Вирджиния работала с семьей. :: vuzlib.su

Вирджиния работала с семьей. :: vuzlib.su

6
0

ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ


Вирджиния работала с семьей.

.

Вирджиния работала
с семьей.

Отец был банкир,
человек профессионально жестокий. Жестокость у него была выдающаяся. Это был
неплохой, весьма благонамеренный человек. Он очень заботился о семье и был
достаточно внимателен к своим близким, чтобы обратиться к терапевту. Но в.
основном это был жесткий тип. Жена его была, по терминологии Вирджинии, крайней
угодницей. Если кто-нибудь из вас не знает, что такое угодник, я объясню вам:
это человек, который со всем готов согласиться и за все приносит извинения.
Когда вы говорите ему: «Какая сегодня чудесная погода! «, он отвечает:
«Да, простите, пожалуйста! «.

Дочь представляла
собой любопытную комбинацию родителей. Она считала отца отвратительным
человеком, а мать — — очаровательной личностью и всегда была на стороне
матери. Но действовала она всегда, как отец.

В течение сеанса
отец все время жаловался на мать, плохо воспитавшую дочь, поскольку она была
упрямой. И вот, когда он в очередной раз повторил эту жалобу, Вирджиния его
прервала. Она повернулась к отцу и сказала ему: «Вы ведь человек, немало
преуспевший в жизни, не правда ли?» «Да.»

«И что же, вы
все это получили просто так? Разве у вашего отца был уже банк, и он просто
сказал вам: Ну вот, теперь ты президент банка?» «Нет, нет, я пробился
своими силами.»

«Это значит,
что вы довольно упрямы?» «Да.»

«Значит, вы
имеете в себе нечто, позволившее вам достигнуть нынешнего положения и стать
хорошим банкиром? И вам иногда приходится отказывать людям в чем-то, что они
хотели бы от вас получить, потому что вы знаете, что это могло бы привести к
дурным последствиям.» «Да.»

«Итак, в вас
есть достаточно упрямое, и оно вас действительно защищает от серьезных
опасностей.»

«Да, конечно.
Такие вещи, знаете ли, надо твердо держать в руках.»

«Так вот,
если вы присмотритесь к вашей дочери, вы заметите, что это вы научили ее
упрямству, научили ее, как постоять за себя, и этому нет цены. Вы подарили ей
нечто, чего нигде не купишь, что может спасти ей жизнь. Представьте себе, как
много может означать это упрямство, если ваша дочь отправится однажды на
свидание с мужчиной, имеющим дурные намерения —

Может быть, вы уже
уловили, в чем состоит использованный прием. Любое возможное ощущение и любое
поведение оказывается уместным, если поместить его в надлежащий контекст, в
подходящую рамку.

Рефрейминг
содержания делится на два вида. Я привел примеры, иллюстрирующие каждый из них.
Можете ли вы описать разницу между ними? Заметили ли вы существенную разницу
между этими примерами?

Мужчина:

В одном случае был
изменен контекст, а… в другом — смысл.

Совершенно верно.
В последнем примере Вирджиния изменила контекст. Упрямство считалось плохим в
контексте семьи. Но оно стало хорошим в контексте банковского дела и контексте,
когда мужчина пытается злоупотребить доверием дочери на свидании.

Билл:

Значит, в
действительности, вы меняете контекст, в котором отец оценивает поведение своей
дочери.

Правильно. Ее
упрямое поведение по отношению к нему не будет больше рассматриваться как
борьба с ним. Оно будет считаться личным достижением отца: это он научил ее
защищаться от людей с дурными намерениями.

Билл:

Таким образом, вы
переключаете контексты в воображении и образуете «там» другую
реакцию, а затем переносите эту реакцию обратно в данный контекст. Вы
заставляете человека реагировать на то, чего нет.

Ну что ж, он ведь
и так уже реагирует на «то, чего нет». Мы заставляем его реагировать
на нечто другое, чего тоже нет. Поражающее вас поведение ваших клиентов,
указывает на то, что контексты у них чаще всего внутренние, которые для вас еще
не доступны. Когда муж говорит жене: «Я тебя» люблю», а она отвечает
ему: «Ты — — сукин сын», это, безусловно, свидетельствует о
том, что она исходит из вполне определенного внутреннего контекста.
Исследование может обнаружить, например, что некий мужчина сказал, ей в свое
время эти слова, вышел и уже не вернулся. Чтобы вы могли установить раппорт с
вашим клиентом, очень важно уяснить себе следующее. Если вы видите, чувствуете
и слышите нечто странное и нелепое, это попросту означает, что вы не умеете
понять контекста, порождающего такое поведение.

Вы можете не навязывать
новый контекст, а побудить клиента найти его своими силами.

Предположим,
клиент говорит вам: «Я хочу перестать иксовать.» Вы спрашиваете его:
«Есть ли в вашей жизни случаи, где поведение Икс может быть полезно и
уместно?» Он если отвечает вам: «Да, в некоторых случаях это может
быть, но в других — — икс — это просто бедствие», то вы знаете, к
чему относится это поведение. Тогда вы попросту контекстуализуете это
поведение, а в тех контекстах, где икс является бедствием, заменяете его новым
шаблоном поведения.

Если же клиент
говорит вам: «Нет, это никогда не уместно, « вы помогаете ему найти
подходящие контексты, показывая конкретные обстоятельства в некоторой системе
представления. «Представьте себе, что вы ведете себя таким образом,
посмотрите на себя, прислушайтесь к этому… Где же это произошло?»

«Это
случилось в церкви. Я встал и заорал: «Черт побери! «, и тогда они
подошли и выбросили меня.»

«Хорошо. Так
вот, вы знаете, что если вы в церкви встаете среди группы людей и орете
«Черт побери! «, то у вас будут неприятности, и вам не хотелось бы,
чтобы это повторилось. Вы видите себя в церкви и слышите, как вы кричите.
Теперь я хотел бы, чтобы вы заменили этот фон. Скамьи, алтарь и внутренности
церкви — заменили бы на что-нибудь другое. Оставьте то же поведение, но
заменяйте его фон до тех пор, пока не найдете такой фон, к которому оно
подойдет, так, что если вы встанете и скажете «Черт побери! «, то вы
всем своим существом ощутите, что это и есть правильная реакция, и вы увидите
на лицах окружающих, что другие тоже считают ее правильной. И, как только вы
найдете такой контекст, войдите в него и спросите ту часть себя, которая
заставляет вас вставать и кричать «Черт побери! «, не захочет ли она
стать вашей опорой именно в этом контексте.»

Конечно, вы применяете
в этом случае зрительное ведение. Вы должны приспосабливать поиск нового
Контекста к внутренним процессам, происходящим в этом человеке с помощью
надлежащей системы представления. Для некоторых людей более подходящим будет
слуховой или кинестетический поиск.

Вот другой подход
к этому, более формальный и более общий. Вы говорите клиенту: «Выделите
поведение, которое вы хотите изменить. Мне нужно ваше полное содействие, чтобы
вы отметили в себе нежелательное для вас поведение. Вам ничего не надо говорить
вслух: просто отметьте в себе это поведение…»

«А теперь, не
входя в прямые отношения с той частью вас, которая порождает это поведение,
просто погрузитесь в себя и спросите себя: есть ли в вас хоть какая-нибудь
часть, которая могла бы представить себе какую-нибудь ситуацию, где вы захотели
бы точно такого поведения…

Теперь погрузитесь
в себя и спросите ту вашу часть, которая вызывает у вас это поведение, не
захочет ли она стать самой важной для вас частью в этой ситуации, порождая то
же поведение утонченно и согласованно только в этом контексте.

Все это вариации
на тему контекстного рефрейминга. Все применяемые нами модели рефрейминга
основаны на некотором виде рефрейминга содержания. В примере упрямой дочери мы
оставили без изменения смысл поведения, но вложили его в новый контекст.

Что же мы изменили
в первом примере, с женщиной и следами на ковре?..

Мы сохранили тот
же контекст, но изменили смысл поведения в этом же контексте. Изменилось только
одно: значение этого поведения.

.

Назад

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ