§ 2. Социологическое наблюдение и социальный эксперимент в юриспруденции :: vuzlib.su

§ 2. Социологическое наблюдение и социальный эксперимент в юриспруденции :: vuzlib.su

8
0

ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ


§ 2. Социологическое наблюдение и социальный эксперимент в юриспруденции

.

§ 2. Социологическое наблюдение и
социальный эксперимент в юриспруденции

1. Социологическое наблюдение
именуется таковым условно, для того чтобы отличить его от статистического
наблюдения. В социологической литературе этот метод обычно называется на­блюдением.
Оно является одним из важных эмпирических мето­дов социальных,
социально-правовых и криминологических изу­чений. Вот как образно описывает Ф.
Энгельс исследование ус­ловий жизни рабочих путем наблюдения: «Я достаточно
долго жил среди вас, чтобы ознакомиться с вашим положением. Я ис­следовал его с
самым серьезным вниманием, изучил различные официальные и неофициальные
документы… но все это меня не удовлетворило. Я искал большего, чем одно
абстрактное знание предмета, я хотел видеть вас в ваших жилищах, наблюдать вашу
повседневную жизнь, беседовать с вами о вашем положении и ваших нуждах…»’

Наблюдение в социологии права и
криминологии отличается от общесоциального лишь по содержанию. Форма его
проведения остается той же. Если в социологии под наблюдением понимается
специально организованное, планомерное, целенаправленное восприятие социальной
действительности в определенных конк­ретно-исторических условиях, то наблюдение
в юриспруденции отличается от него лишь целями и предметом изучения. Наблюде­ние
за непосредственным исполнением норм права, отношением населения к
правоохранительным органам, суду, за отношением государственных юридических
учреждений к гражданам; непос­редственное изучение условий, в которых
воспитывались конк­ретные правонарушители, или условий их содержания в след­ственных
изоляторах и иных местах лишения свободы, существен­но дополняют абстрактную
статистическую картину конкретны­ми сведениями об изучаемом явлении и
используются при каче­ственном анализе статистических данных.

Применение социологического
наблюдения в органическом единстве с другими аналитическими методами помогает
работ­никам правоохранительных органов при изучении и предупреж­дении
преступлений, анализе результатов своей работы, при вы­работке реальных
стратегий борьбы с преступностью и т. д. Дан­ные наблюдения отражают не столько
факты сознания, как при опросе граждан, сколько объективную картину изучаемого
явле­ния. Она может быть искажена лишь в сознании самого исследо­вателя под
влиянием его ошибочных взглядов, предубеждений, оценок, интерпретаций.
Правильный методологический подход, основанный на объективном понимании
действительности, по­могает минимизировать и этот недостаток.

Наблюдение бывает полным,
включенным и наблюдением-участием. При полном наблюдении исследователь изучает
соци­ально-правовые и криминологические явления и процессы пас­сивно, «со
стороны». Например, исследователь наблюдает, как происходит прием заявлений
граждан в милиции о совершенном преступлении или как происходит прием и
рассмотрение иско­вых заявлений в судах. Включенное наблюдение предполагает изу­чение
социально-правовых явлений «изнутри». Это возможно тогда, когда исследователь
находится в той обстановке, которую изучает. Данным видом наблюдения часто
пользуются журналис­ты. При наблюдении-участии наблюдатель не только живет, но
и активно участвует в изучаемых им процессах и явлениях. Напри­мер, в очень
многих диссертациях, которые защищаются практи­ческими работниками юридических
учреждений, наличествуют результаты наблюдения-участия. Данный вид наблюдения —
наи­более активная форма. Она дает глубинное понимание изучаемых явлений,
которое нельзя получить при других формах наблюде­ния.

Техника фиксации результатов
наблюдения несложна. Они могут отражаться в специально разработанных карточках,
днев­нике наблюдения или с помощью технических средств: магнито­фона, фото-,
кино- или телекамеры. Наблюдение не требует спе­циального математического
аппарата. Оно обычно дополняет важ­ными и конкретными сведениями результаты
изучения, полу­ченные с помощью количественных методов.

2. Социальный эксперимент
качественно отличается от экспери­мента в естественных науках. Его применение в
праве и кримино­логии строго ограничено. Эксперименты в праве, в законодатель­стве
возможны только на основе законодательного решения. Кри­минологические
эксперименты не требуют нормативного разре­шения, но возможны лишь в позитивном
плане (например, при разработке организационных мер предупреждения
преступлений, совершенствовании форм и методов правового воспитания и т. д.),
т. е. когда они, позволяя получить необходимую информацию, ко­торую нельзя
добыть другими способами, не создают эксперимен­тальных криминогенных условий и
ситуаций.

Социальный экперимент в
правотворческой деятельности имеет очень важное значение. Он помогает выявить
позитивные и негативные последствия той или иной новеллы, уточнить ее со­держание,
отработать механизм действия. Такие эксперименты воз­можны при разработке
гражданско-правовых и уголовно-право­вых норм, новых видов уголовных и
административных наказа­ний, форм организационной деятельности. В настоящее
время, например, в ряде регионов России проводится эксперимент вве­дения суда
присяжных, в экспериментальном порядке отрабаты­ваются некоторые нормативные
элементы налоговой системы и др. Аналогичные экперименты могут проводиться по
решению законодательных собраний в субъектах Федерации.

В зарубежной литературе описаны
случаи экспериментального совершения преступлений. Приведем один из них, описанный
не­мецким криминологом Г. Шнайдером. В отделе самообслуживания большого
универсама во Фрайбурге одним из криминологов в це­лях выяснения степени риска
магазинных воров и латентности краж организовали серию экспериментальных «краж»
с использовани­ем двух «воров» и наблюдателей за ними. Руководство отдела было
предупреждено об эксперименте и согласилось с его проведением. Обслуживаемый
персонал отдела об этом не информировался. «Кра­жи» совершались так неумело,
как это можно было ожидать от неопытного вора. Действия «воров» и наблюдателей
были четко стандартизированы. «Воры» имели точное предписание о том, ка­кие
товары следует покупать, а какие — «красть». У каждого «вора» был портфель и
они были одеты обычным образом. После каждой экспериментальной кражи «вор» и
наблюдатель (независимо друг от друга) составляли протоколы своих действий. Ни
один из 40 случаев экпериментального воровства не был раскрыт. Полностью
успешно закончилось 39 «краж». Во время одной «кражи» «вор», почувствовав
наблюдение, отказался от своей задачи. Но и это по­кушение на «кражу» осталось
нераскрытым. Две «кражи» были за­мечены другими покупателями, но они не
сообщили об этом. По­добные эксперименты возможны, но их проведение в условиях
России обязательно должно быть согласовано с соответствующи­ми властями и
правоохранительными органами.

Проведение правового или
криминологического эксперимен­та всегда требует глубокого предварительного
исследования изу­чаемой проблемы, тщательной организационной подготовки, а в
определенных случаях — и необходимой правовой регламента­ции со стороны
полномочных государственных органов.

В социологической и
криминологической литературе иногда упот­ребляется понятие квазиэксперимента.
Он не организуется специ­ально, а протекает стихийно в реальных жизненных
условиях, в которых осуществляются интересующие юриста социальные воздей­ствия
и проявляются их правозначимые результаты. Однако смысл эксперимента
сохраняется, если исследователю удается зафиксиро­вать начальное и конечное
состояние явления или процесса и точно выявить действие криминогенного или
антикриминогенного фак­тора. Такие эксперименты жизнь ставит постоянно, и они
вполне могут быть использованы в изучении и предупреждении преступле­ний или в
решении иных социально-правовых проблем.

Например, в декабре 1988 г., т. е. сразу после Спитакского землетрясения, в Армении в районах стихийного бедствия пре­ступность
возросла в 1,4 раза, а в январе 1989 г. рост преступнос­ти по сравнению с
январем 1988 г. составил 3,6 раза. Наряду с увеличением преступности произошли
существенные изменения в ее качественных характеристиках. Криминологическое
изуче­ние района до землетрясения и после него представляет собой не что иное,
как квазиэксперимент.

Чтобы получить надежные
социально-правовые и криминоло­гические данные, социологические методы должны
применяться комплексно и в сочетании со статистическими. В большинстве слу­чаев
указанная взаимосвязь является объективно необходимой. Если для сбора
социально-правовых сведений, которых нет в докумен­тах первичного учета и
официальной отчетности, мы не можем обойтись без анкетирования или других
конкретно-социологичес­ких методик, то дальнейшее использование полученных
данных невозможно вне статистических методов сводки, группировки и анализа.
Более того, поскольку криминологические и социально-правовые данные, собранные
с помощью социологических мето­дов, в большинстве своем не отражают генеральную
совокупность, то последние правомерно рассматриваются как разновидность вы­борочных
статистических наблюдений. Поэтому к ним применимы теоретические положения
закона больших чисел, выборки и реп­резентативности, глубоко разработанные
статистической наукой.

Структурная схема социологических
методов наблюдения

Социологические методы

Опрос

Наблюдение       [| Эксперимент [

1          1          1

 

 

 

 

Интервью     1 Беседа
[[Анкетирование!

1
1

Свободное Стандартизирован­ное
Панельное

 

Очное Заочное Анонимное
Выборочное

Полное Включенное
Наблюдение-участие

Реальный Квази

 

.

Назад

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ