§ 4. Статистические возможности изучения деятельности правоохранительных органов :: vuzlib.su
Ищите Господа когда можно найти Его; призывайте Его, когда Он близко. (Библия, книга пророка Исаии 55:6) Узнать больше о Боге
Главная Новости Книги Статьи Реферати Форум
ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ

§ 4. Статистические возможности изучения деятельности правоохранительных органов

.

§ 4. Статистические возможности изучения деятельности правоохранительных органов

К правоохранительным органам относятся органы прокура­туры, внутренних дел, безопасности, налоговой полиции, та­моженного комитета, военной прокуратуры и др. Им свойствен­ны общие задачи по обеспечению правопорядка в стране и свои собственные направления работы и формы деятельности. В свя­зи с этим изучение деятельности правоохранительных органов представляет собой сложную и многоаспектную систему. Рас­смотрим статистическое обеспечение лишь некоторых направ­лений работы.

1. Согласно Закону о милиции ее задачами являются: обеспе­чение личной безопасности граждан; предупреждение и пресе­чение преступлений и административных правонарушений; ох­рана общественного порядка и обеспечение общественной безо­пасности; оказание помощи гражданам, должностным лицам, предприятиям и учреждениям в осуществлении их законных прав и интересов.

Эти задачи детализируются в обязанностях и правах милиции. Она обязана:

- предотвращать и пресекать преступления и административ­ные правонарушения; выявлять обстоятельства, способствующие их совершению, и в пределах своих прав принимать меры к уст­ранению данных обстоятельств;

— оказывать помощь гражданам, пострадавшим от преступ­лений, административных правонарушений и несчастных случа­ев, а также находящимся в беспомощном либо ином состоянии, опасном для жизни и здоровья;

- принимать и регистрировать заявления, сообщения и иную поступающую информацию о преступлениях, административных правонарушениях и событиях, угрожающих личной или обще­ственной безопасности, своевременно принимать меры, предус­мотренные законодательством;

- выявлять и раскрывать преступления;

—  возбуждать уголовные дела, производить дознание и осу­ществлять неотложные следственные действия;

—  разыскивать лиц, совершивших преступления, скрываю­щихся от органов дознания, следствия и суда, уклоняющихся от исполнения уголовного наказания, без вести пропавших и иных в случаях, предусмотренных законодательством, разыскивать по­хищенное имущество и др.

Всего в ст. 10 упомянутого Закона перечислено 24 группы обя­занностей. Для выполнения их милиции предоставляются соот­ветствующие права. В ст. 11 Закона их перечень занимает 32 пунк­та, например:

— составлять протоколы об административных правонаруше­ниях, осуществлять административное задержание и принимать другие меры;

- производить в предусмотренных законом случаях и поряд­ке уголовно-процессуальные действия;

—  задерживать и содержать под стражей в соответствии с за­коном лиц, подозреваемых в совершении преступлений, а также лиц, в отношении которых мерой пресечения избрано заключе­ние под стражу;

- задерживать и содержать в милиции на основаниях и в по­рядке, предусмотренных законодательством, лиц, уклоняющих­ся от исполнения уголовного наказания и административного аре­ста, для последующей передачи их соответствующим органам и учреждениям; и т. д.

В абсолютном большинстве случаев исполнение обязаннос­тей и реализация прав милицией — это юридически значимый акт, который находит то или иное отражение в документах пер­вичного учета и соответствующих формах отчетности.

Назовем лишь некоторые отчеты:

1)  О результатах деятельности органов внутренних дел по борьбе с организованной преступностью (Ф. 1-ОП);

2)  О работе органов внутренних дел по расследованию пре­ступлений (Ф. 4-1);

3)  Об использовании сил и средств в раскрытии преступле­ний (Ф. 4);

4)  О результатах работы органов внутренних дел по выявлению и раскрытию корыстно-насильственных преступлений (Ф. 4-3);

5)  О работе по выявлению и раскрытию преступлений эко­номической направленности (Ф. 5-К);

6)  О работе подразделений криминальной милиции по вы­явлению и раскрытию преступлений экономической направлен­ности (Ф. 5);

7)  Об участии сотрудников ГАИ в выявлении и раскрытии преступлений (Ф. ГАИ-П);

8)  О результатах работы органов дознания (Ф. 3-Е);

9)  О розыске лиц, скрывшихся от дознания, следствия, суда, уклоняющихся от исполнения уголовного наказания, без вести пропавших, а также об установлении личности граждан и нео­познанных трупов (Ф. 3);

10)  О результатах работы службы досмотра органов внутрен­них дел на воздушном транспорте по обеспечению авиационной безопасности (Ф. 2-ГУВДТ);

11)  О результатах работы отрядов милиции особого назначе­ния (Ф. 19);

12)  О профилактической работе органов внутренних дел (Ф. «Профилактика»);

13)  О результатах работы органов внутренних дел по преду­преждению преступлений несовершеннолетних правонарушите­лей (Ф. 18);

14)  О результатах работы центров временной изоляции для несовершеннолетних правонарушителей (Ф. 539);

15)  О работе органов внутренних дел с лицами, осужденны­ми к наказаниям, не связанным с изоляцией от общества и иным мерам реализации уголовной ответственности (Ф. 10-ИУ);

372

16)   О работе экспертно-криминалистических подразделе­ний (Ф. 1-НТП);

17)  О лицензионно-разрешительной работе (Ф. 1-РС);

18)  О работе информационных подразделений (Ф. 1-ИЦ). Данный перечень можно было бы продолжить. Однако и так

очевидно, что в органах внутренних дел собирается огромная и, может быть, даже избыточная статистическая информация о ра­боте различных подразделений, анализ которой не представляет особой трудности, поскольку практически не выходит за преде­лы имеющегося отчета.

В отчете о результатах работы отрядов милиции особого на­значения (Ф. 19), например, указывается: число проведенных мероприятий самостоятельно ОМОНом и совместно с крими­нальной милицией, налоговой полицией, таможенными органа­ми; число задействованного личного состава; число задержанных преступников, их правонарушения, изъятие у них оружия, нар­котиков и т. д. Этот небольшой отчет, с одной стороны, может быть дополнен сведениями из других отчетов, с другой, — ис­пользован при изучении состояния общественного порядка, раз­личных видов нарушений или преступлений.

Отчеты (Ф. 18) о результатах работы органов внутренних дел по предупреждению правонарушений несовершеннолетних и (Ф. 539) о результатах работы центров временной изоляции для несовершеннолетних правонарушителей в совокупности с отче­тами (Ф. «Профилактика») о профилактической работе органов внутренних дел и (Ф. 2) о лицах, совершивших преступления, где субъекты преступлений, в том числе и несовершеннолетние, распределены по полу, возрасту, видам преступлений и другим признакам, могут дать относительно полную характеристику не­совершеннолетних правонарушителей, их предпреступном и пре­ступном поведении и о работе органов внутренних дел по про­филактике противоправного поведения.

В сведениях о лицах, состоящих на учете в подразделениях по предупреждению правонарушений несовершеннолетних, раскры­вается около 60 признаков: общее число лиц, состоящих на уче­те, их движение в течение года, снятие с учета в связи с исправ­лением, осуждением, направлением в спецучилище и т.д.; ха­рактеристики по возрасту, образованию, занятиям, наличию ро­дителей (опекунов); отдельно раскрываются сведения о несовер­шеннолетних, доставленных в органы внутренних дел за совершение правонарушений. В сведениях о результатах работы по предупреждению правонарушений несовершеннолетних в бо­лее чем 40 признаках отражаются принимаемые меры к несо­вершеннолетним, главным образом, «репрессивного» характе­ра. Говорится о направлении представлений о несовершенно­летних, помещении их в различные учреждения, составлении протоколов, направлении материалов в суд, комиссию по де­лам несовершеннолетних и т. п. Особо учитывается работа, про­водимая с несовершеннолетними, входящими в состав преступ­ных группировок. О собственно профилактических мероприя­тиях в отчете ничего не говорится. В отчете (Ф. 539) примерно в таком же объеме рассматриваются результаты работы центров временной изоляции несовершеннолетних правонарушителей.

Анализ работы милиции с несовершеннолетними правонару­шителями в динамике, в соотношении их с численностью и рас­пределением на анализируемой территории всех подростков в це­лом, наличием и поведением их родителей (опекунов), воспита­тельной работой общеобразовательных и специальных школ, дет­домов, интернатов, учреждений специального обслуживания, ор­ганов опеки и попечительства, органов и учреждений образова­ния и другие данные могут раскрыть многие недостатки работы с несовершеннолетними правонарушителями и выявить имеющие­ся возможности по их исправлению. Приведенные примеры рас­крывают статистические условия анализа различных форм деятель­ности милиции и органов внутренних дел в целом.

2. В структуре задач, выполняемых органами внутренних дел, есть такие, по результатам выполнения которых судят о дея­тельности милиции в целом. Это уровень соответствия регист­рируемой преступности на обслуживаемой территории действи­тельному положению дел и уровень раскрываемости преступ­лений.

Уровень соответствия регистрируемой преступности криминаль­ным реалиям — комплексный показатель. Он включает в себя ис­полнение таких важных милицейских обязанностей, как: а) при­нимать и регистрировать заявления, сообщения и иную информа­цию о преступлениях; б) выявлять преступления, особенно те их виды, которые совершаются без видимых жертв; в) возбуждать уголовные дела, проводить дознание и предварительное следствие.

Борьба с преступностью или контроль над ней начинается с регистрации заявлений, сообщений или иной информации о преступлениях, на основе которых возбуждается уголовное дело или проводится предварительная проверка, по результатам кото­рой в свою очередь возбуждается уголовное дело либо выно­сится постановление об отказе в его возбуждении. Добросовес­тная регистрация первичной информации о преступлениях и регистрация самих преступлений -- акт не формальный, а сущ­ностный. Объективность деятельности милиции и других пра­воохранительных органов по учету заявлений и сообщений о преступности и самих преступлений -- одна из главных про­блем. Она затрагивает интересы народа, национальной безопас­ности, государства и интересы правоохранительных органов.

Первые три группы интересов во многом совпадают. Интере­сы милиции и других правоохранительных органов, которые ре­гистрируют заявления и сообщения о преступлениях, учитывают преступность, расследуют уголовные дела и одновременно несут ответственность за рост преступности, постоянно находятся в со­стоянии конфликта интересов ведомства и государства, ведомства и народа. Традиционно побеждают корпоративные интересы: стремление любыми путями показать, что правоохранительные органы не даром «едят хлеб налогоплательщиков». Подобный по­каз можно делать разными способами: либо объективно удержи­вать преступность на социально терпимом уровне, а может быть, и снижать его, либо регистрационно «добиваться тех же целей».

Поскольку удерживать объективно растущую преступность на каком-то более или менее терпимом уровне и тем более снижать его в современной России нет необходимых возможностей, то традиционно учет заявлений о преступлениях и учет самой пре­ступности становятся заложниками корпоративных интересов. Статистические манипуляции «помогают» решать самые важные вопросы: регулировать нагрузки правоохранительной системы на уровне ее средней пропускной способности и демонстрировать свои возможности «успешной» борьбы с преступностью.

В стране, где повсеместной криминализацией общественных, экономических и политических отношений озабочены другие стра­ны и мировое сообщество в целом, где криминал на каждом шагу, высокие должностные лица не стесняются говорить о сокраще­нии преступности и росте ее раскрываемости.

Статистические возможности объективизации этих показате­лей были рассмотрены при статистическом обосновании латент­ной преступности. Статистические методы ее выявления представляют собой одновременно и методы изучения деятельности милиции и других правоохранительных органов по учету, а зна­чит, и по расследованию преступлений, изобличению винов­ных и их наказанию с одним лишь уточнением.

Значительную долю в структуре латентной преступности за­нимает «незаявленная» преступность. Ее уровень прямо и непос­редственно мало зависит от деятельности милиции. Сообщать или не сообщать о преступлении — право пострадавшего или иного гражданина. Уголовной ответственности за недонесение о преступ­лении в действующем законодательстве нет. Хотя незаявление о преступлении в значительной мере обусловлено недоверием к ми­лиции и неверием в ее возможности, при изучении деятельности конкретных правоохранительных органов акцент должен ставить­ся на степень выполнения ими своих обязанностей по регистра­ции заявлений о преступлении и самих преступлений.

3. У милиции есть и другая обязанность — выявление преступ­лений. Она имеет особое значение при преследовании преступле­ний против государства, государственной собственности, эконо­мических, экологических, коррупционных и иных деяний. Вы­полнение этой обязанности отслеживается в документах первич­ного учета и в ряде отчетов непосредственно (Ф.5; Ф.5-К; Ф.4-3; Ф.ГАИ-П) и опосредованно (Ф.1-ОП; 2-ГУВДТ; Ф.З; Ф.1-НТП; Ф.19 и др.).

В отчете о работе подразделений криминальной милиции (Ф.З) 18 разделов, в которых раскрываются сведения: о выявленных преступлениях; об изъятии имущества, денег, ценностей; о рас­пределении этих деяний по отраслям народного хозяйства; об участии различных служб и органов в выявлении указанных дея­ний; о выявленных правонарушителях; о должностных лицах, со­вершивших преступления с использованием должностного по­ложения; о потерпевших (юридических и физических лицах); о преступлениях в кредитно-финансовой сфере, на потреби­тельском рынке, во внешнеэкономической деятельности, с ва­лютными ценностями, приватизацией, изготовлением и сбы­том поддельных денег и ценных бумаг и др. Отчет содержит около 4200 признаков.

В сочетании с другими отчетами объем информации доходит до 10 тыс. Однако такое подробное статистическое описание от­ражает работу лишь по выявленным преступлениям, удельный вес которых в структуре реальной экономической преступности не превышает 4-5%. Это обусловлено объективными и субъектив­ными возможностями подразделений милиции по борьбе с эко­номическими преступлениями. Они выявляются, главным обра­зом, на основе поступающих сигналов от граждан, должностных лиц, других служб правоохранительных органов, средств массо­вой информации и иных источников, а не путем каких-либо то­тальных проверок. Не случайно Правительство РФ по поручению Президента РФ (Указ от 3 марта 1998 г.) разрабатывает единую систему учета выявленных преступлений и административных пра­вонарушений в сфере экономики в целях отразить их в государ­ственной статистической отчетности и принять необходимые меры. В статистической карточке на выявленное преступление учитываются те, кто выявил преступление: следователь проку­ратуры, органов внутренних дел; сотрудники криминальной ми­лиции (подразделения по борьбе с незаконным оборотом нар­котиков, организованной и экономической преступностью, с преступными посягательствами на грузы; уголовный розыск, оперативно-розыскных подразделений); сотрудниками милиции общественной безопасности (ГАИ, участковые инспекторы, орга­ны дознания, патрульно-постовая служба, ОМОН, подразделе­ния предупреждения преступлений несовершеннолетних, вне­ведомственная охрана, дежурные части); исправительными уч­реждениями и следственными изоляторами; пожарной службой; паспортно-визовой службой; национальным бюро Интерпола; другими службами внутренних дел; налоговой полицией и на­логовой инспекцией; таможенными органами; федеральной служ­бой безопасности; подразделениями собственной безопасности; частными детективами или охранными службами и другими ли­цами. Поэтому при статистическом анализе деятельности соот­ветствующих подразделений криминальной милиции есть необ­ходимость соотнести данные отчетов Ф.5, Ф.5-К и сведения других отчетов.

4. Следующий важный показатель работы правоохранитель­ных органов — раскрываемость преступлений. По действующему учету и отчетности она представляет собой отношение числа рас­крытых деяний к числу расследуемых, выраженное в процентах:

 

Сведения о раскрытии преступлений формируются на ос­нове статистической карточки Ф.1.1 о результатах расследования преступлений. В соответствии с Инструкцией о едином учете преступлений деяние может быть учтено как раскрытое только в случаях, когда:

-  уголовное дело по обвинению лица, совершившего пре­ступление, закончено производством и обвинительное заключе­ние утверждено прокурором с направлением дела в суд;

-  лицо, совершившее преступление, установлено, но с со­гласия прокурора уголовное дело прекращено по нереабилити­рующим основаниям с освобождением лица от уголовной ответ­ственности;

- лицо, совершившее преступление, не представляющее боль­шой общественной опасности, но с согласия прокурора без воз­буждения уголовного дела освобождено от уголовной ответствен­ности;

-  лицо, совершившее преступление, установлено в про­цессе протокольной формы досудебной подготовки материа­лов, и они с санкции прокурора направлены в суд;

-  уголовное дело прекращено в связи с изменением обста­новки, истечением срока давности, актом амнистии, а также в отношении умершего лица.

Нераскрытым считается такое преступление, уголовное дело по которому приостановлено в связи с тем, что обвиняемый скрылся от следствия или суда или когда по иным причинам не установлено его местопребывание, а также в случае неустанов­ления лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого. В число нераскрытых преступлений включаются все преступле­ния, дела о которых впервые приостановлены в данном отчет­ном периоде, независимо от времени возбуждения уголовного дела и времени регистрации данного преступления.

К расследованным преступлениям в данном случае относятся преступления, уголовные дела (материалы) по которым направ­лены в суд, прекращены производством, а также по материалам о которых, с согласия прокурора, отказано в возбуждении уго­ловного дела (за исключением случаев прекращения уголовных дел или отказа в возбуждении уголовных дел по реабилитирую­щим основаниям и основаниям, исключающим уголовную от­ветственность).

В некоторых странах раскрываемость определяется как отно­шение раскрытых преступлений из числа зарегистрированных в отчетном периоде к общему числу всех зарегистрированных в том же отчетном периоде. Подобный расчет не включает в себя преступления и раскрытые деяния, которые были учтены в про­шлые годы (они учитываются отдельно). Такой подход более объективен в связи с соблюдением принципа построения учета в строгих рамках отчетного периода. Различия между показателя­ми, рассчитываемыми разными методами, могут быть не так ве­лики, поскольку с прибавлением раскрытых дел за счет про­шлых лет увеличивается и число расследуемых дел за счет тех же прошлых лет. При анализе раскрываемости, особенно при сопо­ставлении сведений по другим странам, следует помнить об этом. Раскрываемость преступлений отражается в отчетах Ф.4, Ф.4-1, Ф.4-3, Ф.5 и др. В 1996 г. было раскрыто 70,9%, а в 1997 г. -72,2% преступлений, в том числе тяжких и особо тяжких — 60,7%, совершенных в особо крупных размерах — 88,2%, пре­ступлений экономической направленности — 91,3%, связан­ных с незаконным оборотом наркотиков 96,9%, связанных с незаконным оборотом оружия -- 98,0%. Самый низкий про­цент раскрываемости был по кражам из квартир (53,8%). Рас­крываемость по линии милиции общественной безопасности (по делам, когда предварительное следствие необязательно) со­ставляет 93,9% и по линии криминальной милиции (предва­рительное следствие обязательно) — 64,6%.

Реальная раскрываемость преступлений, представляющая со­бой отношение раскрытых деяний к фактически совершенным (т. е., к зарегистрированным и латентным), в 4—5 раз ниже фор­мальной. По некоторым видам деяний эта разница достигает двух и более порядков. Таким образом, приближение формаль­ных показателей раскрываемости преступлений к реальным тес­но связано с уровнем латентной преступности.

Показатели уровня преступности и ее раскрываемости явля­ются главными при оценке деятельности правоохранительных ор­ганов. Это накладывает на них отпечаток «борьбы за показатели». Поскольку между уровнем учтенной преступности и раскрывае­мостью преступлений существует сильная обратная корреляци­онная зависимость, то неполнота и необъективность одних дан­ных существенно влияет на другие. В связи с этим порочной прак­тикой регистрации преступлений можно «замедлить» или «сни­зить» не только темпы прироста преступности, но и, если вы­борочным учетом еще и управлять (скажем, «уходить» от регис­трации заведомо нераскрываемых или трудно раскрываемых деяний и активно регистрировать незначительные и очевидные пре­ступления, по которым не требуется обязательного проведения предварительного следствия), то можно добиться заметного ро­ста раскрываемости учтенных деяний и т. д.

Подобное «управление» не требует директив. Во всех при­казах и указаниях предъявляются жесткие требования к объек­тивности учета преступности и борьбы с ней. Вместе с этим системно отслеживается криминологическая ситуация в регио­нах и в ежемесячно публикуемых оперативных материалах ука­зываются «передовики» и «отстающие» по наиболее важным показателям. Обратимся к рядовому и часто встречающемуся примеру. В Волгоградской области в 1996 г. раскрываемость пре­ступлений равнялась 73,3%. В январе 1997 г. в силу каких-то при­чин (расслабление, манипуляции с учетом в конце и начале года, вступление в силу нового УК и др.), раскрываемость сни­зилась до 68,6, а в феврале — до 57,9% (по европейским мер­кам, где средняя раскрываемость не превышает 45%, — это вы­сочайшее достижение). По нашей традиции область с января месяца была зачислена в число регионов «с низкой раскрывае­мостью преступлений». В марте ГУВД области повысило рас­крываемость до 61,8, в апреле -- до 63,0, в мае -- до 64,2, в июне до 69,0%. После этого она была вычеркнута из числа ре­гионов с низкой раскрываемостью. В августе ее показатели дос­тигли 69,5%, в сентябре— 71,6, в октябре— 72,9%, но в «пе­редовики» она не попала, так как в списке в октябре месяце значились регионы с раскрываемостью от 82,6 до 89,2%.

Такие манипуляции в уголовной статистике еще больше по­дорвут доверие населения к правоохранительным органам, что в свою очередь снизит заявляемость о преступлениях, а после­днее, по законам обратной связи, приведет к «улучшению» по­казателей результативности борьбы с преступностью.

Оригинальное объяснение применительно к Германии, где учет преступности, может быть, один из лучших, но где есть и аналогичные недостатки, дает немецкий криминолог Ганс Шнай­дер. «Официальная уголовная статистика, -- пишет он, — есть модель, которая служит инстанциям формального социального контроля в качестве средства самооправдания перед обществен­ностью и влияния на нее. Так, например, с одной стороны, по­лиция хочет доказать, насколько хороша проделанная работа ... и это ее полное право; с другой -- она должна еще и убедить общественность, что она (работа. -- Авт.) остается достаточно острой и что преступность угрожает обществу. Ведь иначе (поли­ции. — Авт.) начнут сокращать штаты сотрудников и урезать средства». К этим словам следует добавить, что преступность в Германии и объективно, и регистрационно высока. В 1995 г. там при численности населения 81 538 603 чел. зарегистрировано 6668 717 преступлений (без автотранспортных), что на 2% боль­ше, чем в 1994г. Коэффициент преступности составил 8176,6 де­яний на 100 тыс. населения. Раскрываемость преступлений при отлично работающей полиции колеблется в пределах 45-50%.

В России в условиях криминализации всех общественных от­ношений и крупных организационных, кадровых, профессио­нальных, материально-технических, финансовых и морально-правовых недостатках в самих правоохранительных ораганах пре­ступность с 1992 г. (год «отпущенной» регистрации) интенсивно сокращается. В 1996 г. она снизилась на 4,7%. В 1996 г. при числен­ности населения 147 609 143 чел. у нас было зарегистрировано 2625081 деяние, или 1778,4 преступления на 100 тыс. населе­ния, т. е. в 4,6 раза ниже, чем в Германии.

В силу указанных обстоятельств изучение деятельности пра­воохранительных органов по регистрации заявлений и сообщений о преступлениях, по выявлению преступлений, регистрации преступлений и их раскрываемости должно быть особенно полным, взаимосвязанным и критичным. Вернемся к примеру Волгоградской области. Если проследить рост раскрываемости преступлений в ней в соотношении с уровнем регистрируемой преступности всей, более опасной (по линии криминальной милиции) и малозначительной (по линии милиции общественной I безопасности), то видно, что общий уровень преступности в ' январе 1997 г. снизился на 18,3% (данные приводятся в сравнении с аналогичными показателями предыдущего года), более опасной — на 22,5, малозначительной — на 7,7; в феврале -соответственно на 11,9, 13,8 и 6,9%. Эти данные означают, что в структуре преступности, при ее общем снижении, росла доля малозначительных деяний, совершенных в условиях очевиднос­ти, регистрируемых милицией общественной безопасности, по которым проведение предварительного следствия необязательно. При изучении структурных относительных показателей мы говорили, что распределение различных видов преступлений в структуре всей преступности имеет некоторую устойчивость. Относительный рост очевидных преступлений небольшой тя­жести и снижение тяжких и особо тяжких преступлений в со­здавшихся условиях вряд ли может быть стихийным, и это не могло не сказаться на уровне раскрываемости.

При расширении статистических сопоставлений раскрыва­емости с уровнями отдельных видов преступлений, характери­стикой правонарушителей, преступностью в отдельных райо­нах, городах и населенных пунктах области, качеством регист­рации заявлений и сообщений о преступлениях и самих пре­ступлений, отказными материалами, жалобами пострадавших и т. д. можно получить более полную картину о реальной и фор­мальной раскрываемости преступлений.

5. При изучении деятельности правоохранительных органов зна­чимое место занимает анализ следственной работы. Он касается след­ственных подразделений органов внутренних дел (около 90%), про­куратур, федеральной службы безопасности, налоговой полиции, таможенных органов и органов военных прокуратур.

Подобный анализ базируется на информации, получаемой из статистических карточек о результатах расследования преступле­ния (Ф. 1.1) и отчете о следственной работе (Ф. 1-Е). Последний входит в ведомственную государственную отчетность и является информационно емким. Он включает в себя 12 разделов с более чем 1200 единицами информации: об окончании следователями дел (без повторных) по видам преступлений; окончании дел доз­навателями и завершении протокольных производств (без повтор­ных) по видам преступлений; о работе следственного аппарата и органов дознания (с повторными делами и протокольными фор­мами); сроках расследования уголовных дел; расследовании пре­ступлений, совершенных несовершеннолетними; дополнительных расследованиях; задержании подозреваемых в совершении пре­ступлений; об основаниях прекращения уголовных дел в процес­се следствия и дознания; об окончании дел следователями нало­говой полиции; о работе следственного аппарата и органов доз­нания налоговой полиции и т. п.

Имеющаяся информация в документах первичного учета и в самой отчетности по этому вопросу позволяет получить более или менее достоверные данные о реально проделанной следствен­ной работе в стране, регионе, городе, районе. Следственная и дознавательская работа ведутся по официально возбужденным делам и в строго процессуальной форме, в связи с чем манипу­ляции со статистикой в этом случае менее возможны. Получае­мые сведения вполне сопоставимы со статистическими данными о преступлениях, лицах, их совершивших, со статистикой осуж­денных и т. д. Сопоставительный анализ сведений о следствен­ной работе с другими показателями уголовной статистики по­зволяет получить достаточно полную картину о деятельности сле­дователей и дознавателей.

6. Не меньшее значение в практической юридической статис­тике имеет количественный анализ работы прокурора. Он базиру­ется, главным образом, на данных отчета о работе прокурора (Ф.П), который также входит в ведомственную государственную статистическую отчетность. В отчете отражены все функции дея­тельности прокурора, предписанные законом о прокуратуре.

Отчет состоит из 8 разделов и содержит около 1800 призна­ков, характеризующих прокурорский надзор за исполнением за­конов; соблюдением прав и свобод человека и гражданина; за ис­полнением законов органами, осуществляющими дознание и пред­варительное следствие (надзор за законностью возбуждения и пре­кращения дел, приостановления следствия и дознания, за соблю­дением законности в стадии ведения следствия и дознания, за­конностью арестов и задержаний, а также об участии прокурора в судебном рассмотрении жалоб на содержание под стражей); за исполнением законов в местах предварительного заключения, при исполнении наказания и иных мер принудительного характера; |  данные об участии прокурора в арбитражном судопроизводстве (иски, заявления, жалобы, представления и протесты прокуро­ра); сведения об участии прокурора в гражданском судопроизвод­стве (участие прокурора в рассмотрении гражданских дел в судах, г его иски и заявления в порядке гражданского и уголовного судо­производства, протесты прокурора); данные об участии прокуро­ра в уголовном судопроизводстве (участие прокурора в рассмотре­нии дел судом, протесты прокурора, результаты опротестования судебных постановлений); информация о работе прокуратуры по рассмотрению и разрешению жалоб, о гласности деятельности прокуратуры, о выступлениях прокурорских работников в сред­ствах массовой информации.

Объем сведений, которые имеются в рассматриваемом отче­те, дает возможность объективно оценить деятельность прокурора в различных формах его работы. Однако если анализируе­мые данные не сопоставлять с реальной криминологической и правовой обстановкой, со статистическими показателями, ко­торые ее характеризуют, с качеством работы по соблюдению дей­ствующего законодательства во всех поднадзорных прокурору уч­реждениях, то можно прийти к ошибочным выводам.

7. Интегрирующим направлением изучения работы правоохра­нительных органов может быть анализ эффективности деятельнос­ти правоохранительной системы в целом и ее отдельных составных частей или видов деятельности: оперативной работы, предвари­тельного следствия и дознания, борьбы с преступностью и т. д.

Если под эффективностью работы понимать отношение фак­тически достигнутого общественно-полезного результата к той цели, которая была определена законом, указом Президента РФ, решением координационного совещания правоохранительных ор­ганов при Генеральном прокуроре РФ, решением соответствую­щих властей в центре и на местах в целом или в каком-то конк­ретном направлении деятельности (снизить брак в работе след­ственных подразделений, уменьшить уровень латентности, сокра­тить сроки расследования уголовных дел и т. д.), то в этом слу­чае очень важно статистически соотнести фактические и плани­руемые результаты. Система учета и отчетности правоохранитель­ных органов более или менее удовлетворительно позволяет ре­шать и эти обобщенные задачи.

.

Назад

Главная Новости Книги Статьи Реферати Форум
 
 
 
polkaknig@narod.ru © 2005-2006 Матеріали цього сайту можуть бути використані лише з посиланням на даний сайт.