§ 2. Классификация конвенций и рекомендаций МОТ о труде :: vuzlib.su

§ 2. Классификация конвенций и рекомендаций МОТ о труде :: vuzlib.su

17
0

ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ


§ 2. Классификация конвенций и рекомендаций МОТ о труде

.

§ 2. Классификация конвенций и рекомендаций МОТ о труде

В целях более глубокого анализа различных правовых явле­ний
в юридической науке прибегают к использованию такого метода исследования, как классификация.
Классификация пред­ставляет собой способ аналитического и синтезного исследова­ний
тех или иных явлений. Расчленяя целое на составные части, анализ обнаруживает
многообразие явлений, множество свойств и сторон отношения, а синтез обобщает
то главное и существен­ное, что составляет его порождающую основу.

Применение классификации как метода исследования конвен­ций
и рекомендаций о труде возможно в связи с тем, что эту совокупность между
народно-правовых актов можно рассматри­вать как систему. Любой системе присуща
внутренняя организа­ция. Структура — внутренняя организация целостной системы,
представляющая собой специфический способ взаимосвязи, взаи­модействия
образующих его компонентов. Система всегда озна­чает, с одной стороны,
целостность и единство взятого объекта исследования, а с другой — внутреннюю
структурную дифферен­циацию составляющих его частей, т. е. их известную
обособлен­ность и самостоятельность по отношению к целому.

Данная совокупность источников международно-правового ре­гулирования
труда представляет собой систему также и потому, что не является
однородно-структурным монолитом, а содержит в себе, как уже отмечалось,
внутренние компоненты. Обращение к характеристике компонентов обогатит наши
представления об этой системе в целом. Следует подчеркнуть, что системный под­ход
к изучению всякого сложного образования или общественно­го явления позволяет
видеть и учитывать как общие черты всех структурных подразделений, образующих
систему, так и их осо­бенности.

Основной целью классификации конвенций и рекомендаций МОТ о
труде является поиск и раскрытие отличительных осо­бенностей этих источников
международного трудового права. Для полноты исследования данной проблемы
допустима не одна, а несколько видов классификации, в основе которых будут при­меняться
разные критерии. Представляется, что было бы оши­бочно настаивать на
универсальности той или иной классифика­ции. Любая классификация, если она
опирается на существен­ный признак, может содействовать лучшему пониманию
объекта исследования.

При выдвижении любой классификации важная роль принад­лежит
выбору научно обоснованных критериев классификации, ибо критерии — верный
признак для распознания истины, знак, по которому узнают существенное в
предмете явление.

Классификация конвенций и рекомендаций МОТ о труде как
источник международного трудового права — не любое распреде­ление их на группы,
а объединение на основе объективно суще­ствующих и оправданных в научном плане
критериев (основа­ний такой классификации).

С учетом общих теоретических положений международного
трудового права и теории классификации как метода исследования, с нашей точки
зрения, могут быть выдвинуты следующие критерии классификации этой системы
источников:

1) форма выражения международных норм о труде;

2) способ обращения к регулированию трудовых отношений;

3) контингент трудящихся, на которых они рассчитаны;

4) объект регулирования.

Проанализируем международные нормы о труде по этим кри­териям.

Форма выражения международных норм о труде. В сфере
международного трудового права особое и самостоятельное зна­чение имеет форма,
в которую облекается международно-пр’аво-вой документ, регламентирующий
трудовые отношения. Истори­чески так сложилось, что МОТ избрала в качестве
таких форм конвенции и рекомендации. Во многом выбор указанных форм
предопределен структурой и многофункциональным характером целей МОТ, которые
зафиксированы в Филадельфийской декла­рации «О целях и задачах МОТ» 1944 года и
в Преамбуле Ус­тава этой организации. Однако главной причиной выбора на­званных
форм являются сложный характер возникающих связей в сфере труда и
социально-экономическая природа трудовых от­ношений. Чем богаче содержание
регулируемого правом общест­венного отношения, тем сложнее поиск верных форм
его регла­ментации. Форма и содержание находятся в постоянном взаимо­действии.
«При этом определяющей тенденцией формы является устойчивость».

Принципиальным является вопрос о том, в какой мере содер­жание
трудовых отношений повлияло на форму, в которую об­лечены международно-правовые
нормы о труде.

Природа общественно-трудовых отношений предопределена тем,
что в них отражается соединение живого труда с предмета­ми и средствами труда,
и происходит оно по общему правилу в трудовом коллективе. Эти отношения поэтому
всегда отражают формы и методы привлечения к труду, распределения труда ме­жду
людьми, методы поддержания дисциплины труда, способы создания здоровых и
безопасных условий в процессе трудовой деятельности, формы и методы
распределения продукта труда и участия работников в управлении организациями и
т. п.

Обращение к конвенциям и рекомендациям МОТ, регламенти­рующим
труд, показывает, что они на сегодняшний день в значи­тельной степени
охватывают многие стороны общественно-трудо­вых отношений: возраст, начало трудовой
деятельности, охрану здоровья работающих, содействие привлечению к труду и т.
д. Од­нако сложный характер общественно-трудовых отношений лишь отчасти
сказался на форме (конвенции или рекомендации), в кото­рую облечена та или иная
совокупность международно-правовых норм о труде. При этом можно привести
примеры, когда одна и та же проблема о труде, требующая международного
регулирования, получает дублированное регулирование в соответствующих конвен­ции
и рекомендации. Так, проблема медицинского освидетельство­вания подростков
продублирована в Конвенциях № 77 и № 78 1946 года и в Рекомендации № 79 1949
года. Вопросы оплаты от­пусков в сельском хозяйстве были решены в Конвенции №
111 1952 года и в Рекомендации № 93 того же года.

Иногда конвенции и рекомендации МОТ о труде регулируют
обособленно и причем, как это известно, с неодинаковой степе­нью юридической
силы различные аспекты трудовых отношений.

Подобным примером может служить Рекомендация № 125 «Об
условиях труда молодых людей, занятых на подземных ра­ботах в шахтах и
рудниках» 1966 года. Конвенции подобного рода не принято. При всей важности
Конвенций № 123 «О ми­нимальном возрасте допуска на подземные работы в шахтах и
рудниках» 1965 года и № 124 «О медицинском освидетельство­вании молодых людей с
целью определения их пригодности к труду на подземных работ в шахтах и
рудниках» 1965 года они не охватывают всего круга проблем, которые связаны с
примене­нием труда молодых работников на подземных работах и отра­жены в
названной выше Рекомендации.

Наблюдается и такая ситуация, когда отсутствуют как реко­мендации,
так и конвенции по многим важным и острым в со­циальном плане проблемам,
касающимся различных сторон тру­да. Так, нет специальной регламентации режима
труда, его опла­ты, форм участия в управлении организациями, т. е. практически
ни та ни другая форма никак не срабатывают. Пробел в между­народно-правовом
регулировании этих вопросов труда во многом обусловлен структурой МОТ, когда
столкновение интересов тру­дящихся и предпринимателей не всегда заканчивается
достиже­нием компромисса и может иметь нулевой результат.

Данное положение становится особенно наглядным, если об­ратиться
к количеству ратификаций по конвенциям, требующим существенного улучшения
условий труда. Так, Конвенция № 33 «О возрасте приема детей на непромышленные
работы» 1932 года получила всего 25 ратификаций. Ее ратифицировало 15,7% общего
числа членов МОТ. Позднее в связи с принятием Конвенции № 60 «О возрасте приема
детей на непромышленные раб- гы» 1937 года Конвенция № 33 была объявлена
закрытой для ратификации. Конвенцию № 60 ратифицировало 11 госу­дарств, или 7%
общего числа членов МОТ.

Наконец, Конвенцию № 138 «О минимальном возрасте прие­ма на
работу» 1978 года, которая объединила положения всех предыдущих конвенций по
этому вопросу, ратифицировало 37 государств, или 23% общего числа членов МОТ.

Нужно учитывать, что процесс согласования воли госу­дарств-участников,
каждое из которых в МОТ представлено ставшим уже классическим трехсторонним
представительством, всегда далеко не простой, зачастую имеет весьма проблематич­ный
характер. Воля международной организации носит отнюдь не однородный характер и
не является «безликой». Она даже в конечном итоге не лишена отдельных оттенков
и особенностей* -внутри себя.

Таким образом, когда согласование воль государств — участ­ников
МОТ не достигнуто как по существу конкретного вопроса о труде, так и по форме
принятия решения, проблема остается в правовом плане не урегулированной на
общем уровне. Сказан­ное, однако, не означает, что Уставом МОТ не предусмотрены
для таких ситуаций другие формы. Так, в ст. 21 Устава МОТ прямо записано: «Если
при окончательном голосовании на Кон­ференции какая-либо конвенция не соберет
большинства в две трети голосов присутствующих делегатов, тем не менее любые
члены организации, которые этого пожелают, могут согласиться заключить такую
конвенцию между собой».

При этом на основании ст. 102 Устава ООН и в соответст­вии с
цитируемой статьей Устава МОТ каждая заключенная та­ким образом конвенция
направляется заинтересованными прави­тельствами Генеральному директору МВТ и
Генеральному секре­тарю ООН для регистрации.

В целом же, в какую форму облечь ту или иную совокупность
норм о труде (в конвенцию или рекомендацию), зависит от пози­ций
государств-участников и от той роли, которая придается каж­дой из названных
форм представителями трудящихся, предприни­мателей и правительства. Например, в
тех случаях, когда прини­маются одновременно по одному и тому же вопросу
конвенция и рекомендация, у предпринимателей появляется возможность для
маневра. Важные положения можно объявить второстепенными и зафиксировать их в
рекомендации, а не в конвенции.

Так, при рассмотрении круга проблем, возникающих в связи с
необходимостью проведения медицинского освидетельствования детей и подростков в
целях выяснения их пригодности к труду в промышленности, на 29-й сессии МОТ,
проходившей в Монреале 19 сентября — 9 октября 1946 г., вопрос о контроле
за дей­ствиями предпринимателей в этом направлении был урегулиро­ван не в
Конвенции № 77 1946 года, а в Рекомендации № 79 этого же года. Тем самым весьма
проблематичным представляет­ся эффективность реализации положений Конвенции №
77 о ме­дицинском освидетельствовании детей и подростков с целью вы­яснения их
пригодности к труду в промышленности.

Деятельность МОТ весьма многопланова. Среди ее направле­ний
могут быть выделены и такие формы, как принятие резолю­ций и заключений по
конкретным вопросам, а также разработка различных программ. Среди них следует
отметить Резолюцию о вкладе МОТ в Международный год молодежи, принятую на 69-й
сессии Международной конференции труда (МКТ) в 1983 году, Резолюцию о занятости
молодежи, принятую 64-й сессией МКТ в 1978 году, в которой, в частности,
содержится призыв к МОТ содействовать конкретным и эффективным ме­рам против
безработицы молодежи и принять соответствующие нормы о занятости и
профессиональной подготовке. Это реше­ние в последующем нашло отражение в
принятых в 1988 году Конвенции № 168 и Рекомендации № 176 «О содействии занято­сти
и защите от безработицы». Названные предпосылки, равно как и работа комитетов
МОТ по изучению условий труда в раз­личных странах и состояния национального
трудового законода­тельства, проведение региональных конференций по актуальным
трудовым проблемам применительно к нормативной деятельно­сти МОТ, должны
рассматриваться на такой стадии международного нормотворчества, на которой
происходят познание социальных факторов, формирование позиции государств-членов
поих намерению решать тот или иной вопрос по существу и в рамках компетенции и
Устава МОТ.

С проблемой выражения во вне определенной совокупности
международных норм о труде тесно связан вопрос о юридиче­ской природе этих норм
в зависимости от того, облечены ли они в форму рекомендации или в форму
конвенции. Суть данной за­висимости впервые четко в литературе сформулировал
С.А. Ива­нов, отметив, что «между этими документами есть серьезное юридическое
различие». Государство обязано положения кон­венции считать типовой нормой при
подготовке национальных норм в области регулирования условий труда, в то время
как рекомендации могут издаваться по тому же кругу вопросов, что и конвенции,
однако в отличие от последних не подлежат рати­фикации и не порождают
юридических обязательств для госу­дарств — членов МОТ.

Нужно иметь в виду и то обстоятельство, что сама по себе
форма выражения международных правил о труде не всегда вле­чет отмеченные
различия. Типовой нормой будут положения и нератифицированных конвенций.

Следующим критерием классификации конвенций и рекомен­даций
МОТ о труде выступает способ обращения к регулирова­нию проблем труда.
Избранный критерий классификации позво­ляет ответить на вопросы: сколько и
какие из общего числа кон­венций и рекомендаций МОТ посвящены регулированию
общих вопросов трудовых отношений, сколько и какие конвенции и ре­комендации
содержат наряду с общими международными норма­ми о труде специальные,
адресованные регулированию труда от­дельных категорий трудящихся или отдельным
аспектам регла­ментации трудовых отношений. Конвенции и рекомендации о труде
второго вида состоят целиком из специальных норм: норм-льгот, норм-дополнений,
норм-преимуществ, норм-привиле­гий и норм-изъятий. Природа этих норм позволяет
обеспечить учет интересов и потребностей разных контингентов трудящихся
(молодежи, женщин, инвалидов и т. д.) в сфере труда наилуч­шим образом и
содействует более высокому уровню их социаль­ной защищенности.

Контингент трудящихся, на который рассчитано действие
конвенций и рекомендаций МОТ, выступает третьим классифи­цирующим признаком. По
этому признаку следует различать конвенции и рекомендации, имеющие
универсальную сферу применения, т. е. распространяющиеся на всех работников вне
зависимости от области приложения труда. Примером могут слу­жить Конвенции: №
122 «О политике в области занятости» 1964 г.; № 115 «О защите трудящихся от
ионизирующей радиа­ции» 1960
г
.; № 127 «О максимальном грузе, допустимом для
переноски одним трудящимся» 1967
г
.; № 44 «О пособиях ли­цам, являющимся безработными по
не зависящим от них обстоя­тельствам» 1934 г.; № 88 «Об организации службы занятости»
1948 г.;
Рекомендации: № 128 «О максимальном грузе, допусти­мом для переноски одним
трудящимся» 1967 г.;
№ 150 «О про­фессиональной ориентации и профессиональной подготовке в об­ласти
развития людских ресурсов» 1975
г
.; общего действия (№ 136 «О защите от опасности
отравления бензолом» 1971 г.;
№ 155 «О безопасности и гигиене труда и производственной среды» 1948 г.); конвенции узкой
специфицированной сферы (Конвенция №113 «О медицинском осмотре рыбаков» 1959 г.; Конвенция № 13 «Об
использовании свинцовых белил в маляр­ном деле» 1921 г.; Конвенция № 62 «О
технике безопасности в строительной промышленности» 1937 г.).

Теоретическая значимость и практическая ценность универ­сальных
конвенций и рекомендаций состоит в том, что они обеспечивают всем работникам
одинаковые международные стандар­ты труда и тем самым способствуют унификации
национальных законодательств без излишней дифференциации национальных
законодательств, которая может привести лишь к исходно нерав­ным возможностям.
Данные конвенции и рекомендации в этом смысле могут быть оценены как содержащие
такие международ­ные нормы о труде, которые нацелены на создание базовых рав­ных
возможностей всем трудящимся.

Значительную часть конвенций и рекомендаций МОТ о тру­де
можно отнести к общим, имеющим указание на сферу приме­нения, причем в широком
плане: промышленные или непромыш­ленные работы. Круг работников, охватываемых
социально-пра­вовой защитой, здесь конкретизирован лишь общим указанием
названия сферы приложения труда, но не родом занятий, про­фессией,
квалификацией, специальностью.

Приведем в качестве примеров такие конвенции и рекоменда­ции:
Конвенция № 5 «О минимальном возрасте приема детей на работу в промышленности» 1919 г.; Конвенция № 60 «О
возрас­те приема детей на промышленные работы» 1937 г.; Конвенция № 90 «О
ночном труде подростков в промышленности» 1948 г.; Рекомендации № 80
«Об ограничении ночного труда детей и подростков на непромышленных работах» 1946 г. и №41 «О возрасте
приема детей на непромышленные работы» 1932 г.

В данном случае исходя из естественного разделения труда на
все большие группы — промышленное производство и непро­мышленное производство,
в каждом из которых применяется труд молодежи,— эти международно-правовые
документы уста­навливают международные стандарты труда молодежи, обеспечи­вая
такое соотношение единства и дифференциации условий труда, которое позволяет
отразить главные различия труда про­мышленного и непромышленного. Этот критерий
также просле­живается в отношении других категорий работников.

Ряд конвенций и рекомендаций МОТ о труде можно охаракте­ризовать
как документы, вводящие международные стандарты либо в особых условиях труда,
либо в конкретных отраслях производст­ва и обслуживания, т. е. в узкой
специализированной сфере дейст­вия. Круг работников, на которых они
распространяют свою соци­ально-правовую защиту, всегда четко определен как в их
названии, так и в содержании документов. Фактически они целиком состоят из
специальных норм о труде, выработанных с учетом особенностей сферы приложения
труда и круга лиц, к которым они обращены.

Назовем такие конвенции и рекомендации МОТ: а) Конвен­ции: №
7 «Об определении минимального возраста для допуска детей на работу в море» 1920 г.; № 10 «О минимальном
возрасте допуска детей на работу в сельском хозяйстве» 1921 г.; № 15 «О минимальном
возрасте допуска подростков на работу в качестве грузчиков угля и кочегаров во
флоте» 1921 г.;
№ 112 «О минимальном возрасте для принятия на работу рыбаков» 1959 г.; № 123 «О
минимальном возрасте допуска на подземные работы в шахтах и рудниках» 1965 г.; б) Рекомендации: №
96 «О минимальном возрасте допуска на подземные работы в шах­тах» 1953 г.; № 125 «Об условиях
труда молодых людей, заня­тых на подземных работах в шахтах и рудниках» 1965 г.; № 153 «О защите
молодых моряков» 1976 г.
Наконец, все конвенции и рекомендации МОТ о труде могут быть классифицированы
ис­ходя из их содержания по объекту регулирования.

Здесь могут быть выделены акты, регулирующие: 1) вопросы
трудоустройства и реализации права на труд; 2) труд при откло­нениях от
нормальных условий труда; 3) вопросы занятости, профессиональной ориентации и
подготовки; 4) рабочее время и время отдыха; 5) вопросы оплаты труда; 6) охрану
труда, повы­шение квалификации.

.

Назад

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ