Идея революции: краткий экскурс в историю :: vuzlib.su

Идея революции: краткий экскурс в историю :: vuzlib.su

67
0

ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ


Идея революции: краткий экскурс в историю

.

Идея революции: краткий экскурс в историю

Революция как социальный феномен, явление общественной жизни
— сложный, наполненный оценочными и эмоциональ­ными суждениями образ, который
можно назвать «мифом рево­люции». Кроме того, революция служит предметом
изучения социологии, объектом научных размышлений. В данном случае речь идет о
сложной теоретической конструкции, которая обыч­но называется «теорией
революции». Оба уровня рассмотрения, социальный и социологический, являются
компонентами соци­ального сознания. Они могут входить в двустороннюю, диалек­тическую
связь с социальной жизнью, отражая реальные усло­вия, человеческие действия,
формы социальной организации и институты; и они же бросают свое отражение на социальную
жизнь. Миф о революции и теория революции являются, таким образом, и мысленным
воспроизведением их времени, и как та­ковые выступают значительными причинными
факторами.

Они взаимозависимы, и вторичное диалектическое взаимо­отношение
оперирует не столько между двумя названными уров­нями, сколько внутри уровня
общественного сознания в рамках социетального и социологического дискурса. Как
мы все очень хорошо знаем, социологическая теория — это лишь слегка ус­ложненный
здравый смысл. Теория революции опирается на миф о революции; с некоторой
неизбежной временной задержкой она систематизирует то, что обычные люди думают
о революции. Но она также обретает известную автономию, поскольку теория, вдох­новленная
здравым смыслом, может начать жить своей собст­венной жизнью и следовать
собственной логике. К тому же все теории связаны друг с другом, каждая попадает
под воздействие более широких «теоретических движений» и отражает предпо­сылки
доминирующего теоретического подхода или ориентации. Выходя за рамки здравого
смысла, теория революции может за­тем отразиться обратной связью на мифе о
революции, стать важным фактором в переформировании распространенного образа
революции и, следовательно, опосредованно влиять на воз­можности и формы
революционного действия.

Концепция революции в ее современном смысле относитель­но
молода. Сам термин появился уже в XIV в., но в то время он означал всего лишь
вращательное движение, хождение по кругу. Николай Коперник озаглавил свою
знаменитую работу «О вра­щении небесных тел»: «On the Revolutions of Celestial
Bodies» (1543). В XVII в. термин был заимствован политической философией и стал
обозначать циклическую смену правителей или всей поли­тической элиты в
возникающих государствах.

Лишь в XVIII в., с Великой французской революции (1789) как
прототипа, складывается современная концепция революции. Она начинает
использоваться в описании эпохальных прорывов, фундаментального «преобразования
общества обществом». XIX век с его бесконечным динамизмом — индустриализацией,
урбаниза­цией, развитием капитализма — был также «золотым веком» для идеи
революции, которая проникла в повседневное мышление, равно как в политические и
социальные теории. Считалось, что общество претерпевает необходимые
прогрессивные изменения, что разум или история ведут его к лучшему, идеальному
будуще­му порядку. Революции рассматривались как неизбежные, решаю­щие процессы
на этом пути, побуждающие и ускоряющие раци­ональные процессы. С работами Карла
Маркса концепция рево­люции вошла в сферу идеологии как мощный инструмент крити­ки
капитализма и как основание для альтернативного коммунис­тического проекта.

Миф о революции начинает рушиться в XX в. — веке упадка
современности. Вместо прогресса лейтмотивом эпохи становится тема кризиса. Миф
о революции подрывается трагическим обра­зом реальных революций. Два вопроса не
могут не возникнуть в общественном сознании. Во-первых, почему эти революции ни­когда
не заканчиваются тем, о чем мечтали революционеры? По иронии истории они часто
завершаются прямо противополож­ным, выливаясь в еще большую несправедливость,
неравенство, эксплуатацию, подавление и угнетение. Во-вторых, почему разум так
часто заменяется силой, давлением, бессмысленным уничто­жением? Почему на смену
революционерам прометеевского типа всегда приходят агрессивные, иррациональные,
террористически настроенные толпы? Революции уже не воспринимаются как во­площение
высшей логики истории, их не считают более прогрес­сивными. Распространенные
метафоры — вулканическое извер­жение, степной пожар, землетрясение — показывают,
что рево­люции рассматриваются скорее как несчастья, а не как спасение или
искупление человечества. В большинстве своем люди уже не мечтают о революциях,
а боятся их. В такой идеологической си­туации историки и социологи начинают
задаваться вопросом: так ли уж светел и героичен образ прошедших революций? И
появля­ется волна «ревизионистских» рассуждений.

.

Назад

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ