Социоструктурный уровень: теория классов :: vuzlib.su

Социоструктурный уровень: теория классов :: vuzlib.su

125
0

ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ


Социоструктурный уровень: теория классов

.

Социоструктурный уровень: теория классов

Люди живут и действуют не в вакууме, а в контексте широких
социальных целостностей. Крупные социальные целостности воз­никают с появлением
сетей социальных отношений (социальных структур), связывающих отдельных
индивидов. Можно утверж­дать, что Маркс рассматривал социальные целостности не
в ове­ществленной форме, а, скорее, в современной манере их описа­ния как
отношений. В «Набросках к критике политической эконо­мии» читаем: «Общество не
состоит из индивидов, а выражает сумму тех связей и отношений, в которых эти
индивиды находят­ся друг к другу» (273; 176).

Современные комментаторы считают это наиболее характер­ной
чертой Марксовой онтологии. Например, Бертелл Оллмэн пишет: «В своем
исследовании капитализма Маркс рассматрива­ет каждый фактор как «определенное
социальное отношение».

Это действительно камень преткновения в понимании марксиз­ма,
предметом которого является не просто «общество в целом», а «общество в его
отношениях» (320; 14—15). Аналогичное заме­чание принадлежит Свингервуду:
«Ударение делается на изуче­нии общества как определенной структуры, внутри
которой осу­ществляются человеческие намерения и совершаются человечес­кие
действия» (378; 287-323).

Структурализм Маркса проявляется и на макро-, и на микро­уровнях
социальной реальности, т. е. в подходах как ко множест­вам — к социальным
совокупностям, так и к индивидуальностям (382; 287-323).

Индивиды объединяются в коллективы, группы, ассоциации и
т.д., когда между ними существует какое-то сходство (и, соот­ветственно,
какое-то отличие, выделяющее их среди остальных людей). Возможны различные
основания для формирования со­циальных связей. Для Маркса самым важным
основанием слу­жила собственность, что равнозначно обладанию товарами, правда,
не всеми. Есть категория товара, которая наиболее привлекательна и к которой
люди стремятся из-за ее уникальной особенности: расходуясь в процессе
потребления, этот товар не только не ис­чезает, но, наоборот, способен
возрастать, расширяться, умно­жаться. Это и есть «средства производства»:
земля, сырье, зда­ния, инструменты, машины, капитал. Обладание ими гарантиру­ет
удовлетворение других потребностей владельцев и позволяет последовательно
повышать уровень их удовлетворения. Владение собственностью или ее отсутствие
становятся, таким образом, наиболее важным аспектом жизни человека, определяют
поло­жение, занимаемое им в обществе, его объективные интересы, которые
осознаются как достижение определенного обществен­ного положения,
гарантирующего максимальное удовлетворение потребностей. Факт владения
собственностью и вытекающая от­сюда заинтересованность в сохранении или
улучшении своих со­циальных условий объединяют собственников; отсутствие собст­венности
обусловливает иные интересы, ориентированные на радикальное изменение своих
социальных условий, формирует связи между теми, кто не владеет ничем. Так
возникают социаль­ные классы — наиболее важные для Маркса типы социальных
групп. Гидденс суммирует почти общепринятое сегодня опреде­ление класса у
Маркса: «Классы образуются на основе отноше­ния групп индивидов к обладанию
частной собственностью на средства производства» (146; 37).

Возникает особое социальное отношение, которое логически
разделяет общество на два противоположных, полярных класса тех, кто имеет
средства производства, и тех, кто их не имеет и потому вынужден продавать свой
труд (единственную рыночную ценность, которой они обладают), чтобы выжить.
Возникает по­лярная модель общества с собственниками, богатством и изоби­лием
на одном полюсе и наемным трудом, нищетой и лишения­ми на другом: мир делится
на «имущих» и «неимущих», богатых и бедных, эксплуататоров и эксплуатируемых.
«Свободный и раб, патриций и плебей, помещик и крепостной, мастер и подмасте­рье,
короче, угнетающий и угнетаемый находились в вечном ан­тагонизме друг к
другу…» (278; 35—36).

Эта модель общества полна внутреннего динамизма. Маркс
вычленяет по крайней мере два вида постоянных трансформа­ций, происходящих в
модели. Одна связана со всей поляризован­ной структурой, другая — с ее
компонентами, т. е. с оппозицион­ными классами. Первая имеет историческую
тенденцию стирать все группировки или во всяком случае уничтожать их стратеги­ческое
значение за исключением тех, которые основаны на раз­личном отношении к
собственности. Такая растущая поляриза­ция достигает своего апогея в
капиталистическом обществе: «… эпоха буржуазии, — писал Маркс, — отличается,
однако, тем, что она упростила классовые противоречия: общество все более и
более раскалывается на два большие враждебные лагеря, на два боль­шие, стоящие
друг против друга, класса — буржуазию и пролета­риат» (278; 36).

Помимо тенденции к поляризации существует еще одна —
тенденция к росту внутренней кристаллизации классов. Маркс обозначил ее смысл
как различие между «классом в себе» и «клас­сом для себя». Общность положения,
а именно положения собст­венника, еще не достаточна для реальных действий в
качестве окончательно сформировавшегося класса. Только тогда, когда люди
начинают осознавать эту общность (и, соответственно, свое отли­чие от других
классов), возникают их объединение и взаимодей­ствие, образуются некоторые
более постоянные формы внутрен­ней организации (например, лидерство,
политическое предста­вительство). В результате это приводит к окончательному
оформ­лению «класса для себя», способного выражать и защищать свои интересы.

Конечный источник, стимул для постоянных процессов по­ляризации
и кристаллизации заключается в противоречиях, внут­ренне присущих классовой
структуре. Модель общества является отражением саморазвивающейся,
самотрансформирующейся со­циальной реальности. Маркс описывал типичные
взаимоотноше­ния между классами как взаимную оппозицию. Можно выделить по
меньшей мере три типа такой оппозиции. Во-первых, сущест­вует объективное
противоречие интересов между теми, кто име­ет, и теми, кто не имеет: чем шире и
полнее реализуются интере­сы собственников, удовлетворяются их потребности, тем
труднее несобственникам реализовывать свои интересы и удовлетворять свои
потребности. Это можно назвать «классовым противоречи­ем». Во-вторых,
объективное противоречие воспринимается чле­нами соответствующих классов
субъективно, что сопровождается чувством враждебности, неудовольствия,
ненависти с обеих сто­рон. Данный тип отношений можно назвать «классовым антаго­низмом».
Наконец, противоречие, антагонизм проявляется в эко­номической, политической,
культурной сферах; он способен пре­образовываться в более или менее
организованное коллективное действие представителей класса, направленное против
противо­положного класса. Классы «вели непрерывную, то скрытую, то явную
борьбу, всегда кончавшуюся революционным переустрой­ством всего общественного
здания или общей гибелью борющих­ся классов» (278; 36). В данном случае
наиболее приемлем тер­мин «классовая борьба». Именно через классовые
противоречия, антагонизмы и борьбу, а также постоянные поиски их разреше­ния общество
реализует присущую ему тенденцию к самопреоб­разованию.

.

Назад

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ