§ 5. Значение юридической статистики для юридической науки и практики :: vuzlib.su
Ищите Господа когда можно найти Его; призывайте Его, когда Он близко. (Библия, книга пророка Исаии 55:6) Узнать больше о Боге
Главная Новости Книги Статьи Реферати Форум
ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ

§ 5. Значение юридической статистики для юридической науки и практики

.

§ 5. Значение юридической статистики для юридической науки и практики

Любая наука изучает реальность, которая существует объек­тивно вне сознания исследователя. Фактические данные об иссле­дуемой реальности, по выражению академика И.П. Павлова, -это воздух ученого. На основании получаемых фактов и развивается наука, как фундаментальная, так и прикладная. Наука не просто использует имеющиеся «стихийные» сведения об изучае­мой реальности, что само по себе очень важно, но и предприни­мает самые разные меры (способы, опыты, эксперименты, мо­дели, устройства и т.д.) для получения новых более адекватных и точных данных об объекте исследования. Опираясь на них, на­ука продвигается в познании реальности, не прекращая искать все новые и новые индикаторы о ее внутренних и внешних свя­зях и закономерностях.

Для юридических наук такой реальностью являются обще­ственные отношения, регулируемые правом, а также обществен­ные отношения, имеющие (или могущие иметь) то или иное юридическое значение. Только на этой основе глубокого изуче­ния объективных общественных отношений могут развиваться различные юридические исследования, разрабатываться и уточ­няться нормы права.

Статистика вообще, и юридическая статистика в частности, с одной стороны, -- фактическая база, а с другой — один из основных методов социально-правового познания. Этот вывод распространим на все отрасли юридической науки.

Правовая наука в целом и каждая ее отрасль имеют свой социологический аспект, свою социологию, раскрывающую со­циальную обусловленность норм права, социальный механизм их действия и эффективность правового регулирования, о чем существует большая литература. Вне этих сведений право не мо­жет плодотворно развиваться. Оно замкнется на догматике, логи­ко-правовом анализе и сведется к умозрительным правовым ре­шениям.

Очень часто с точки зрения формальной логики характер пра­вового решения того или иного вопроса представляется очевид­ным, а в реальной жизни оно не действует. Для выработки реали­стичного и эффективного решения необходимо исследовать соци­альные потребности возможного правового регулирования, его восприятие гражданами, объективные условия его выполнения, желательные и нежелательные последствия предлагаемого законо­дательного акта и т.д., т.е. необходимо обратиться к социологии данной отрасли права. Социология права в целом и ее различные отрасли в первую очередь базируются на официальных статисти­ческих данных, системно собираемых государственными учрежде­ниями. Там же, где официальные данные отсутствуют или их недо­статочно, социология права использует свои эмпирические мето­ды получения необходимой информации. Но в том и другом слу­чаях исследователь вынужден обращаться к статистике, как факти­ческой базе, и к статистике, как научным методам социально-правового познания и обработки полученных данных.

Различные отрасли права, юридической науки и практики по-разному обслуживаются юридической статистикой. Это за­висит от уровня развития количественного учета явлений в той или иной правовой сферах, объективных потребностей и сло­жившейся практики.

Традиционно юридическая статистика широко используется в системе наук уголовно-правового цикла: криминологии, уго­ловном и исполнительном праве, прокурорском надзоре, кри­миналистике, судебной психиатрии и судебной медицине. Это­му способствует относительно высокий уровень развития прак­тического учета и отчетности в системе различных органов уго­ловной юстиции (внутрених дел, прокуратуры, судах, исполни­тельных и судебно-экспертных учреждениях). Несколько мень­ше юридическая статистика используется науками гражданско-правового и административно-правового циклов. Отчетность по гражданскому и административному судопроизводству менее развита, чем по уголовному. Однако это не является серьезным основанием игнорировать статистические методы познания ре­альности упомянутыми циклами юридических наук.

В отечественной истории юридических наук был долгий пе­риод (1930-1990 гг.), когда собираемые различными ведомства­ми сведения юридической статистики практически не использо­вались ввиду их засекреченности. Особая закрытость наблюдалась в уголовно-правовой статистике. Но грифы «секретно» и «совер­шенно секретно» присваивались не только сведениям о преступ­ности, но и любым другим, если они бросали тень на социали­стический образ жизни. Такие данные именовались «негативны­ми» и могли использоваться только во властных структурах с соблюдением правил секретного производства. Их обнародование приравнивалось к разглашению государственной тайны. По­этому в открытой и даже закрытой юридической литературе они не использовались.

Шестидесятилетняя практика идеологического отлучения юридической науки от фактических данных привела к нежела­тельным последствиям. Научные исследования по различным отраслям права до настоящего времени редко выходят за преде­лы логико-правового анализа, и этот недостаток в силу инер­ции мышления еще до конца не преодолен, хотя никаких идео­логических и организационных препятствий к статистическому изучению социально-правовых реалий в течение последнего де­сятилетия практически нет. За прошлые годы в стране сформи­ровалось несколько поколений ученых-правоведов, плохо знако­мых с современными статистическими, социологическими и ма­тематическими методами познания (поскольку, как об этом уже говорилось, в них не было нужды), привыкших опираться в сво­их исследованиях не на фактическую, а на писаную (законы, другие нормативные акты, судебные решения, комментарии) ре­альность, и которые в силу почтенного возраста и устоявшихся привычек не всегда могут перейти к широкому и глубокому со­циологическому и статистическому освоению правовой действи­тельности.

Показательной иллюстрацией к сказанному может служить разработка нового УК РФ. В основе его подготовки лежали уголов­ное законодательство 60-х гг. с многочисленными последующими изменениями и дополнениями, судебная практика по уголовным делам, теоретические положения уголовно-правовой науки, уго­ловное законодательство некоторых европейских стран с рыноч­ной экономикой и научно-практический опыт разработчиков УК. Все эти факторы имели важное, но недостаточное значение. В ос­нове разработки УК не было никакого статистико-социологического исследования фактической общественно опасной кримина­лизированной и некриминализированной реальности, а также ее прогнозов на ближайшее и отдаленное будущее. Даже те обстоя­тельства, которые сопутствовали разработке кодекса, не были системными, а учитывались в меру убедительности тех или иных рекомендаций, которые отстаивали различные члены рабочих и согласительной групп. Объективной базой для взвешенных комп­ромиссных решений могла служить лишь фактическая реальность. А ее-то как раз и не было под руками разработчиков.

Поэтому в основе имеющихся недостатков и противоречий нового УК, которые стали обсуждаться учеными и практиками еще до вступления его в силу, лежит и традиционная недооцен­ка возможностей юридической статистики, как фактической базы и методологии анализа общественно опасной реальности. Пред­ложение А.Н. Радищева, высказанное им в трактате «О законо­положении» в 1802 г., в котором он аргументированно доказал необходимость использовать системное статистическое изучение фактической криминальной реальности при законотворчестве и через 200 лет остается невостребованным.

Что может дать юридическая статистика юридической науке и практике? Ответ на этот вопрос лучше всего построить на примере наиболее разработанной уголовно-правовой и крими­нологической статистики.

Уголовная и криминологическая статистика, отражая коли­чественную сторону совершаемых преступлений и связанных с ними социальных явлений и процессов, обеспечивает науку и практику борьбы с преступностью необходимыми сведениями эмпирического характера, выполняя роль фактической основы, без опоры на которую невозможно проводить целеустремлен­ную, научно обоснованную борьбу с преступностью в стране.

Уголовная и криминологическая статистика обеспечивает фак­тическими данными все основные направления этой работы:

1)  изучение криминологической характеристики преступно­сти, а совместно с социологией — уголовного права — и изуче­ние некриминализированной преступной деятельности;

2)  изучение причин и условий преступлений;

3)  изучение криминологической характеристики личности правонарушителей;

4)  прогнозирование преступности и индивидуального пре­ступного поведения;

5)  планирование и организацию борьбы с уголовно-нака­зуемыми деяниями;

6)  проверку эффективности борьбы с преступными проявле­ниями.

Криминологическая характеристика, включающая в себя со­стояние, структуру и динамику зарегистрированных преступлений, их «географию» (распределение по территориям), а также латентную преступность и другие показатели, находит относи­тельно полное отражение в статистической отчетности и анали­тических статистических документах органов уголовной юсти­ции о положении дел в стране, субъектах Федерации, городе, районе. Это позволяет обоснованно решать многие вопросы орга­низации борьбы с преступностью.

Одна из сложных статистических проблем — изучение обще­ственно опасной деятельности в целях ее возможной последую­щей криминализации. Системного учета таких явлений не ведет­ся и нет правовых оснований для его ведения. Разрозненные дан­ные имеются в административной и других видах статистичес­кой отчетности. Основные сведения по этой проблематике мож­но получить лишь при специально организованном статистическо-социологическом обследовании.

Причины и условия преступлений, криминологическая ха­рактеристика личности правонарушителей, хотя и в меньшей мере, но также находят отражение в статистическом учете, осо­бенно в документах первичного учета на преступление и лицо, его совершившее. Изучение этих данных помогает разобраться в мотивации преступности, непосредственных причинах соверше­ния преступлений, выявить специфические особенности лично­сти преступников, связи преступлений с безработицей, пьян­ством, условиями семейного воспитания и т. д. В тех случаях, ког­да эти связи недостаточно обозначены, статистика может указать возможные пути их установления.

Для криминологического прогнозирования в первую очередь необходима надежная статистическая база, отражающая преступ­ность, ее причины и социальные отклонения в личности право­нарушителей. Опираясь на тенденции и закономерности измене­ния преступности и связанных с ней криминогенных факторов, можно с определенной долей вероятности предвидеть, как будут развиваться преступные проявления в ближайшем будущем.

Уголовная и криминологическая статистика дает возмож­ность наиболее оптимально спланировать распределение сил и средств борьбы с преступными проявлениями. Исходя из стати­стических показателей об уровне преступности, возможностей оперативных и следственных работников и других данных, пла­нируется штатная численность правоохранительных органов и их допустимая индивидуальная нагрузка.

Важнейшая деятельность по контролю над преступностью -ее предупреждение. Успешность последнего заключатся в том, насколько характер и система предпринимаемых мер соответ­ствуют содержанию и совокупности статистически выявленных причин.

Большая криминологическая значимость статистики заклю­чается также в том, что она представляет собой специфическую систему обратной связи. Всякий раз вновь получаемые статисти­ческие материалы дают основания судить, насколько глубоко» были изучены преступные проявления и их причины, адекватно сделаны прогностические выводы, оптимально спланированы меры борьбы с преступностью и насколько эффективными ока­зались эти меры. Статистические сведения в определенной мере позволяют судить об эффективности уголовного законодатель­ства и деятельности системы уголовной юстиции.

Использование количественных статистических показателей в любом из указанных направлений требует глубокого качествен­ного анализа. В противном случае сведения уголовной статисти­ки могут ввести в заблуждение. Например, сокращение преступ­ности в том или ином городе, отраженное в статистической от­четности, может быть как результатом эффективной борьбы с преступностью, так и следствием сокрытия преступлений со стороны правоохранительных органов. И наоборот, рост пре­ступности, отраженный в отчетности, способен говорить как об ослаблении борьбы с ней, так и о целенаправленной работе правоохранительных органов по выявлению ранее неучтенных уголовно наказуемых деяний. Чтобы объективно оценить статис­тические показатели, необходимо дополнить их анализ изучени­ем фактического положения дел на местах, что систематически делается руководящими органами МВД, Генеральной прокура­туры и другими правоохранительными ведомствами. Результаты таких проверок находят то или иное статистическое отражение.

По всем направлениям, которые обслуживаются уголовной и криминологической статистикой, проводятся научные иссле­дования. Она и здесь представляет собой один из важных источ­ников информации, снабжающих юридическую науку факти­ческими данными для последующего теоретического обобще­ния. Чтобы научные исследования не носили чисто умозритель­ного догматического характера, они всегда должны опираться на данные уголовной и криминологической статистики.

Выполняя роль фактической базы научной организации борь­бы с преступностью, уголовная и криминологическая статис­тика должна отвечать высоким требованиям современных сис­тем информации. К великому сожалению, многолетняя идеоло­гизация социальной жизни и статистических сведений о ней приводила к приукрашиванию действительности, и в этом от­ношении статистика нередко выполняла неблаговидную роль. Статистика преступности в нашей стране до сих пор недоста­точно надежна и объективна в связи с наличием огромной ла­тентной преступности, формируемой, в том числе, и недобро­совестной деятельностью правоохранительных органов. Объек­тивизация учета преступности и судимости, полный его пере­вод на безбумажную основу, применение при статистическом анализе современных быстродействующих электронно-вычис­лительных машин и широкая публикация статистических пока­зателей для общественной оценки могут существенно повысить роль уголовной и криминологической статистики в борьбе с преступностью и в развитии юридических наук криминального цикла.

Аналогичные возможности и проблемы скрыты в админист­ративно-правовой и гражданско-правовой статистике. Несмотря на их заметное отставание от уголовной статистики, статисти­ческая база гражданско-правовой и административно-правовой деятельности постоянно совершенствуется. С полным приняти­ем гражданского, финансового, арбитражного, банковского, процессуального, административного и других отраслей зако­нодательства учет и отчетность в этих сферах приобретут более значимый характер.

.

Назад

Главная Новости Книги Статьи Реферати Форум
 
 
 
polkaknig@narod.ru © 2005-2006 Матеріали цього сайту можуть бути використані лише з посиланням на даний сайт.