Возникновение и изменение традиций :: vuzlib.su

Возникновение и изменение традиций :: vuzlib.su

268
0

ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ


Возникновение и изменение традиций

.

Возникновение и изменение традиций

Традиции в узком смысле слова, т.е. совокупность объектов и
идей, особое значение которых люди связывают с их происхож­дением в прошлом,
сами являются субъектами изменения. Они Модифицируются, выдвигаются на первый
план или игнорируют­ся, существуют в течение некоторого времени, а затем
исчезают, забываются и вновь возрождаются. Так случилось, например, со многими
этническими, национальными традициями в странах Восточной Европы и в бывшем
Советском Союзе: после длитель­ного подавления в условиях коммунистических,
тоталитарных режимов в изменившейся ситуации они обрели новую жизнь.

Традиции складываются двумя путями. Один идет «снизу», когда
можно сказать, что традиция «возникает», «зарождается». Это спонтанный,
стихийный процесс, в который вовлечены доста­точно большие массы людей. Все
начинается с того, что кто-то обращает особое внимание на определенные
фрагменты истори­ческого наследия. Затем интерес, уважение, пристрастие,
почтение распространяются вширь, охватывая все более широкие слои насе­ления, и
принимают форму ритуалов, церемоний, побуждают к поискам и обновлению старых
объектов, к новой интерпретации старых кредо. Индивидуальные предпочтения и
действия стано­вятся массовыми и превращаются в поистине социальный факт. Так
рождается традиция. Парадоксальным образом данный про­цесс очень сходен с
распространением новаций (эта тема будет обсуждаться в гл. 17), хотя в
рассматриваемом случае речь идет, скорее, об открытии того, что уже
существовало в прошлом.

Второй «маршрут» формирования традиции начинается «сверху»,
действуя через механизм навязывания, когда традиция выделяется, отбирается и
даже навязывается теми, кто обладает властью или влиянием. Это может быть
монарх, вводящий для своих подданных традиции своей династии; диктатор,
делающий упор на прошлой славе нации; полководец, напоминающий во­инам о
великих исторических сражениях, или известный моде­льер-дизайнер, находящий
вдохновение в прошлом и диктующий стиль «ретро».

Заметим, что эти два пути не предопределяют содержания
традиций. В частности, нельзя сказать, что один ведет к форми­рованию истинной
традиции, действительно уходящей своими корнями в прошлое, а другой — к
изобретенной традиции, связь которой с прошлым придумана, вымышлена. Такая
связь может диктоваться необходимостью, когда, например, кто-то наделяет образ
прошлого привлекательными чертами с тем, чтобы увлечь своей идеей многих людей.
Но все же чаще такого рода традиции создаются и внедряются с политической целью
теми, кто стоит у власти. Вспомним коронационные церемонии императора Бокассы;
ритуалы, принятые при Наполеоне, или недавние заверения политиков в «вечной и
нерушимой дружбе» между Советским Союзом и Ливией, Румынией и Мозамбиком.
Решение перепи­сать все учебники истории в России и бывшей Восточной Герма­нии
после крушения в этих странах коммунистических режимов свидетельствует о
степени утраты национальных традиций, кото­рые нужно теперь восстанавливать
заново.

Традиции подвержены как количественным, так и качествен­ным
изменениям. В первом случае речь идет о расширении или сужении круга
последователей, сторонников, поддерживающих традиции. Иногда та или иная
традиция охватывает все населе­ние страны, а порой даже выходит за ее пределы,
приобретая действительно глобальные масштабы. Таковы основные религи­озные
учения — христианство, ислам, буддизм, некоторые поли­тические доктрины —
либеральная демократия, социализм, кон­серватизм. Но люди могут и
разочароваться, перестать поддер­живать определенные традиции. Примером тому
служит судьба коммунизма и вообще левых традиций в конце XX в.

Что касается качественных изменений, то они затрагивают
содержание традиции, когда на смену одним идеям, символам, ценностям приходят
другие или когда одни объекты включаются в состав признанных традиций, а другие
отвергаются. В области идей, образов и ценностей достаточно напомнить о влиянии
Ре­формации на христианство или Второго Ватиканского собора на римский
католицизм. Из современных примеров назовем изме­нения традиций лейбористской
партии в Великобритании за пос­ледние годы; приуроченные к годовщине
путешествия Колумба исторические коррективы, внесенные в идеализированные пред­ставления
об открытии Америки; волну «ревизионистской» лите­ратуры, в которой Французская
революция (377; 353) показана в совершенно новом свете. В области материальных
объектов ил­люстрацией могут служить печатная машинка Оливетти Леттера или
спортивный автомобиль Порше, включенные в коллекцию Музея современного
искусства в Нью-Йорке; одежда Элвиса Пресли, выставленная на аукционе в Сотби;
советские военные ордена и медали, продающиеся на улицах Берлина, или пыльная
старинная мебель, вытащенная с чердаков современных домов.

Почему происходят подобные изменения?

Отчасти они объясняются психологическими причинами, и прежде
всего — свойствами человеческого разума — неустанного и скептического,
жаждущего новизны и оригинальности, устрем­ленного к творчеству и новациям,
наделенного воображением и фантазией. Рано или поздно любая традиция
подвергается со­мнению, пересмотру, и в то же время открываются новые фраг­менты
прошлого, которые признаются традиционными. К осо­бым случаям можно отнести
такие, когда традиция подрывается новыми фактами, сталкивается с реальностью и
оказывается не­верной или бесполезной. С XVII в. обоснование достоверности традиций
стало правилом научной этики. Другой, менее экстре­мальный вариант заключается
в том, что хотя традиция и не была фальсифицирована, но в радикально
изменившихся социальных условиях она уже не отвечает нуждам и потребностям
людей, ут­рачивает свою практическую функцию и потому отвергается.

Изменение традиций объясняется, кроме того, их множест­вом и
неизбежными столкновениями друг с другом, причем это касается и тех из них,
которые относятся к различным обществам или культурам, и тех, которые
принадлежат одному и тому же обществу. Первые широко изучались социальными
антрополога­ми. Речь идет прежде всего о столкновении традиций в связи с
колониальными завоеваниями, а также о более мирных фор­мах культурных контактов
между совершенно разными обще­ствами, в том числе о программах насильственной
модерниза­ции (см. гл. 9). Почти всегда местные традиции подвергаются значительному
воздействию извне, пересматриваются или смета­ются новыми, исчезая вовсе.

Соперничество традиций в рамках одного общества принима­ет
различные формы. Чаще всего это несовпадение и противо­борство национальных или
расовых традиций в многонациональ­ном или многоэтническом обществе, а также
конфликты между традициями представителей разных классов или социальных страт.
Подозрительность и неприязнь, которые низшие социальные слои испытывают к
ценностям элиты, наиболее ярко проявляются в актах насилия во время социальных
революций, когда поджига­ются королевские дворцы, разграбляются
аристократические особ­няки, а в музеях устраиваются склады или казармы.
Взаимная враждебность характерна и для региональных традиций. Нако­нец, весьма
важное значение имеет глубокий водораздел, прохо­дящий между отдельными
религиозными традициями.

Было бы, однако, упрощением думать, будто многочисленные
традиции неизменно воюют друг с другом. Между ними могут устанавливаться и
отношения взаимной поддержки. Так, поль­ское оппозиционное движение
«Солидарность» свело воедино в несколько неожиданную, но, как позднее показала
история, взрыв­чатую и эффективную смесь по меньшей мере три различные
традиции: католицизм, польский национализм и стихийный со­циализм рабочего
класса (последний, конечно, не тождествен официальной «социалистической»
доктрине).

Столкновения или — реже — взаимная поддержка неизбежно
влияют на каждую из традиций. Здесь многое зависит от того, насколько они
различаются своей внутренней силой (степенью выраженности, широтой охвата и
т.д.) или поддержкой со стороны властных структур (государств, армий,
социальных движений). Обычно в ходе колониальных завоеваний, войн и
прозелитских религиозных кампаний более слабая традиция размывается, под­вергается
эрозии. Если местная традиция недостаточно сильна или внешняя вводится без
особого нажима, то чаще всего наблю­дается культурное заимствование отдельных
элементов послед­ней. Наконец, если силы примерно равны, то может иметь место
слияние, синкретичный сплав различных традиций. Подробнее мы рассмотрим эти
процессы в гл. 6.

.

Назад

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ