свел с 500 млн. долла­ров до нуля.

В феврале Сорос сократил портфель акций до 1,2 млрд.
долларов. 26 марта он с удовлетворением высказался о своей игре на повышение:
падение цен на нефть подтверждало его право­ту. В связи с этим он довел объем
операций с акциями до 1,8 млрд. долларов. С начала января фонд увеличил
стоимость своих активов с 942 млн. до 1,3 млрд. долларов.

4 апреля Сорос снова сократил портфель акций до 831
миллиона. Через 10 дней он купил еще акций на 709 миллионов. 20 мая Сорос
продал их на 867 миллионов, в основном за счет фью­черсов на акции ведущих 500
фирм.

40% акций и 2/3 иностранных акций были связаны с финской
биржей, японскими желез­ными дорогами и недвижимостью, а также не­движимостью в
Гонконге.

Июль 1986 года прошел под знаком противо­речивых тенденций:
продолжения игры на повышение на бирже и резкого падения цен на нефть.
Последнее могло вызвать дефляцию, ко­торая привела бы к жесточайшему экономичес­кому
кризису.

Наконец, в сентябре Сорос как бы подвел итоги: «Следует
объявить эпоху, которую я на­звал бы золотым веком капитализма, завершен­ной и
попытаться определить, какой же будет следующая эпоха».

Сорос весьма преуспел в эксперименте, так сказать, в
реальном времени. Он увеличил акти­вы «Квантума» с 449 млн. долларов в начале
1985 года до полутора миллиардов к концу 1986 года. И все же эксперимент
казался ему все более двусмысленным. Чем больше становилось запи­сей в
дневнике, тем труднее ему было объяснить самому себе, почему он инвестировал
именно так, а не иначе. Весь этот эксперимент стал казаться ему докучливой
обузой.

.

Назад

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ