6. Глобализация человеческого общества — От изоляции к глобализации :: vuzlib.su

6. Глобализация человеческого общества — От изоляции к глобализации :: vuzlib.su

167
0

ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ


6. Глобализация человеческого общества — От
изоляции к глобализации

.

6. Глобализация человеческого общества — От изоляции к
глобализации

К числу исторических тенденций, особенно характерных для
современной эпохи, относится тенденция к глобализации. Она может быть
определена как «ряд процессов, которые составляют единый мир» (341; 396).
Общества становятся взаимозависимыми во всех аспектах — политическом,
экономическом, культурном, и масштаб этих взаимозависимостей становится
действительно глобальным. «Ни одна страна не является самодостаточным островом»
(76; ix). Человечество больше не рассматривается как «ста­тистическая
совокупность», философская или идеологическая категория; оно приобретает
социологическую сущность, превра­щается в социальную целостность, охватывающую
всех людей, живущих на земле. Сегодня можно говорить о глобальной струк­туре
политических, экономических и культурных отношений, простирающихся за любые
традиционные границы и связываю­щих отдельные общества в единую систему. О
таком понимании человечества не могло быть и речи даже в сравнительно недав­нем
прошлом. По словам Питера Уорслея, «до сих пор челове­ческое общество вообще
никогда не существовало» (454; 1). Дан­ное онтологическое изменение находит
отражение в эпистемоло-гическом статусе социологии. Сегодня вполне правомерно
«вер­нуться к недавно введенному в нашу дисциплину положению о том, что
первичными единицами анализа являются нация, обще­ство и культура» (363; 369).
Большинство социологов разделяют мнение Норберта Элиаса, согласно которому
социология возможна лишь как социология мирового сообщества (115).

Глубина изменений будет понятней, если сравнить два кон­трастных,
полярных случая: один из исторического прошлого, а другой из исторического
настоящего? В прошлом общество пред­ставляло собой чрезвычайно пеструю,
разнородную мозаику, со­ставленную из изолированных социальных единиц, начиная
от орд, племен, царств, империй и кончая еще относительно недав­но наиболее
широко распространенной формой — национальным государством. Каждое из этих
множественных или единич­ных политических образований имело независимую,
самоподдерживающуюся и самодостаточную экономику, собственную куль­туру,
сохранявшую свою уникальную идентичность, которая не пересекалась и была
несоизмерима с остальными.

Современное общество являет собой совершенно иную кар­тину.
В политической сфере имеют место наднациональные еди­ницы различного масштаба:
политические и военные блоки (на­пример, НАТО), имперские сферы влияния
(например, бывшего социалистического лагеря), коалиции правящих групп
(например, «Большая семерка»), континентальные или региональные объеди­нения
(например, Европейское сообщество), всемирные между­народные организации (в
первую очередь ООН и ее специализи­рованные подразделения). Можно заметить
также контуры все­мирного правительства, когда ряд важных функций выполняется
наднациональными учреждениями (например, Европейский пар­ламент, Международный
трибунал или Интерпол), и признаки растущей политической однородности. Процессы
демократиза­ции в Латинской Америке, южной Европе и посткоммунистичес­ких
странах свидетельствуют о том, что парламентская демокра­тия становится
поистине «универсальной, доминирующей поли­тической формой на земном шаре»
(139).

В экономической сфере усиливается значение наднациональ­ной
координации и интеграции (EFTA, ЕС, ОРЕС), региональных и мировых экономических
соглашений. Наблюдается глобальное разделение труда, увеличивается роль
многонациональных и транс­национальных корпораций, причем некоторые из них
обладают доходом, превышающим доход среднего национального государст­ва.
Штаб-квартиры ряда подобных корпораций находятся в кон­кретных странах
(например, «Ниссан» или «Тойота»), другие утра­тили национальные корни и
действуют по всему миру, используя местные субсидии и т.д. (например,
«Пепси-Кола», «Макдональдс», «Дженерал Моторс»), Это новые могущественные силы
в мировой экономике. С кончиной планово-командной экономики рынок, похоже,
становится «универсальным», единым экономическим механизмом, охватывающим весь
мир. Отметим молниеносность, с которой финансовые рынки реагируют на события в
отдель­ных, даже наиболее географически удаленных странах.

Наконец, в культуре также доминирует тенденция к едино­образию.
Средства массовой информации, в частности ТВ, пре­вращают нашу планету в
«большую деревню» (259). Миллионы людей становятся свидетелями событий,
произошедших в разных местах, приобщаются к одному и тому же культурному опыту (олимпиады,
рок-концерты), что способствует унификации их вкусов, восприятий, предпочтений.
Все это фиксируется миро­выми информационными службами (CNN) и газетами
(«Herald Tribune»). Одни и те же потребительские товары распространяют­ся
повсюду (феномен «кока-колизации»). Миграции, временная работа за границей,
туризм обеспечивают непосредственное зна­комство с образом жизни, обычаями,
нормами поведения в дру­гих странах. Складывается общий язык, причем английский
язык берет на себя роль средства профессионального общения в нау­ке, технике,
бизнесе, в области компьютерной техники, транс­порта, а также роль средства
межличностного общения в путеше­ствиях или туризме. Компьютерная технология
способствует раз­витию, углублению и другого направления унификации: одни и те
же программы, используемые во всем мире, становятся еди­ным образцом
организации и обработки данных и информации. Местные культурные традиции
размываются, и, похоже, массо­вая потребительская культура западного типа
становится «уни­версальной», распространяясь по всем странам и континентам.

Рассмотренные многомерные изменения побудили некоторых
современных историков выдвинуть концепцию «глобальной ис­тории» (351). По их
мнению, примерно с середины XX в. и осо­бенно в последние десятилетия тенденция
к глобализации изме­нила фундаментальное качество исторических процессов. Где
бы что-то ни происходило, оно находит отзвук по всему свету. На­циональный и
даже региональный масштаб недостаточен; наци­ональные или региональные истории
больше не имеют смысла. И ударение должно делаться на тех исторических
процессах, ко­торые пересекают границы традиционных единиц анализа (госу­дарств,
регионов, областей) и охватывают весь мир. Проще гово­ря, в глобальном мире
история протекает иначе: у нее формиру­ются новые движущие силы, новые
механизмы и новые направ­ления, и это нельзя игнорировать.

Данная концепция сформировалась сравнительно недавно, но
задолго до нее уже предпринимались попытки проанализировать различные аспекты и
тенденции глобализации.

.

Назад

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ