Механизмы модернизации :: vuzlib.su

Механизмы модернизации :: vuzlib.su

58
0

ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ


Механизмы модернизации

.

Механизмы модернизации

Что движет слаборазвитые общества к современности? Каков
причинный механизм этого движения? На сей счет существует несколько гипотез.

Некоторые авторы рассуждают с позиций традиционного эво­люционизма
(спенсеровского или дюркгеймовского толка), пред­лагая собственную картину
роста. Структурная и функциональ­ная дифференциация (а конкретнее, разделение
труда) — неиз­бежный «естественный» процесс. Он может быть замедлен или даже
временно приостановлен, но в конце концов продолжится вновь. Если принять
данную точку зрения, то главной задачей становится выявление факторов,
тормозящих дифференциацию слаборазвитых обществ. Собственно, задача политиков и
заклю­чается в устранении подобных препятствий. В основе таких умо­заключений
лежит предположение о том, что общества спо­собны трансформироваться только в
том случае, если этот про­цесс не тормозится. Причем, считается, что толчок к
модерниза­ции исходит «снизу», возникая спонтанно. Политической элите остается
лишь устранить барьеры, которые охраняют традицион­ные, отсталые структуры,
институты и организационные модели.

В других гипотезах используются эволюционные рассуждения в
духе дарвинизма, т. е. идеи вариативности и выживания наиболее приспособленных.
В борьбе обществ (культур, экономик, ор­ганизационных форм, военных систем)
модернизация позволяет лучше адаптироваться, действовать эффективнее,
удовлетворять более разнообразные потребности большего числа людей и на более
высоком уровне. Предпосылкой модернизации является сосуществование различных
обществ. Те, кто отстает в своем раз­витии, вынуждены модернизироваться, в
противном случае они терпят поражение. Процесс адаптации может подталкиваться
«сни­зу» и осуществляться постепенно, но тогда он идет очень медлен­но.
Ускорить его способна образованная политическая элита, которая осознает
необходимость реформирования общества. Она начинает преобразования «сверху»,
подкрепляя их пропагандист­скими кампаниями, объясняя широким массам выгоды,
которые сулит модернизация.

Осознание преимуществ современной модели бытия по срав­нению
с традиционными происходит спонтанно, благодаря «де­монстрационному эффекту»
«продвинутых» обществ с их более высокими стандартами жизни, изобилием и личной
свободой. Жители отсталых стран постигают плюсы модернизации двояким способом:
непосредственно, лично или опосредованно, через пере­дачу опыта миссионерами.
Первый способ распространяется в ре­зультате улучшения связей, расширения
деловых поездок, туризма и т.д. Что касается второго способа — опосредованного
миссио­нерской деятельностью, то здесь огромную роль (особенно в пока­зе
преимуществ) играют средства массовой информации и теле­коммуникаций, начиная
фильмами Голливуда и кончая спутни­ковым ТВ. Тяга широких масс к модернизации
зачастую идет вразрез с интересами облеченной властью политической элиты. В
такой ситуации создаются предпосылки для появления новой элиты, которая
побеждает консерваторов и приступает к реали­зации накопленного реформаторского
потенциала общества.

Весьма специфический механизм модернизации предлагает теория
конвергенции. Ее классическая версия (К. Керр, С. Хан­тингтон, У. Ростоу и
другие) приближается к технологическому детерминизму. Так, провозглашается, что
доминирующая техно­логия обусловливает специфические формы социальной органи­зации,
политической жизни, культурных образцов, норм и пра­вил повседневной жизни и
даже верований и отношений. Пред­полагается, что технология имеет собственную,
имманентную логику развития, которая приводится в действие последователь­ностью
открытий и инновации. Новейшие технологии рано или поздно влекут за собой
появление синдрома современности, что выражается во все большем сходстве и даже
единообразии различных обществ и сглаживании местной специфики. Как отмеча­ет
Джон Голдторп, «по мере того, как индустриализм продвигает­ся вперед и
постепенно становится мировым явлением, диапазон жизнеспособных
институциональных структур и столь же жизне­способных систем ценностей и
верований неизбежно сокращает­ся. Все общества, независимо от того, каким путем
они вошли в индустриальный мир, будут приближаться к чисто индустриаль­ной
форме» (158; 263). А вот мнение Хантингтона: «Модерниза­ция — это процесс,
ведущий к однородности. Если традицион­ные общества невероятно разнообразны и
объединяет их только отсутствие современных черт, то современные общества
облада­ют одинаковым набором основных качеств. Модернизация по­рождает
тенденцию к сходству обществ» (199; 31).

В ходе эмпирических исследований, проведенных в 70-х го­дах,
изучались те сферы, в которых наблюдалась подобная уни­фикация. К ним
относились: профессиональная структура, при­способленная к потребностям
промышленного производства; де­мографическая структура с характерным для нее
низким уровнем рождаемости и ростом продолжительности жизни; переход от
расширенной к нуклеарной семье; новые формы массового обра­зования; предприятия
как общая форма организации рабочей силы; увеличение дохода на душу населения;
потребительские рынки; демократизация политической жизни (446; 356). Однако
срав­нительные исследования выявили наличие существенных расхож­дений в странах
с примерно одинаковым уровнем промышлен­ного развития, особенно с различными
политическими система­ми. Некоторые авторы, объясняя данное противоречие,
утверж­дают, что конвергенция охватывает лишь центр, сердцевину ин­дустриального
общества, оставляя широкие возможности для ди­вергенции. Этот центр включает
систему заводского производст­ва, стратификацию, основанную на комплексном и
всеобъемлю­щем разделении труда и степени мастерства, широкую коммер­циализацию
сферы товаров и услуг и циркуляцию их через ры­нок, образовательную систему,
способствующую заполнению раз­нообразных ниш в стратификационной системе и
системе заня­тости (127; 146).

.

Назад

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ